Просительница с браунингом

Оценить
Просительница с браунингом
Почти детективная история о двух приговорах к смертной казни

Эта женщина вписала в историю нашего края кровавую страницу. А драма, действующим лицом которой она стала, разыгралась в Саратове в годы первой русской революции.
В Саратовской губернии крестьянское движение в 1905–1907 гг. по своему размаху было шире, чем в среднем по стране.

Губернатор Столыпин регулярно объезжал уезды, лично разговаривая с крестьянами. Но подобные меры приносили лишь временный результат. На помощь к нему был командирован генерал-адъютант Виктор Викторович Сахаров. Ему удалось овладеть ситуацией.

22 ноября (по старому стилю) 1905 года около часа дня к дому губернатора (на улице Вольской, в настоящее время в этом здании находится областной противотуберкулёзный диспансер) подъехал экипаж. Из него вышла элегантно одетая дама лет тридцати. На её светлые волосы, собранные в аккуратный пучок, была надета круглая шапочка с барашковым верхом. Большие голубые глаза женщины смотрели спокойно и уверенно.

Она пришла на приём к генералу Сахарову, остановившемуся в губернаторском доме. В руке молодая особа держала лист бумаги. Это было прошение, в котором она, якобы помещица Пензенской губернии, просит защитить своё имение от взбунтовавшихся крестьян. Лишённые нервозности манеры, приятная внешность дамы не вызывали никаких подозрений. Сахаров согласился её принять.

Просительница вошла в кабинет и подала прошение. Генерал углубился в чтение. Неожиданно женщина выхватила браунинг и сделала четыре выстрела в упор. На звуки стрельбы вбежал губернатор, кабинет которого находился рядом, и чиновники. Они застали Сахарова лежащим на полу уже без признаков жизни.

…Церемония отпевания генерала и пышное похоронное шествие состоялись через день. В траурных мероприятиях участвовали духовенство, губернатор, представители местной администрации, военный оркестр. Катафалк-новинку с десятками электрических лампочек конвоировали казаки, войска со знамёнами. Гроб утопал в венках. Людское море сопровождало процессию на всём пути её следования от собора до железнодорожного вокзала. На вокзале гроб с телом был помещён в специальный вагон и отправлен в Петербург.

А женщину, так хладнокровно убившую генерала Сахарова, сразу арестовали. В тюрьме, куда заключили новую узницу, начались беспорядки – арестанты требовали её освобождения.

Арестованная неизвестная женщина оказалась немногословной. Губернатору она сказала, что это убийство – акт возмездия за подавление аграрных беспорядков. И она специально приехала в Саратов, чтобы казнить генерала по приговору «летучего отряда боевой организации социалистов-революционеров». Назвать свою фамилию и отвечать на какие-либо другие вопросы эсерка категорически отказалась. Поэтому жандармам предстояло всё выяснить самим. Саратовское охранное отделение, сбиваясь с ног и проявляя чудеса изобретательности, разрабатывало версии одну за другой. Их было по меньшей мере пять…

Жандармы пытались заставить «заговорить» даже вещи, в которые была одета неизвестная. Чтобы установить социальную принадлежность женщины, экспертизе подвергали качество её белья. По номеру на подкладке ботинок, в которые она была обута, удалось выяснить, что их изготовили в магазине Скурятникова в Москве для жены купца – торговца чаем. Но эта версия зашла в тупик, так как допрошенная купчиха показала, что злополучные ботинки она пожертвовала в пользу бедных студентов.

Третьего марта 1906 года преступница, названная «неизвестной женщиной, убившей генерала Сахарова», была приговорена военным судом к смертной казни через повешение. Однако обстановка в губернии была настолько взрывоопасной, что казнь заменили бессрочной каторгой. И всё равно по городу прокатилась волна протестов, к которым присоединились даже воспитанники православной семинарии. Ходили слухи, будто защищавший подсудимую адвокат демонстративно возил ей в тюрьму букеты цветов. Слух, правда, не подтвердился.

Да простят меня читатели за избитый детективный приём с припасённой тайной в финале. Но в жизни получилось как в романе: интрига держалась до последнего. Осуждённая наконец заговорила сама. Убийца генерала Сахарова назвалась Анастасией Алексеевной Биценко, уроженкой Екатеринославской губернии. По происхождению крестьянкой. Последующая судьба этой женщины заслуживает отдельного рассказа. Февральская революция освободила её. В дни октябрьских боёв Биценко сражалась за власть советов на улицах Москвы. Была в составе делегации на Брест-Литовских мирных переговорах. В 1918 году она была принята в ряды коммунистической партии; работала в кооперации, на преподавательской, хозяйственной, партийной работе. А 16 марта 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР по обвинению в принадлежности к эсеровской террористической организации приговорила Биценко к расстрелу.

Наталия Самохвалова,

сотрудник Государственного архива Саратовской области