Дмитрий Аяцков: Тандем придумали журналисты

Оценить
Дмитрий Аяцков: Тандем придумали журналисты
Это наше интервью с Дмитрием Аяцковым имеет долгую историю. Мы собирались взять его ещё в середине лета. Но не срослось. То мы тонули в редакционной текучке, то ДФ нельзя было застать на месте. Потом Аяцков стал ректором, и интервью состоялось. В при

Это наше интервью с Дмитрием Аяцковым имеет долгую историю. Мы собирались взять его ещё в середине лета. Но не срослось. То мы тонули в редакционной текучке, то ДФ нельзя было застать на месте. Потом Аяцков стал ректором, и интервью состоялось. В привычной его манере:
– Я готов – приезжайте.

– Когда?

– Хоть сейчас.

И отвечал Дмитрий Фёдорович не меняя привычек: не сглаживал углов, уверенный в правоте каждого сказанного слова.

– Дмитрий Фёдорович, одно из самых обсуждаемых событий последнего времени – праймериз Общероссийского народного фронта и «Единой России». Дискуссии по поводу этого движения ведутся бурные. На ваш взгляд, о чём говорит создание фронта? О том, что ЕР себя изжила, что Путин принял решение выдвигаться в президенты…

– А что, уже принял?

– Ну, это я у вас хотела спросить. Или Народный фронт это попытка восстановить «нерушимый блок коммунистов и беспартийных»?

– Начну с того, что в нашей стране, как и в любой нормальной демократической стране, не может быть никакого тандема. И его нет. Тандем придумали журналисты.

– Не герои?

– Нет, они этого не придумывали. Есть общепризнанный национальный лидер – Владимир Владимирович Путин, а все остальные – это все остальные.

– Как же, а президент?

– Дмитрий Анатольевич избран президентом в рамках Конституции. Но национальным лидером он, к сожалению, не является. Для чего или кого нужен Народный фронт? Он нужен и для вас, и для меня, для каждого, кто живёт сегодня в России.

Несмотря на то что у нас Конституция прямого действия, гражданин, во-первых, не всегда знает Конституцию, а во-вторых, не всегда может реализовать конституционные права, используя свои талант, навыки, идеи, которые он вынашивал, может быть, с самого рождения. Предварительное голосование высветило массу талантливых людей. Это не говорит о том, что все они попадут в парламент. Но их заметили, услышали, взяли на карандаш. И они могут быть востребованы в органах власти района, города, области.

– Получается, без Народного фронта люди не могут воспользоваться конституционными правами?

– Мы с вами помним, как создавались партии «Единство», «Наш дом Россия» и другие. Очень много оказалось случайных людей (в том числе и в «Единой России»), о чём говорит и национальный лидер. От таких надо избавляться, подобрав здоровые, сильные зёрна. Обновление в «Единой России» уже идёт. Это происходит и у нас, в Саратовской области, и на территории других субъектов. Без тех шероховатостей, о которых сказал Владимир Владимирович, анализируя нарушения во время праймериз, конечно, не обойдётся. Поговорка «Услужливый дурак опаснее врага» актуальна до сих пор. К сожалению, таких ещё много, и некоторые регионы страны высветили всю свою дурь.

– После выборов политическая картина изменится? Кто-то сойдёт со сцены, появятся новые партии?

– Я в этом абсолютно уверен. Неплохо было бы, чтобы ряды Госдумы обновились на две трети. Полагаю, у нас будет две, максимум три основных партии, как и в других цивилизованных странах мира, где партий много, но в парламенте граждан представляют сильнейшие. Кто войдёт в Госдуму после выборов? В большинстве – представители обновлённой «Единой России» и Народного фронта. Появятся депутаты от партии «Правое дело». Боюсь, что не будет сторонников «Справедливой России»…

– Боитесь или это вас радует?

– Меня не радует позиция, с которой сегодня выступает Сергей Миронов. Что получается? Десять лет лидер эсеров, занимающий должность председателя Совета Федерации, являлся третьим человеком в стране. И вдруг неожиданно начал говорить правду. Значит, десять лет он нам врал? Вот врунов не должно быть ни в Совете Федерации, ни в Госдуме, ни в каких других серьёзных институтах. ЛДПР и «Справедливая Россия» на алтарь отечества, кроме трескотни, ничего не положили.

– Ну, подмигните тогда, Путин будет нашим новым президентом?

– Да что мне мигать, вы и так всё знаете.

– Но копья ломаются.

– Да кто их ломает? Окружение… Команды…

– А чего тогда не сказать прямо?

– Скажут. Интрига должна сохраняться.

– Аналитики настаивают, что из-за этой интриги из России выводятся деньги, потому что бизнес никак не может понять, по какому экономическому пути дальше пойдёт Россия.

– А что, они до этого не выводились? Так сложилось за последние двадцать лет. В своё время разрешили выводить деньги, а теперь этот процесс очень трудно остановить. Но остановят. Следующий этап будет очень позитивным для России и россиян. Хотя некоторые будут визжать. В первую очередь журналисты, затем – власти предержащие. Вздохнут с облегчением обычные граждане страны. Потому что наступит наконец диктатура закона во имя достойной жизни.

– За что вы так журналистов?

– Как за что? Чтобы не писали чепуху, были объективны, выпускали только проверенную информацию.

– Когда вы занимали пост губернатора, цензуры не было…

– А я не говорю о цензуре. Я говорю о том, что если даёте факты – проведите предварительно журналистское расследование.

– Когда-то вы питали симпатии к политикам правого толка. Например, Борису Немцову. Как вам сегодня либеральные идеи?

– Все идеи, правые или левые, если они направлены на созидание, мне симпатичны. Очень много хорошего сказано и коммунистами, только слова эти, к сожалению, пустые, всякое слово должно быть подкреплённым делами. Поэтому «Правое дело» есть, а левого дела нет…

– Левое, видимо, у каждого своё, как и дорога налево.

– Я этого не говорил, но запиши, что это ты добавила.

– Есть ещё один правый проект Немцова, Шендеровича и Быкова «НАХ-НАХ». Прийти на выборы и зачеркнуть бюллетени «нах»…

– Если на выборы придёт даже всего тысяча человек, выборы состоятся. Почему ты не голосовал или почему перечеркнул бюллетень, твои проблемы… И я считаю, что это правильно. Не стоит бегать за каждым человеком, совать ему макароны или спички, чтобы он проголосовал. Человек пусть сам выбирает, какая у него гражданская позиция – серьёзная или состоит из трёх букв «нах».

– Судя по вашим высказываниям, положение в Саратовской области вам не нравится. Что не так у нас что губернатор не трудоголик, что не так с саранчой боремся?

– Любить надо землю и народ. Жить его проблемами, тогда будет всё окей.Если с народом говорить свысока, он тебя никогда не примет. С любой аудиторией глава области должен находить общий язык. С интеллигенцией – один, с учителями – другой, с селянами – третий… Чтобы люди чувствовали, что они руководителю интересны.

– То есть у вас чисто эмоциональные претензии?

– Да не его это. Ипатов очень хороший энергетик. Но в таком возрасте научиться руководить областью невозможно. И врать не надо. История с перинатальным центром – позор. В таких случаях настоящие мужики «с яйцами» берут пистолет и стреляются. Если нет пистолета, берут ручку и пишут заявление об уходе.

– Разве губернатор не должен, как гипнотизёр, уметь водить руками и говорить: мол, у нас всё хорошо…

– Он может преувеличить, но врать не может. Ко мне вот сейчас по разным причинам ходят главы муниципальных образований. Один спрашивает: «Дмитрий Фёдорович, что мне делать? Я собрал 40 тысяч тонн зерна, а министерство сельского хозяйства просит отчитаться за 150». «Отчитывайся, – говорю, – а потом тебя посадят на десять лет. Без права переписки». Ну прибавьте десять процентов, но не в разы же! Или Ипатов говорит о том, что увеличил областной бюджет с 2005 года в три раза. За счёт чего? Где налоги тогда? Где инвестиции? Сегодня городская власть работает намного эффективнее областной.

– В областном правительстве, кстати, много ваших кадров…

– А кто?

– Горбунов, Ларионов, Лисовский, Шувалов вот был… Работать разучились?

– Горбунов при мне уже работал в институте сорго. Там ему и место. Ни сорго нет, ни института. Ларионова я бил и сейчас бы побил. Настоящий министр финансов занимается и вкладами, и инвестициями, и бюджетом, и внебюджетными средствами. Ларионов, к сожалению, не министр финансов, а министр бюджета, причём хилого.

Лисовскому подпалили крылья. Я предлагал Ипатову в своё время назначить Сергея Михайловича председателем правительства. Потому что сам он не откажется от своих вредных привычек отдыхать, ездить в Москву, Питер, на зелёную, красную, синие недели, ездить по всем странам и континентам, где бы ему вообще делать нечего… Лисовского с уверенностью можно было оставлять на хозяйстве. Нет, его отправили в ссылку (одну, вторую...). Активного человека отсутствие работы в течение нескольких месяцев приводит к сильнейшей депрессии.

Ну а про Шувалова что говорить? Ему дали должность, чтобы он досидел до пенсии. Так что нет там в правительстве моих людей. Там есть люди, аффилированные с «Синей птицей», балаковской поликлиникой, Стройэксом и так далее.

– Недавно мы ездили в Балтайский район, заезжали и в Столыпино. Печальное зрелище…

– Район был донором областного бюджета. А сегодня на 97 процентов это дотационный район. Когда я уходил, дойное стадо состояло из 15 тысяч голов. Угадайте, сейчас сколько осталось?

– Две-три тысячи?

– 124 головы.

– Это так во всех районах происходит, или к Балтайскому, вашей родине, предвзятое отношение?

– Проведите журналистское расследование.

– Назначением ректором вы довольны?

– Если бы мне сказали: иди возглавляй СГУ…

– Ходили такие слухи…

– …или ПАГС, я бы ответил: «Нет».

– Как так? Разве вы не ректор ПАГСа?

– Это абсолютно новый образовательный институт в Саратове и Поволжье.

– Вы говорите об объединении академий народного хозяйства и государственной службы?

– Да, Поволжский институт имени Столыпина сегодня является структурным подразделением Российской академии народного хозяйства и Государственной службы при президенте РФ.

Объединили две уважаемые академии с одной целью – восстановить качественную подготовку современных управленцев. В этом направлении мы серьёзно отстали. Сегодня перед нами стоит задача не только принимать молодых людей со школьной скамьи и растить их, пока они не станут губернаторами, руководителями отраслей (это довольно длинный путь), но дать второе образование состоявшимся людям.

Например, когда опытный учитель, хороший профессионал в своей области занимает должность директора школы, это правильно. Единственное (но очень важное), чего ему не хватает, – это профессионального образования хозяйственника и управленца. В этом году перед президентской академией стоит задача – переобучить на менеджера-управленца четыре тысячи директоров школ и руководителей учреждений здравоохранения.

Я согласился возглавить новый образовательный институт в рамках Приволжского федерального округа, потому что мне интересно решать эти серьёзные задачи. Полагаю, у института будет не менее десяти филиалов. Шесть уже есть (Красноармейский, Балашовский, Балаковский, Тольятинский, Ульяновский, Тамбовский). В ближайшее время появятся и в других областях РФ.

– Как вам наследство, оставленное Сергеем Юрьевичем Наумовым?

– Я никогда не обсуждаю оставленное наследство и заработную плату. Как только подписан контракт, я отвечаю и за хорошее, и за плохое; теперь это моё хозяйство. Сергей Юрьевич Наумов сделал очень много хорошего для ПАГСа.

– Огромное число студентов учатся на чиновников. Куда такая армия?

– Я знал, что вы этот вопрос зададите. Но посмотрите статистику. Около 70 процентов наших выпускников работают по специальности. Таков наш КПД. В некоторых вузах – не более десяти-двадцати процентов. Мы хлеб едим не зря. Это не моя заслуга. Моя задача – этот процент увеличить.

– Недавно губернатор Ипатов критиковал выпускников ПАГСа за отсутствие системных знаний.

– Это проблемы Ипатова. Он же у нас не получил второго образования, потому и критикует.

– Как вы относитесь к тому, что в вашем бывшем особняке в Октябрьском ущелье будет детский сад?

– Детский сад? Я рад. Наша семья судиться не будет.

– Недавно вы завели «Живой журнал» и с присущей вам основательностью почти ежедневно писали посты. Отчего забросили новое увлечение?

– Никак не могу возобновить работу в ЖЖ. Некогда. Казалось бы, вуз небольшой, но вопросов много. И кроме того, я возглавил вуз, и мне бы не хотелось, чтобы какие-то личные вещи стали предметом обсуждения. Мне нужно немного покоя. Со временем, конечно, вы увидите массу интересных материалов в моём ЖЖ.

– Вы пытаетесь возродить музей Столыпина.

– Да, я член комиссии, которую возглавляет Владимир Владимирович Путин, по подготовке к празднованию 150-летия Петра Аркадьевича Столыпина. Уверен, музей Столыпина надо довести до ума. И организовать туристический маршрут Саратов – Базарный Карабулак – Лесная Нееловка – Станция Нессельроде – Балтай (музей Столыпина) – Кузнецк и Тарханы. Это был бы прекрасный маршрут. Потому что Суворов, Лермонтов, Столыпин – это одно генетическое древо. И люди должны знать свою историю.

– В «Твиттере» вы бросили клич собрать всем миром 50 миллионов рублей, необходимых для восстановления музея.

– Вот возьми листовку, здесь есть реквизиты. Перечислите по рублю, больше не надо.

– А налом не возьмёте?

– Нет, на счёт перечисляйте.

– Как власти отреагировали?

– Не знаю. Думаю, что плохо. Но мне всё равно. Даже если никто ничего делать не будет, музей достроим. И туристический маршрут будет.

– На пресс-конференции по поводу вашего назначения на должность директора Поволжского института и исполняющего обязанности ректора РАНХиГО вы сказали, что одна из ваших задач провести выборы. Какое отношение руководитель вуза имеет к выборам?

– Я член «Единой России». Вот мой партийный билет. Как гражданин, член команды Путина, Народного фронта я буду заниматься выборами в нерабочее время. Это мой долг.

– Говорят, местные единороссы голову сломали, что с вами делать, какую должность предложить. Ходили слухи, что займёте место Радаева в политсовете партии…

– Никогда. Если только Радаев будет губернатором.

– Также рассказывают, что вас специально направили в область, чтобы вы ездили по районам и занимались агитацией. Потому что человека с такой харизмой, умеющего завоёвывать аудиторию, трудно найти. Однако местные партийцы побаиваются, называя вас блондинкой за рулём. В том смысле что вас трудно контролировать, вы будете говорить всё, что в голову взбредёт.

– Меня время перекрашивает в седину. Своих стратегических пристрастий никогда не менял. Мог изменить тактику, но не стратегию. Так и скажите моим оппонентам в «Единой России». Пусть не боятся. Никаких должностей в местной партийной организации не прошу и не жду. Если партия что поручит, выполню. Нет – буду выполнять то, что мне поручил мой вышестоящий ректор и правительство РФ.