Пятнадцать дней, которых не хватило

Оценить
Пятнадцать дней, которых не хватило
Районные газеты в Саратовской области на грани закрытия – чиновники не успели оформить им финансовую льготу

Саратовская область опять нехорошо прославилась на всю страну. Или в лучшем случае всех насмешила. Областные средства массовой информации могут оказаться на грани исчезновения из-за ерунды: вовремя не оформили необходимую льготу. В других областях никаких конфликтов на этой почве не возникало. В нашем же регионе должностные лица разводят руками и говорят, что обстоятельства были сильнее.

О пользе стояния на ушах

Федеральный закон о страховых взносах в пенсионный фонд РФ даёт возможность СМИ – при оформлении соответствующего пакета документов – воспользоваться пониженным тарифом страховых взносов, то есть уменьшить сумму пенсионных отчислений. Соответствующее постановление правительства РФ появилось 5 марта, а срок на сборы пакета документов СМИ дали до 30 марта. Это было обязательное условие для того, чтобы газеты, сайты и телеканалы могли воспользоваться льготой уже в первом квартале 2011 года.

Естественно, большинство СМИ нашего региона решили не упускать такую возможность и принялись собирать нужные бумаги. Каково же было их удивление, когда многие из них узнали, что опоздали. В итоге восьмипроцентную льготу оформили лишь четыре областных СМИ. Впрочем, те главные редакторы, кому не повезло, говорят, что их просто подставили две госструктуры – Роскомнадзор по Саратовской области и местное отделение пенсионного фонда. Кто-то кому-то что-то вовремя не передал, не включил в списки, не внёс в реестр. В итоге почти 100 СМИ Саратовской области теперь должны платить по полной.

Почувствовав себя обманутыми, руководители саратовских СМИ пожаловались в общественную палату с надеждой, что та будет посредником между ними и властью и поможет восстановить справедливость. В минувший вторник общественники на расширенном заседании совета палаты пытались понять, кто виноват и что теперь делать.

Член палаты, председатель региональной организации Союза журналистов России Лидия Златогорская сказала, что особенно сильно сложившаяся ситуация ударит по муниципальным СМИ, которые влачат жалкое существование и считают копейки. Их и так по сути обирает «Почта России», устанавливая непомерно высокую плату за распространение (30–50 процентов от стоимости производства). Кроме того, районки поиздержались на мартовских выборах: публиковали по 10–15 полос политической рекламы, не получив компенсацию.

Надеясь на восьмипроцентную льготу, муниципальные СМИ ещё в начале года рассчитали свои траты с учётом пониженного тарифа. Но Роскомнадзор подошёл к своей работе формально, считает глава Союза журналистов. У других регионов тоже было мало времени, но там «все встали на уши», может быть, пожертвовав обеденным перерывом или продлив рабочий день, чтобы успеть всё оформить до 30 марта. А саратовский Роскомнадзор передал бумаги пенсионному фонду только четвёртого апреля, поставив муниципальные СМИ на грань разорения. Так что в первом квартале региональные СМИ потеряли от 20 до 50 тысяч рублей каждое, объявила Лидия Златогорская.

Роскомнадзор не бил лежачего

Один из руководителей регионального управления Роскомнадзора, Сергей Илясов, объяснил, что функция его ведомства – «исключительно ведение реестра; исключение из него СМИ, носящих эротический и рекламный характер, не более того». На обвинения, что Роскомнадзор поздно передал сведения пенсионному фонду, Илясов отвечал, что у его специалистов были законные сроки – 15 дней. «И все поступившие документы в эти 15 дней были рассмотрены».

Общественники попытались восстановить хронологию событий: 5 марта выходит постановление, 8 марта плюс-минус три дня – праздники, потом 13 марта – выборы. Возможно, газеты, прикинув, что до 30 есть время, сдали документы числа 24–25-го. Ну а Роскомнадзор сполна использовал свои законные 15 дней работы с пакетом документов. С учётом этих обстоятельств до пенсионного фонда сведения действительно дошли только в апреле. Вроде и закон никто не нарушил, а результат плачевный.

В ответ на это председатель палаты Борис Шинчук грустно заметил: «На одной же земле живём! Может, не нужно было отсчитывать 15 дней, а для своих решить вопрос за 15 минут».

Члену палаты отцу Дионисию выступление Илясова показалось вялым. «Представляю, как вяло вы собираете документы, просто не бей лежачего». Кто-то захлопал. «Я, конечно, не судия, – продолжал священник, – но вы свою работу не выполнили».

В свою очередь управляющий отделением ПФР по Саратовской области Владимир Капкаев, как и представитель Роскомнадзора, тоже посетовал на ограниченные сроки процедуры оформления льготы: мол, из-за этого и произошёл сбой.

Вскоре выяснилось, что между обеими структурами, как в известной басне Крылова, «согласья нет». Илясов и Капкаев заспорили о том, когда одни отправили, а вторые приняли уточнённый реестр с 99 СМИ. И разошлись в «показаниях».

Но в чём оба были едины, так это в том, что нужно обращаться в федеральный центр. «На уровне региона это не решаемо. Московские структуры найдут пути решения».

«Законодатели ещё года три будут поправку в закон вносить», – раздалось из зала. Владимир Капкаев пожал плечами, напомнив, что, даже если решение будет принято и три года спустя, льготу СМИ восстановят. Владимир Васильевич посоветовал редакциям заплатить отчисления в пенсионный фонд сполна, а потом дожидаться компенсации.

Заморозить, писать, добиваться

Особую подозрительность общественников вызвал тот факт, что в соседних областях ничего подобного не случилось. Сотни ульяновских, самарских, пензенских, нижегородских, казанских, удмуртских СМИ собрали нужные бумаги, были внесены в реестр и начали пользоваться льготой.

Главный редактор журнала «Общественное мнение» Алексей Колобродов предположил, что в других регионах тоже возникала ситуация «можем не успеть», но появился некий ответственный – от власти или просто авторитетный в регионе человек – и исправил ситуацию. Может быть, оформили бумаги задним числом, но вопрос каким-то образом решился.

Алексей Колобродов попенял в адрес Союза журналистов, который в нужный момент отмалчивался. Как, впрочем, и министерство информации и печати области. В результате саратовские СМИ оказались предоставлены сами себе, считает редактор журнала, который тоже не смог воспользоваться желанными льготами.

Министр информации и печати Саратовской области Наталья Есипова отвечала: всё то, что в рамках полномочий министерства, делалось. Писались официальные запросы уполномоченным органам, сама министр высказывалась в блоге и публично. Есипова считает главными причинами конфликта сжатые сроки оформления документов и нерасторопность Роскомнадзора. «Ситуация тупиковая! Я не юрист, но, скорее всего, надо будет добиваться справедливости через суд. И писать всем кому можно».

Некоторым общественникам не понравился ответ Натальи Есиповой. Так, Александр Джашитов в сердцах кричал, что «вы-то должны защищать интересы СМИ». Не удержался от критики в адрес министерства и отец Дионисий, сказав, что чиновники должны были скоординировать весь процесс – известить СМИ, помочь им собрать документы, попросить госструктуры поскорее всё оформить и т. д. «Не знаю, чем вы занимались – восьмым марта, выборами ли. Но средства массовой информации были брошены. Поезд ушёл».

Член палаты Наталья Королькова предложила «заморозить все действия», поскольку СМИ начинают штрафовать за недоплату в пенсионный фонд. А тем временем пусть «наверху» разбираются, как решить саратовскую проблему.

На заседании было объявлено, что областное правительство тоже занимается конфликтом и направит в федеральный центр письмо, извещающее о сложившейся ситуации. «И губернатору надо написать, – сказал Борис Шинчук. – Пусть, как высшее должностное лицо, контролирует такие вещи».

Хотели было ещё написать президенту, чтобы он остановил действие того самого постановления, но юристы сказали, что это утопия. Тогда выбрали ещё одного адресата – полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе Григория Рапоту. А самим СМИ, которые так и не получили свою льготу, общественники посоветовали пока заплатить все причитающиеся налоги и штрафы.