Без нас обошлись

Оценить
Без нас обошлись
Эсэмэска «Съезд выбрал Путина президентом» застала меня в Домодедово. Но никаких мыслей вроде «Зачем вернулся?» не было. В сущности, что особенного произошло? Чего такого неожиданного случилось? То, что шансы Дмитрия Медведева на второй президентский

Эсэмэска «Съезд выбрал Путина президентом» застала меня в Домодедово. Но никаких мыслей вроде «Зачем вернулся?» не было. В сущности, что особенного произошло? Чего такого неожиданного случилось? То, что шансы Дмитрия Медведева на второй президентский срок стремятся к нулю, стало ясно где-то в середине лета. Смелости самому объявить о своих намерениях у Медведева не оказалось, как бы ни заклинали его советники – Юргенс и другие.

Возможно, останься Медведев на второй, теперь уже шестилетний срок, в стране могли стать реальными перемены. Те самые перемены, о которых так много говорилось: отказ от роли всемирной бензоколонки, реальная борьба с коррупцией, реальная же модернизация, пусть и постепенные, но по-настоящему демократические реформы. Отказ от фактической однопартийности, возвращение выборам их настоящего предназначения и так далее. Ничего этого за свой срок Медведев не сделал и теперь уже и не сделает.

Главная политическая интрига одиннадцатого года рассосалась без следа. Интересно, чем теперь займутся люди, которые на протяжении девяти месяцев гадали, кто займёт самый главный пост в стране? Впрочем, ещё остались политологи, которые утверждают, что пока ничего не решено. И если президентство Путина не вызывает у них вопросов, то возможное премьерство Медведева они ставят под сомнение и утверждают, что ещё возможны варианты. Наверное, такие заявления делаются от отчаяния. Вполне вероятно, что в нашей стране политолог есть умирающая, уходящая профессия. Точно так же, как оказались без работы многочисленные политтехнологи. Затем, очень даже может быть, умрёт и такая профессия, как политик. Останутся только те, к кому с лёгкостью приклеивают определение «маргинальный».

И действительно, зачем политики, политологи и прочая в стране, где важнейший вопрос «кто будет руководить государством» решается в разговоре двух человек? «Мы тут посоветовались меж собой и решили». (Хотя более реален вариант, когда один говорил, а второй с почтением внимал.) И ещё один вопрос возникает: а народ-то им нужен? Похоже, что нет, не нужен. Уже сколько раз обходились без нас, обошлись и в этот.

Как ни странно, подобные чувства – собственной никчёмности, ненужности – должны испытывать и те, кто пребывает сейчас в эйфории. Я о единороссах. Где их «народная программа», с которой так нянчились саратовские медведи? Я уж не говорю о таком несуразном проекте, как народный бюджет. Все народные программы заменили на выступления членов тандема. Вот вам программа. И о бюджете – действительном, а не «народном». Разве в народном бюджете были бы предусмотрены около 20 триллионов на перевооружение армии? Предполагается большую часть этих денег получить за счёт роста налогов. А почти уже бывший министр финансов Алексей Кудрин заявил, что вообще не видит источников для такого роста военного бюджета. И вообще, кто собирается на нас нападать? Открыли бы секрет. Нет, не говорят.

Прозвучала с трибуны съезда туманная фраза, что не дадим никому разрушить то, что мы создали. Теперь бы ещё уточнить, что создано за последние годы. Газопроводы на Запад и Восток – это да, это построили. А ещё что? И ещё подумалось, что съезд ЕР – единственное место, где с пониманием относятся к заклинаниям о внешней угрозе. Политики, более знакомые с современными реалиями, предпочитают говорить о союзе с единой Европой.

Наверняка не порадовало единороссов и появление во главе их списка Дмитрия Медведева. Что ни говори, но популярность пока ещё премьера куда выше, чем его младшего партнёра по тандему. И вряд ли рейтинг Медведева пойдёт вверх после его заявления об уходе с поста президента. Политологи объясняют эту рокировку тем, что несмотря на все усилия, все фронты и так далее рейтинг ЕР низок и на парламентских выборах победа будет скромной. И по этой причине Путин предпочёл не связывать себя с политическими неудачниками. Очень долго единороссы объявляли себя партией Путина, фактическая их программа была «Как скажет Владимир Владимирович». И вдруг поворот, даже можно сказать, бросок через бедро. Надо было учиться дзюдо, господа.

Ну а в остальном, похоже, ничего не изменится. Говорят, что Путин жёстче, консервативнее Медведева, что именно он архитектор политики стабилизации, которую уже многие называют новым застоем. Но разве почти прошедшие четыре медведевских года были расцветом либерализации или периодом интенсивной модернизации? Об этом просто больше говорили. Теперь станут говорить меньше. Слова, слова, слова… Жизнь доказывает, что Путин никуда не уходил. Сейчас это стало особенно ясно.