Историческая пошлость или конструктивная атмосфера

Оценить
Историческая пошлость или конструктивная атмосфера
Найдётся немало людей, которые хотели бы, чтобы памятник репрессированному народу так и не открылся
Тема депортации поволжских немцев остаётся больной и 70 лет спустя

Посвящённые 70-летию депортации немцев Поволжья мероприятия, завершившиеся в нашей области на прошлой неделе, не обошлись без жарких споров и дискуссий. Итоги мемориальной программы подводились на конференции, прошедшей в двенадцатом корпусе СГУ.

В конференции участвовали уполномоченный федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств Кристофер Бергнер и вице-президент федералистского союза национальных меньшинств Европы Хауке Бартельс.

Бергнер подчеркнул, что эмоции, которые порождает тема конференции, не могут не вызвать желания «дискутировать, подводить итоги и анализировать… Нам надо найти историческую правду, ради этого мы сегодня и собрались».

Почин Бергнера продолжил Бартельс: «Я могу сказать, что всё, что я видел в Саратове и в Энгельсе, произвело на меня огромное впечатление и тронуло: особенно открытие памятника жертвам репрессий… Когда я вернусь в Германию, то буду очень много рассказывать о том, что увидел: о богатой программе, об открытой конструктивной атмосфере, об огромном гостеприимстве, с которым нас встретили. Эта работа ещё принесёт результаты».

Сложно обвинить Бартельса в неискренности, да и едва ли он мог сказать иначе, но всё же с его словами нельзя в полной мере согласиться. Конструктивность, быть может, присуща немцам настолько, что они стараются видеть её везде. А между тем нельзя сказать, что все мероприятия, связанные с депортацией немцев, шли как по маслу: немало споров вызвало открытие памятника – от вычёркивания из первоначальной надписи «Российским немцам – жертвам репрессий и депортаций» неприятного для многих слова «репрессий» до самого факта установки монумента, не принятого многими жителями области.

Не хватало доброжелательности и на конференции: так, выступавший с докладом «Депортация советских немцев в 1941–1943 гг. и советская депортационная политика периода Второй мировой войны» Павел Полян сразу заявил, что вместо доклада обратится к дискуссионным вопросам, которые должны, по его мнению, пойти на пользу конференции:

«Господа, где мы находимся? Разве не в Саратове – символической столице немецкой депортации сентября 41-го года? Здесь был доклад Виктора Николаевича Данилова. В частности, им было поведано, что в фигуре Сталина, видите ли, реализовалось решительное и триумфальное руководство. Что тут можно сказать? Происходит большая беда, подмена принципиальных понятий: репрессии называются дискриминацией, депортация – допустимой мерой».

Досталось от Поляна и заместителю министра регионального развития РФ Максиму Травникову:

«Он в целом сказал: не было другого выхода, это была двухходовка. Адольф Гитлер назвал советских немцев своей будущей пятой колонной, и что делать оставалось бедному Сталину? Он, как Пилат, умыл руки и был вынужден их депортировать. Большей исторической пошлости и бестактности я и представить не могу».

Эта конференция лишний раз убеждает, что немецкий вопрос по-прежнему далёк от ответа.

Историю любят подгонять под политику

Мнения экспертов «Газеты недели»

  • Что вы считаете фальсификацией истории, в первую очередь в отношении к немцам России во время и после Великой Отечественной войны?

  • Не вызывает ли тревогу рост пронацистских настроений в Восточной Европе, прежде всего в республиках бывшего социалистического лагеря?

  • Немец – по-прежнему синоним слову «враг» для жителей России?

  • Аркадий Герман, доктор исторических наук, профессор СГУ, заведующий кафедрой отечественной истории в новейшее время:

  • Фальсификация истории, к сожалению, распространённое явление, обусловленное многими причинами. Политики, как никто другой, любят подгонять историю под свои взгляды и интересы. Яркий пример – советская история. Многие её события были фальсифицированы в угоду власти, в том числе и начальный период войны, в частности вопрос о депортации немцев осенью 1941 года.

  • Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа говорил, что в районах, населённых немцами, скрываются «десятки тысяч диверсантов и шпионов», засланных из Германии и готовых по «первому сигналу» начать восстание. Как можно незаметно скрыть в тоталитарном государстве, где всё под контролем, такое количество врагов, среди менее чем 400-тысячного немецкого населения? После войны тема советских немцев в обществе, в СМИ, в научных исследованиях была запрещена для обсуждения. Советских немцев как бы не существовало до самой перестройки.

    В неведении выросли новые поколения. Сегодня мало кто знает, что «наши» немцы воевали на фронте, свыше 10 из них, в том числе саратовец Вальдемар Венцель, Герои Советского Союза. Почти всё взрослое немецкое население находилось в трудовой армии, на положении заключённых, своим тяжёлым трудом в тылу также приближали Победу. Зато стереотип «немцы – враги» продолжал существовать. Памятные мероприятия, санкционированные президентом и премьер-министром, прекрасно организованные нашей губернской властью, имеют огромное значение для просвещения общества, укрепления в нём взаимопонимания и толерантности.

  • Прежде всего меня волнует наша страна. Трудно поверить, но в России, так пострадавшей от войны, нацизм и расизм поднимают голову. Россия генетически русское государство. Русских в нём около 85 процентов. Государственный язык русский. Это невозможно оспаривать. Однако 15 процентов населения – это множество малых народов, живущих в нашей стране, которые, принимая всё отмеченное выше как данность, всё же хотели бы сохранить свою этническую самобытность. Такое желание не противоречит идее сильной и процветающей России – наоборот, ощущение комфортности нацменьшинствами лишь укрепит их российский патриотизм. Нацизм, национальный радикализм, напротив, раскалывает российское общество, ослабляет государство.

  • Причины роста нацизма – в тоталитарных традициях нашего общества, в кризисе имперского мышления, в слабости гражданского общества. Власть должна действовать на основе Конституции, жёстко пресекая её нарушения. Здесь коррупция власти смертельна для государства. Будем жить по закону – никакие Тесаки (прозвище Максима Марцинкевича, выкладывавшего в Интернет ролики расистского содержания) не будут нам опасны.

  • Думаю, что нет. Стереотипы сталинских времён живучи, но общество их преодолевает. Впереди здесь молодёжь. И это обнадёживает.

  • Александр Гриненвальд, руководитель администрации федеральной национально-культурной автономии российских немцев:

  • Я не считаю, что история фальсифицирована, хотя допускаю определённые тонкости в отношении истории при Сталине. Они, впрочем, не доказаны. Однако и дыма нет без огня. Характерный пример – история пятой колонны немцев. Её ведь и быть не могло. Какие могут быть предатели? Всё же докладывали.

  • Конечно, вызывает. Тревоги не может не быть. Факты, указывающие на то, вопиющи. Но я бы не сказал, что конкретно в России эта ситуация ухудшилась, особенно в сравнении с Европой. Посмотрите, что творится во Франции. Конечно, над этим вопросом ещё работать и работать. И работать должны все – и государство, и общество, иначе успеха сложно добиться.

  • Вынужден отметить, что далеко не у всех немец перестал ассоциироваться с врагом, современность отлично это показывает. В первую очередь это заметно у тех людей, кто не понимает, что такое русские немцы. У нас многие думают, что это потомки пленных, и переносят на них ненависть. А ведь это совсем не так.