Народный и беспризорный

Оценить
Народный и беспризорный
Поднять людям самооценку и не мучить искусством

Народный театр не муниципальное государственное учреждение. Но и не самодеятельность. Сартра и Ионеско ставят!

Театр с двумя головами

В ДК «Россия» на площади Ленина живёт народный театр драмы «Свободный театр». Название, как рассказала руководитель Ия Воробьёва, взято у испанского драматурга Фернандо Аррабаля, мечтавшего именно о таком театре. В какой-то мере и сам Аррабаль является символом НТД – уже много лет здесь идёт спектакль по его пьесе «Пикник».

НТД возник в 1997 году. Как говорит Ия, в тот момент когда они с матерью Натальей Ивановой, возглавлявшей долгое время НТД, приехали в Саратов, статус народного театра был, но не было коллектива: «Нам дали свободную комнату. За многими ДК иногда имеется штатная единица, но не имеется коллектива. Мы как раз так попали. Свято место пусто не бывает, и мы его быстренько заняли». При этом работали они в тандеме. Ия смеётся: «Мама ставила свои спектакли, я – свои. Коллектив попадал в ситуацию разножанровости, потому что я имела свой почерк как режиссёр, а мама – свой. У нас коллектив был с двуглавым орлом». В 1997 выходят «Юбилей» и «Медведь» по Чехову и «Квартира Коломбины» Петрушевской, поставленные Натальей Ивановной. В следующем году уже Ия Воробьёва ставит «Фантазии Дани Ювачева» по повести Даниила Хармса «Старуха» (спектакль, к слову, идёт и ныне, правда, уже под оригинальным названием).

В 1999 году за спектакль «Пикник» театр получает своё первое лауреатство на областном театральном фестивале. Затем этот же спектакль приносит диплом лауреата уже всероссийского фестиваля любительских театров «Успех-99». И с тех пор театр – постоянный участник этого фестиваля.

Знакомство

В 2010 году через социальную сеть мне пришло приглашение на одно из представлений этого театра. Спектакль был поставлен по пьесе Тома Стоппарда «Гамлет на четверть часа». А я как раз только что прочитал другое произведение этого драматурга, «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», также связанное с бессмертной трагедией Шекспира. Поискав в Интернете текст пьесы, с удивлением обнаружил, что его там нет. Такой поворот меня заинтриговал: неизвестный ранее спектакль по неизвестному мне ранее произведению, которого к тому же и найти нельзя. В придачу к этому аннотация к спектаклю гласила, что постановка преподносит зрителю расширенный формат пьесы. Как говорит Ия Воробьёва, «Гамлет на четверть часа» отличается от более известной пьесы Стоппарда тем, что в гораздо большей степени принадлежит к театру абсурда.

Знакомство оказалось скомканным. На спектакль я немного опоздал и плохо понял происходящее. Но мне было любопытно. С тех пор я познакомился со всем репертуаром. А на некоторых спектаклях был дважды. И могу сказать, что на спектакли НТД и нужно ходить как минимум дважды: каждый раз посыл произведения начинает ощущаться чётче.

Современность

В 2000 году выходят «Два веронца» по Шекспиру. В это же время идёт «Пикник» Аррабаля, без которого уже невозможно представить театр. В 2002 году театр решил поставить спектакль для детей – «Трям, здравствуйте» по пьесе Сергея Козлова. Надо заметить, что ныне в репертуаре театра нет подобных пьес. Ия Воробьёва чётко высказывается, почему они так решили: «Любыми театрами детские спектакли ставятся, чтобы зарабатывать деньги. Потому что дети – это такая группа людей, которую приводят независимо от того, нравится им или не нравится. То есть дети – гарантированные деньги. Им родители или учительница сказали, им купили билеты и их привели… Я не считаю правильным зарабатывать таким способом на детях. По-моему, ребёнок должен сам выбирать. А когда детей табуном приводят, это всё равно что играть на армию. Когда мы приводили курсантов, была та же самая история. Курсанты сами не выбирали… Их приводят насильно и мучают искусством». Моя собеседница смеётся и убеждает меня, что она не против детей в театре в принципе: «У нас приходили дети на «Гамлета», хорошо сидели и смотрели. Но они сами пришли! А вот когда приезжаешь в школу на 1 сентября для того, чтобы заработать деньги с детским спектаклем, теряется чистота восприятия искусства. Вкус всеми такими подработками легко портится».

Ия без всякого стеснения говорит, что детские спектакли взрослых театров – это в основном халтура. У неё маленькая дочь, и ей доводилось эти спектакли смотреть. «Мне это не нравилось, я не хочу быть в череде тех же. Лучше пусть они придут ко мне, посмотрят взрослый спектакль, станут чуть-чуть взрослее и умнее. На «Пикник», например, какой бы он печальный ни был, приходят дети, и он их устраивает, он им понятен, потому что там наивная логика. Детских хороших пьес нет, а самой писать тяжело, и это непосильный труд».

Впрочем, открытость взрослых спектаклей для детской аудитории не единственный шаг театра навстречу зрителю. Средняя продолжительность спектакля в «Свободном театре» составляет примерно час. «Нет смысла растягивать, если всё предельно ясно. Зритель не имеет права скучать. Зачем мучить человека искусством? Вспомните, раньше и паузы, и ретроспективы в советских фильмах были длиннее. У Тарковского, например, гениальная неспешность. Сейчас на фоне того, что было, всё очень супер-гипер-быстро. Это нормально – всё ускоряется. Если человек пришёл ко мне, я считаю, что не могу варварски обращаться с его временем. Два часа – это долго. Можно за 20 минут пережить всю жизнь, если концентрированно давать людям эмоции».

Чудо – это нормально

«ДК в данный момент нам ничего не даёт, мы просто находимся в помещении «России», – смиренно рисует картину дня Воробьёва. – Костюмы последние два года сами делаем. Как-то зарабатываем спектаклями. Нас сейчас вызывают в Литву, но денег на поездку никто не даст». Режиссёру абсолютно ясно, что на культуру у власти денег нет. И у дворца культуры их нет. И у областного центра народного творчества. А возможности зарабатывать деньги ограничены отсутствием денег на культуру. Помещение у театра маленькое, нужна другая площадка, но это мечты. К мечтам можно отнести и надежду обрести когда-нибудь статус муниципального театра.

«Хотелось бы, чтобы государство знало, что мы есть, хотелось бы иметь свой статус, возможности для грантов, – говорит режиссёр. – Это одна из перспектив, над которыми мы думаем, понимая, что это почти нереально. Театров в Саратове немало, и всем им несладко живётся. Но для нас чудо – это нормально».

Попытки найти помощь у депутатов закончились ничем. Обращения к чиновникам областного правительства тоже. Заработанные на спектаклях деньги откладываются на поездку в Литву.

Статус театру нужен и для того, чтобы платить актёрам хотя бы минимальную зарплату. «Мои актёры кричат, что согласны хотя бы по шесть тысяч рублей получать, – говорит Ия. – Но у меня только два человека из театра работают педагогами в театре-школе «Образ». Все остальные тихо мучаются и ненавидят свою работу, учёбу».

Театры-школы «Образ» – это детище «Свободного театра». В разных городах они открывались начиная ещё с 90-х годов. В Саратове «Образ» появился лишь четыре года назад. По словам Воробьёвой, это своеобразный перевалочный пункт для тех, кто хочет в дальнейшем работать в НТД. Но в основном в «Образ» приходят люди с проблемами коммуникативного характера. «Наша задача – поднимать людям самооценку», – говорит режиссёр.