«Документальное кино сейчас разбавлено и унижено»

Оценить
«Документальное кино сейчас разбавлено и унижено»
Обладатель Гран-при Андрис Гауя
В дни конкурсных показов зрители не баловали вниманием фестиваль «Саратовские страдания»

Саратов своё отстрадал. На прошлой неделе закончился восьмой фестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания», проходивший в нашем городе с 10-го по 16 сентября. Запомнился он приездом знаменитостей, разноформатной программой событий и чудесной осенней погодой. Но стал ли он за восемь лет популярен в народе или превратился в культурный междусобойчик для избранных?

Смотрели и завидовали

В оправдание международного статуса, Гран-при фестиваля «Саратовские страдания» достался Латвии. Из 150 фильмов от 14 стран мира, приславших свои работы в Саратов, жюри назвало лучшей картину «Семейный инстинкт» латвийского режиссёра Андриса Гауя.

Председатель жюри режиссёр Тофик Шахвердиев сказал, что первые десять минут просмотра ему хотелось выброситься в окно от увиденного. Но если перетерпеть, то появляется щемящая человеческая нота. И герои «Семейного инстинкта» станут до странного близки любому зрителю. Каждый узнает в них себя: одиночество, неприкаянность – они есть в каждом из нас. «Это мощная работа, которой все мы, члены жюри, завидовали!» – сказал Тофик Рзакулиевич со сцены, вручая диплом победителю.

Режиссёр Андрис Гауя – обаятельный, с весёлыми глазами юноша – снимал «Семейный инстинкт» два года. Сюжет – такая мешанина, что и от краткого пересказа волосы шевелятся на голове. Занда и Валдис – сестра и брат, но живут как муж с женой, имея общих детей. Впрочем, факт инцеста в дальнейшем уже не всплывает, это просто данность. Семейка обитает в деревенском доме в латвийском захолустье, где все поголовно пьют, дерутся, ругаются, плачут, страдают, любят, мучают друг друга. Режиссёр прослеживает их жизнь, отношения на протяжении одного года, во время которого Валдис находится в тюрьме, а Занда должна как-то выжить и решить, как ей быть дальше. Через фильм проходит с десяток героев.

На самый часто задаваемый вопрос «Как съёмочной группе, хоть и небольшой – режиссёру и оператору, – удалось так глубоко внедриться в семью, получить такой доступ и кредит доверия?» Андрис отвечал, что это было очень просто. Эти люди чувствовали себя изгоями в обществе, а у киношников был такой искренний интерес к ним… Кстати, герои фильма были на премьере и «не сказали ничего плохого». Андрис считает чудом, что после появления фильма Занда приняла «большое решение» и ушла от своего мучителя, мужа-брата. И в этом режиссёр видит особенную ценность своей работы. Он говорит, что и сам изменился после съёмок, увидев в страданиях людей их сочувствие, их любовь.

То ли фильм, то ли эпос

Не знаю, сколько саратовцев увидело «Семейный инстинкт» в день конкурсных показов, но, думаю, единицы. В день, который я себе выделила для просмотров, в зале Дома кино из 120 мест занято было не более 25. Включая членов жюри и местных журналистов. Мной были замечены две старушки интеллигентного вида, которые купили абонемент и ходили на все фильмы, а также стайка студентов на заднем ряду.

Мероприятия под знаком известных имён оказались куда более популярны у саратовцев. Изюминкой церемонии открытия стал приезд президента фестиваля и любимого артиста Олега Табакова, закрытия – артистов Ирины Муравьёвой и Александра Михайлова. На эти мероприятия, как и на вечер журналиста, писателя и поэта Дмитрия Быкова, народ валил охотно. Не отпугивал и платный вход: например, билеты «на Быкова» стоили от 250 до 1500 рублей.

А вот гости из более узкого круга киномира, документалисты, обижались, видя полупустые залы. Режиссёр Тофик Шахвердиев рассказывал, что в Таганроге показ его фильмов («Марш победы» и др.) вызвал овации, зрители стоя аплодировали. А Саратов отреагировал жиденькими хлопками, грустил мэтр. Может быть, потому что дело было в будний день, рабочее время? Но тогда и время для показа фильмов-победителей фестиваля выбрано крайне неудачно – пятница с 12:00 до 16:00. А может, организаторам стоило больше внимания уделить пиару «Саратовских страданий»? В городе не было ни афиш, ни растяжек, ни билбордов, ни зазывной рекламы на местных радио и ТВ.

Церемонию открытия «Страданий» в этот раз решили провести масштабно. Не ютиться в зальчике Дома кино, а развернуться в театре драмы. Зрителям предлагали купить билеты – от 300 рублей и дороже. Правда, переводя на экономический язык и отводя культурную (бесценную) составляющую, в стоимость билета входила парочка номеров русских песен-плясок, поимённое представление жюри на сцене и показ фильма «Шумный день» (1960 год), где сыграл одну из первых своих киноролей Олег Табаков.

К слову сказать, если б не Олег Павлович, шоу открытия фестиваля выглядело бы и вовсе бледно. Табаков талантлив во всех ипостасях, поэтому его пусть и недолгое выступление, нежные воспоминания о драматурге Викторе Розове (Розов стал героем конкурсного фильма «Сегодня за коном туман»), зал буквально впитывал не дыша. «Я подумал – надо бы мне что-нибудь исполнить, чтобы все поняли, что я из Саратова, – заявил артист-земляк. – Я один куплетик спою, а вы потерпите». И как ещё спел!

На встрече с Дмитрием Быковым зал драмтеатра (без балкона) тоже был полон: молодые лица и продвинутые пенсионеры. Они целенаправленно пришли «на Быкова», автора проекта «Гражданин поэт», – бойко задавали гостю вопросы, заказывали стихотворения (Быков принципиально читал только лирику), живо реагировали на реплики Дмитрия. Про «Саратовские страдания» ни сам приглашённый гость, ни зрители не вспоминали. Разве что перед началом вечера на экране дали рекламный ролик (его исправно крутили на всех мероприятиях «Страданий», где был экран) с упоминанием многочисленных спонсоров фестиваля. После такой подсказки любопытно было подслушать диалог сидящих сзади пожилых зрителей.

– В Доме кино сейчас идёт народный эпос «Саратовские страдания».

– Да, кажется, был такой фильм…

– Да это не фильм! Это такие… концерты. И выступление Быкова – один из них.

О чём кино?

Справедливости ради надо заметить, что любителям искусства кино было чем поживиться. Душевным получился мастер-класс писателя и сценариста Дениса Осокина, прославившегося после фильма «Овсянки» (режиссёр Алексей Федорченко). Фильму, снятому по повести Осокина, рукоплескали на прошлогоднем Венецианском фестивале и сравнивали с кино Тарковского. Денис удивил аудиторию, сказав, что не читает авторской литературы, зато обожает сборники народных песен и географические карты, а свои книги называет литературным исследованием.

По словам писателя, фильм хотя и сохранил общий посыл повести, но продюсеры внесли изменения (например, ввели в сюжет любовный треугольник), которые заставили автора «сильно содрогнуться». «Когда в конце дважды прозвучало «любовь не имеет конца», мне захотелось об голову ударить что-нибудь! Зачем этот лишний пафос?» Денис не очень любит кино, презентации и фестивали, гораздо охотнее ходил бы в научные экспедиции. Неординарный писатель совершенно очаровал студентов и преподавателей СГУ, которые составили основную небольшую аудиторию мастер-класса.

На внеконкурсный фильм «Я тебя люблю» Александра Расторгуева саратовцы откликнулись активно. Несмотря на поздний час, девять вечера, зал в Доме кино был почти полон, хотя билеты стоили 120 рублей. Многие купились на обещание показать фильм-эксперимент: режиссёры вручили камеры самым обычным людям, поставив одно задание: «Снимите про себя. Искренне». Из этих кусочков и был смонтирован фильм. Вот только зрителей заранее не предупредили, что все диалоги – нецензурная речь, убогое косноязычие, которым больна современная молодёжь. Потерпев минут 20, пожилые зрители уходили из зала. И так и не услышали объяснений режиссёра Расторгуева, что его кино, оказывается, о диктате женского начала в России, о том, как российские мужчины ещё в юности ломаются под женским каблуком и становятся безвольными и безучастными ко всему.

Трудный выбор

Что же касается конкурсных фильмов, то жюри пришлось выбрать лучшего из 19 финалистов. Восемь часов кино в темноте зрительного зала саратовского Дома кино, прерываясь только на кофе. «Я испытывал мучительное удовольствие!» – полушутя-полусерьёзно говорил потом председатель жюри Тофик Шахвердиев. Он заметил, что среди увиденного им было много сумрачного, даже мрачного; популярными оказались темы о пьяницах, наркоманах, бездельниках. Вывод: в общем потоке хороших фильмов мало.

«Сейчас неигровое, документальное кино разбавлено, унижено тем обстоятельством, что видеотехника стала доступна всем. Не надо ВГИКа, других учебных заведений. Автофокус, автоэскпозиция – и вперёд! Так что общий уровень, общий критерий несколько снижен, сведён до формата телерепортажа. Быстренько приехали, микрофон в зубы, умные вопросы, умные ответы… Скучища необыкновенная! Найти что-то достойное тяжело».

И всё же два фильма показались режиссёру действительно заслуживающими приза. «Мне интересно, как автор препарировал, распорядился материалом, который ему судьба подкинула. Вот смотрю фильм и чувствую, что я как режиссёр не смог бы найти такое решение. Вот это для меня и существенно». Следуя этому принципу, Шахвердиев присудил специальный приз председателя жюри «За творческий поиск» фильму «Я забуду этот день» режиссёра из Санкт-Петербурга Алины Рудницкой.

Алине Рудницкой пришла на ум простая и гениальная идея – поставить камеру в больничном коридоре напротив стула, где, сменяя друг друга, дожидаются своей очереди в операционную десятки разных женщин. Все они пришли делать аборт. Что думает и чувствует женщина за пять минут до аборта? В фильме нет авторского текста, нет слов, нет диалогов. 25 минут, пока продолжается фильм, в полном молчании только лица, глаза женщин в возрасте и почти девочек. Они одинаковым жестом снимают халатик перед входом в операционную. Кадры выкатывающейся из дверей каталки «после», иногда звуки хлопающей двери операционной… Оторваться от этой безжалостной правды невозможно.

По поводу лучшего фильма фестиваля жюри не было единодушно. Накануне церемонии закрытия спорили до трёх ночи и, как сами шутят, разошлись с синяками под глазами. Вторую по значению награду фестиваля – приз губернатора Саратовской области – получил фильм известного российского режиссёра Евгения Цымбала «Тетрадь из сожжённого гетто». Это история маленькой девочки, жившей в гетто Каунаса во время фашисткой оккупации. Третья премия – «Саратовская гармошка» – администрацией Саратова была присуждена фильму «Усыновлённые» кинорежиссёров Гудруна Видлока и Рубена Реха (Германия, Гана).

Лучшим оператором судьи назвали Александра Гребнева за уже упомянутый фильм «Семейный инстинкт» (Латвия), лучшим дебютом стала работа Дмитрия Кубасова «Таня 5-я» (Москва). Специальный приз зрителей получил фильм Александра Белобокова «Сегодня за окном туман» (Москва), дирекция фестиваля отметила дипломом фильм «Прогулки без...» Татьяны Соболевой (Москва). Ещё несколько работ из Москвы, Екатеринбурга, Казахстана, Азербайджана были отмечены специальными наградами спонсоров и учредителей фестиваля. Жаль только, что ни в одной номинации не значился Саратов.