Когда силы тьмы властвуют безраздельно

Оценить
Когда силы тьмы властвуют безраздельно
Ночью особенно хорошо видны проблемы жилищно-коммунального и городского хозяйства в целом

Да, проблемы ЖКХ сегодня – самые актуальные. Эта жуткая коммуналка достаёт нас не только днём, но и ночью. Вроде бы нормальные люди ночью спят, а не шатаются по тёмным улицам с риском попадания в открытый колодец.
Но, во-первых, колодцы уже давно закрыты, а во-вторых, в этой жизни всякое бывает. Поход в театр, например. Или в ресторан или иные гости. И как вернуться домой поздним вечером, если трамваи уже не ходят, а автобусы – тем более? А ещё, как известно, люди делятся на жаворонков и сов. И эти самые совы могут возжелать в ночи принять банальный душ. И кто им может запретить эту приятную процедуру? Оказывается, в нашей коммуналке всё возможно.

Разворот подготовили Дина Болгова, Ольга Копшева, Елена Микиртичева, Андрей Сергеев, Сергей Сергиевский, Вера Салманова (фото)

***

Горячая вода приходит только при свете дня

А платить за неё приходится в любое время суток

У вас в доме есть горячая вода? Нет, не из водогрейного бачка, а как положено, из котельной или ТЭЦ (это у кого как)? Есть? Здорово. А она у вас круглосуточно? А что, бывает по-другому? Оказывается, бывает. У нас на Соколовой горе, например, именно так.

Часов в 11 вечера вода в горячем кране начинает остывать. И уже в полночь превращается… нет, не в тыкву вовсе, а в обычную холодную воду. Не ледяную, конечно, но это потому, что ещё не сезон. И нагреваться в красном кране воде начинает не раньше 7 часов. В выходные это время откладывается ещё на час-полтора. А вот тем, кто встаёт совсем спозаранок, с водными процедурами не везёт. Нет, конечно, можно закаляться и принимать очень прохладный душ. А можно вставать минут на сорок раньше, включать воду на полную мощность вентиля и ждать, пока до квартиры доберётся тёпленькая водичка. И хорошо, если счётчик горячей воды ещё не установлен. А если уже подсуетились? Либо возрастают расходы (горячая вода стоит изрядно), либо откладывать гигиенические процедуры на вечер. Но это только в том случае, если возвращаетесь вы не поздно. Потому что если поздно, то смотри выше.

Нет, ситуация понятная. Котельная, которая расположена на Соколовой горе, старенькая, котлы изношены, долгов после предыдущих хозяев – немерено. Вот и стараются экономить. Но вот что интересно: может, специалисты знают, насколько это целесообразно – постоянно включать и выключать газ и то разогревать, то охлаждать котёл? Может, ему, котлу, это не на пользу?

И ещё одно замечание. Не знаю, насколько скажется на экономии средств прекращение подачи горячей воды в ночное время. Но изоляция труб с горячей водой в этом деле точно поможет. А у нас как раз с этим не всё в порядке.

И ещё. Мы платим за горячую воду по установленным тарифам и нормативам. И есть такое подозрение, что эти самые тарифы и нормативы предполагают, что горячая вода в кранах есть круглосуточно.

***

Спящий лифт, друг спящих людей

Загулявшие, опоздавшие, подвыпившие, приболевшие, пострадавшие идут пешком

Ночью на голову обрушились потоки воды. Где-то что-то у каких-то верхних соседей не выдержало водяного давления. Хеппи-энда ситуация, по крайней мере до утра, не предвещала. Потому, срочно соображая, кого из знакомых и близких поднять с постели, начала листать адресную книжку. Требовалось, чтобы разбуженные были понимающие, а адрес временного прибежища был достаточно близок от моего места жительства: общественный транспорт у нас в Саратове, как известно, не предусматривает ночных передвижений по городу.

Остановилась на знакомых, что жили в получасе пешей ходьбы. Без долгих расспросов и особых эмоций они сказали: «Приходи, конечно. С кем не бывает». Даже лихорадочные сборы в условиях ЧП домашнего масштаба не помешали дамочке средних лет набить сумку не только сменами одежды, но всякими баночками с кремами и притирками. Последним грузом стала кошка в переноске. Обвешанная важной поклажей, довольно бодро я прошла половину пути. Вторая половина далась много хуже, потому что кошка не переставая мяукала, недовольная путешествием, а сумка становилась по неведомым законам всё тяжелее и неудобнее.

Добравшись до подъезда, набрала код на панели домофона, и вместе со щелчком двери услышала важную информацию о том, что лифт не работает. И мне придётся всё моё эвакуированное добро поднимать на восьмой этаж руками и ногами. На середине пути меня встречали хозяева, сердце которых было не камень, а опыт ночных подъёмов был гораздо богаче, чем у меня.

На мой вопрос, почему отключён лифт, хозяева отвечали, что его отключают каждый день в 24:00. И они были убеждены, что так происходит везде! На кухне, приходя в себя с чашкой чая в руках, я убеждала хозяев, что лифты ночью в Саратове, как правило, работают, и выдвигала одну версию особого положения их дома на Малой Горной за другой. Может быть, здесь экономят электричество? Или берегут лифт от износа? Хозяев мои догадки не особо волновали. Они привыкли к тому, что в их доме ночью лифт не работает.

Я пыталась разбудить их гражданское негодование обобщениями на тему исключительности ночных подъёмов. Потому что ночью люди возвращаются домой или выходят из дома по особым случаям. Кто-то приезжает из других городов с тяжёлой поклажей, кто-то загулял в гостях. Молодые не успели до остановки лифта вернуться со свиданий, старые спустились подышать, потому что заныло сердце. А есть ещё врачи скорой помощи, от быстроты которых зависят жизнь и здоровье людей, участковые милиционеры, вызванные утихомирить разгулявшихся в ночи… Хозяева грустно покивали головами. И мы пошли досыпать.

***

Когда фонарики включаются ночные

Город Солнца, или Крохи с барского стола

Есть ли луч света в тёмном царстве ночных саратовских улиц или и его нет? А быть может, Саратов светел даже ночью? Мы решили узнать, что творится в нашем городе, и пройтись по его улочкам и дворам в ночи, стараясь разглядеть дорогу перед носом.

Я решил проверить освещение старейшего района города – Волжского. Руководствовался следующим принципом: в этом районе существует очень много маленьких улиц, закладывавшихся не одно десятилетие назад. Обычно такие маленькие, неприметные улицы больше всех страдают от недостатка освещения. К тому же перспектива ехать на окраины города с возможностью провалиться в незамеченный в темноте люк меня ни капли не радовала.

Мой путь начался от пересечения Московской и Чернышевского. Здесь проблем не было, но стоило пройти чуть дальше… Между Московской и улицей Челюскинцев расположилась маленькая улочка Тулупная. Если первый квартал худо-бедно освещён, то второй полностью погрузился во тьму – нет фонарей. Ходить там, а тем более ездить ночью крайне неприятно.

Следом за ней улица Челюскинцев – хоть и освещённая, но не слишком ярко, да и проблемы у неё те же, что у Тулупной, – грязь, грязь и ещё раз грязь. Фонари расставлены своеобразно, где по три с каждой стороны на квартал, где всего один на угол, притом логика такой расстановки зачастую непостижима. Молодой человек, которого я встретил на ней, поведал, что случаи отключения света здесь нередки, и ему самому однажды пришлось идти в темноте от улицы Мичурина до Вознесенской в десять часов вечера. К слову, и Мичурина, по его мнению, в этом плане далеко не идеал.

Впрочем, улица Челюскинцев выглядит вполне сносно по сравнению с соседней – Рамаева. Она отличилась со всех сторон: начинается во дворе дома по улице Чернышевского, длинные девятиэтажки соседствуют с развалюхами (впрочем, сейчас этим никого не удивишь), свет присутствует только у подъездов, дороги не видно. И была бы тут полная темень, кабы не хорошо освещённая улица Валовая, от которой пара лучиков, да перепадает. Так что жители, у которых слова «двор» и «улица» по сути являются синонимами, всё-таки не ходят на ощупь.

Самое интересное, впрочем, ожидает впереди. Если по улице Рамаева дойти до конца, можно выйти на маленькую улицу с громким названием Северная. На улице всего-то восемь домов, а фонарей пять! Впрочем, не стоит забывать, что на этой коротенькой улице в один квартал располагается специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и ЗАО «Желдорэкспедиция-2000». Так что всё встаёт на свои места.

Ближе к центру ситуация не многим лучше. Один из собеседников, проживающий на улице Сакко и Ванцетти, припомнил, что у них нередко отключают свет на ночь, особенно тяжело с участком между Горького и Вольской, а на пешеходной зоне вообще ничего не видно. То, что участок улицы Горького и соседних улиц, видимо, является проблемным, подтверждает и другой респондент, проживающий на Московской: «Некоторые кварталы бывают просто обрублены. От Горького бывает вырублен свет, от Радищева до Соборной тоже часто приходится наблюдать, как весь квартал полностью отключён. Время, правда, не фиксировал».

Ещё один собеседник поведал о ситуации в районе Рабочей и Вольской: «Там есть несколько фонарей, но они располагаются так высоко, что по сути освещают небо. С 23 часов бывает темно, не часто, но бывает. Для Рабочей вообще характерно фрагментарное освещение: особенно плохо на участке между Провиантской и Радищева, на Бахметьевской темно».

Сворачиваю на Первомайскую. Улица освещена, в районе областной думы вообще идеально, похуже – у музея имени Радищева: там я чуть не умудряюсь вляпаться в какую-то густую жижу, растёкшуюся посреди асфальта. По застывшим следам заметно, что я – далеко не первый. Хотя чему удивляться? Фонари направлены в первую очередь на проезжую часть и по остаточному принципу – на пешеходную, да и там свет зачастую не проходит сквозь кроны деревьев.

Идём далее. Как выясняем у опрошенных, не идеальна ситуация и с начальной частью Октябрьской, в районе музея Федина: «Улица периодически сияет, но порой стоит темнота. Во дворах кошмар – асфальта практически не видно. Логика отключения непонятна: ощущение, что фонари горят максимум две трети вечеров. Иногда складывается впечатление, что их просто не включают, хотя ситуация в последнее время улучшается».

Стоит ли дальше говорить? Конечно, ситуация с освещением в Волжском районе не такая плачевная, как на окраинах, свет там присутствует. И всё-таки какое-то странное это освещение.

***

Дежурный! Дежурный! – Нет дежурного

Ночь в Саратове – это «невозможность ни на чём уехать»

Проблема поездок горожан из пункта А в пункт Б в Саратове всегда воспринимался остро. Даже в дневное время суток ситуация усугубляется перегруженностью улиц автотранспортом, в том числе и общественным, и практически полным отсутствием расписания его движения.

А больная тема работы ночного дежурного общественного транспорта – автобусов, троллейбусов, трамваев – поднимается саратовцами регулярно.

И «Газета недели» не раз пыталась разобраться в проблеме ночного передвижения. Но однозначного ответа или просто объяснения ситуации мы так и не нашли. Трудно даже точно сказать, есть ли в Саратове само понятие «дежурный» (читай: «ночной») транспорт.

Ещё год назад городской комитет дорожного хозяйства убеждал, что среди трамваев и троллейбусов дежурные «особи» всё-таки есть. Они, мол, курсируют по своим маршрутам с 10 вечера до 5 утра. Приводили даже конкретные цифры: по маршрутам трамваев № 7, 9 и 10 ходит по одному дежурному вагону, а на маршрутах № 3, 8 и 11 – по два. Дежурные троллейбусы, заверял дорожный комитет, ездят по маршрутам № 1, 5, 10, 11, 15 и 16.

Однако всего пару месяцев назад корреспонденты «Газеты недели» беседовали на тему дежурного транспорта с заместителем директора муниципального предприятия «Саратовгорэлектротранс» Павлом Кузнецовым. И он сообщил тогда, что в СГЭТе давно нет даже самого понятия «дежурный трамвай» или «дежурный троллейбус».

«Те транспортные единицы, что курсируют по маршрутам ночью, предназначены прежде всего для перевозки водителей и кондукторов, – объяснял нам Павел Сергеевич. – Так как у каждого трамвая или троллейбуса свой режим работы, и заканчивается эта работа в разное время. Но по дороге так называемые дежурные трамваи или троллейбусы подвозят и горожан, если они стоят на остановке».

То есть тем, кто смог уехать поздно ночью на трамвае или троллейбусе, можно считать, просто повезло. Но в любом случае рельсовый и «рогатый» транспорт проблемы поздних переездов горожан по Саратову не решает. Например, полный круг по маршруту трамвая № 9 занимает примерно 1,5–2 часа. А значит, если вам не повезло, например, сесть на «дежурный» трамвай в Мирном переулке в полночь, то в следующий раз попытаться уехать можно будет только где-то около двух часов ночи. При этом следующая группа припозднившихся товарищей никогда не знает, как давно уехала предыдущая.

Кроме того, далеко не во все точки города можно добраться по трамвайным или троллейбусным маршрутам. Есть у нас такие районы, куда ходят только автобусы или «газели». Например, только на маршрутках № 32 и 25 можно доехать в Затон. В посёлок Зональный ходят только «газели». Жилой массив на Соколовой горе или ВСО после 9–10 вечера становится практически недосягаем для тех, кто задержался на работе в центре города. Троллейбусы туда не ходят, трамваи тоже. Общественный автотранспорт прекращает работу по этим направлениям строго в 21:00. И всё бы ничего, если хотя бы раз в час на маршрут выходили дежурные автобусы. Но таковые, как признались на минувшей неделе в городском дорожном комитете, не предусмотрены в принципе.

***

Заткнуть пасть дракону

Как быть, если он понятия не имеет о том, что ночью в городе должно быть тихо

«Как известно, драконов не существует, – писал Станислав Лем. – Эта примитивная констатация может удовлетворить лишь ум простака, но отнюдь не учёного… Гениальный Цереброн, атаковав проблему методами точных наук, установил, что имеется три типа драконов: нулевые, мнимые и отрицательные. Все они, как было сказано, не существуют, однако каждый тип – на свой особый манер».

Ни пан Станислав, ни гениальный Цереброн и не подозревали о наличии четвёртого типа драконов, которые уж точно существуют, – драконы жилищно-коммунальные. Но это присказка, не сказка. Сказка будет впереди.

В незапамятные времена, тридесять лет назад, была жизнь на улице Пугачёвской мирной и весёлой. А улица была уютной, вся в деревьях, кустах и газонах. И всё это зеленело, потому что летними вечерами по улице неспешно проезжала добрая фея Поливалка. Она тихонько, весело гудела, щедро разбрасывая на газоны сверкающие капли дождя.

«Полива-а-алка-а!» – кричала в восторге окрестная ребятня и мчалась искупаться под её теплым душем.

Потом фея, видимо, обидевшись на что-то, забыла сюда дорогу. Газоны высохли и превратились в пыльные пустыри. Жители, впрочем, привыкли к этому и жили-поживали – а что им оставалось? Но вот нынешним летом однажды тёплой ночью, когда все в городе спят с открытыми окнами и балконными дверями, на улице послышался непривычный шум. Нет, не тихое гуденье Поливалки. Это был грозный рокот, лязг и шипенье. Жители, поднятые с постелей, прильнули к окнам. По улице с грохотом, в огне и дыму, не спеша полз дракон.

Знающим людям не надо объяснять, что, когда дракон не хочет, чтобы его узнали, он притворится кем захочет. В этот раз он прикинулся самосвалом «КамАЗ» с прицепленным сзади громоздким устройством, которое усердно пылило щётками, что были у него под брюхом, мигало маячками на хребте и лязгало всеми своими железными суставами. Виденье скрылось за поворотом, и гул, постепенно удаляясь, стих. Долго не могли заснуть потревоженные жильцы, а едва сон пришёл к ним, угрожающий гул снова стал приближаться. И через несколько минут рычащее чудовище проползло по другой стороне улицы в обратном направлении.

Даже те, кто не разгадал драконовскую сущность этого явления, поняли: их ночной покой отныне будет нарушаться ежесуточно. «Туда» дракон проползает около часа ночи, «оттуда» (видимо, сожрав «там» парочку-другую принцесс на ужин) возвращается часом позже.

На совесть дракона рассчитывать не приходится. Понятия о децибелах он не имеет, о правилах соблюдения тишины в городе в ночное время слыхом не слыхивал. Какой рыцарь сможет заткнуть ему рычащую пасть – вот в чём вопрос.

Правда, союзники дракона (ведь всякий дракон быстро обрастает союзниками) уверяют, что он приносит пользу: улицу-то он подметает!

Но, во-первых, подметания этого хватает до первого ветерка, который несёт новую пыль с пустырей, бывших газонов.

А во-вторых, много ли пользы от подметённой улицы, если на ней будут жить сплошь издёрганные ночным рычаньем неврастеники?

***

Любимый город, можешь спать спокойно…

Саратовцев больше всего не устраивает работа вечернего транспорта

Есть ли жизнь после захода солнца в Саратове? Насколько удобно вечером жителям нашего города добираться домой на окраины, не мешают ли им уборочные машины и как в целом они оценивают работу ночных служб ЖКХ?

Дмитрий Шляпин, фрилансер, Заводской район:

ПОЗЖЕ ДЕСЯТИ УЕХАТЬ ПРОБЛЕМАТИЧНО

– Освещение на улицах и у подъезда меня не беспокоит, считаю его вполне сносным. Что касается шума от уборочной машины, то тоже нет – она быстро делает своё дело и уезжает, дворники поутру тоже не мешают, я к тому же жаворонок. На лифт не жалуюсь – его у нас вообще нет, дом пятиэтажный. Конечно, с точки зрения возможности уехать в Заводской, пожалуй, это самый проблемный район города: реально до 10 вечера, позже – проблематично. Транспорт вполне удобен, по крайней мере для меня – пользуюсь и 90-м, и 2-м автобусом.

Сергей Шинкевич, инженер, Кировский район:

ЖКХ НЕ БЕСПОКОИТ, НО И НЕ БЕСПОКОИТСЯ

– Ночные службы ЖКХ совершенно не беспокоят. Конкретно мой двор хорошо освещаем, убирается вовремя.

Претензии: совершенно не освещена аллейка, ведущая с остановки до дома. Ночью там реально неприятно, приходится ходить с фонариком. На общественном транспорте добраться вечером очень непросто. Из центра нужно выезжать не позже 20 часов, чтобы попасть домой напрямик, потом часов до 22 можно добраться с пересадками. Позже – только такси или пешком. Пешеходные дорожки очень давно не ремонтировались – ночью можно ноги переломать. Что касается лифта и уборочной машины… Лифт работает ночью, проблема в другом – как зима, раз в неделю точно встаёт. Хорошо хоть его не используют не по назначению. А уборочную машину я обычно не застаю.

Итог: ЖКХ не беспокоит, но и о благоустройстве не беспокоится. Я считаю, что виной тому пассивная позиция жильцов. На собраниях необходимо ставить конкретные задачи и сроки обслуживающей компании. Мы их нанимаем и платим им деньги, соответственно, должны относиться к ним, как к нашим подчинённым.

Кристина Шапиро, студентка, Заводской район:

БОЛЬШЕ ВСЕГО ВОЛНУЕТ ПРОБЛЕМА ВОДЫ

– Честно говоря, уборочная машина практически не волнует. Хуже с другим: меня напрягает немного работа транспорта, особенно маршруток. Я работаю в среднем до 9 вечера, в это время очень сложно сесть на некоторые маршруты, приходится ездить с пересадками... К тому же разные водители попадаются, далеко не все из них культурные. А так меня больше всего беспокоила другая проблема: воды горячей всё лето не было, а как-то ещё и холодную отключили, две недели без воды вообще сидели, в сорокаградусную жару. Если бы не пошли разбираться, то неизвестно, когда дали бы...

Михаил Шеленок, студент, Ленинский район:

У ПОДЪЕЗДОВ СВЕТЛО, БОЛЬШЕ И НЕ ТРЕБУЕТСЯ

– Лифт меня не волнует, в подъезде его нет – пять этажей. Поливальная машина меня не пугает, проезжает, вижу иногда, но не будит. Освещение на улицах не пропадает, чуть хуже во дворе. Я бы сказал, более или менее – непосредственно у подъездов светло, больше и не требуется. Что меня беспокоит, так это движение транспорта: в центр приходится часто ездить, порой поздно. С проездным на троллейбусе ночью не поездишь: «пятёрку» после девяти очень сложно поймать. К тому же всё равно приходится идти от остановки домой пешком, а это достаточно порядочное расстояние. Потому вечером приходится ездить на 11-м автобусе.