Не факт, что что-нибудь придумаем

Оценить
Не факт, что что-нибудь придумаем
В Саратове пытались разрешить национальный вопрос

События в карельской Кондопоге, на Манежной площади в Москве, недавняя массовая драка в Сагре, активность новых русских националистов, лезгинка на проспекте Кирова, в которой видят провокацию… Национальный вопрос в России звучит всё громче и отчётливее.

На днях приехавший в Саратов из Москвы журналист, аналитик по межнациональным вопросам, председатель совета межрегионального общественного движения «Правозащита XXI век» Симон Кагиян поделился своим решением межнациональной проблемы. На разговор за круглым столом в Общественной палате Саратовской области собрались лидеры местных диаспор, эксперты, представители государственных структур.

Засилье или фикция?

Сославшись на итоги опросов Левада-центра (66–68 процентов нетерпимых среди коренного населения к приезжим в России), Кагиян сказал, что сейчас в российском обществе остро ощущается разобщённость по национальному признаку. Причину такого положения дел он видит в том, что нет достаточной информации о культуре и нравах национальных меньшинств и коренных жителях, в школах на эту тему не говорят. Да и многолетняя война на Кавказе и последующие терроризм, похищение людей стали не лучшей репутацией для лиц кавказской национальности.

Московский гость считает, что в государство обречено на межнациональные конфликты, пока все народы не будут пропорционально вовлечены во все структуры законодательной и исполнительной власти. «Мы, живя в федеративном государстве, не привлекаем к управлению государством национальные меньшинства и коренное население Российской Федерации».

Заметив, что некоторые руководители политических партий и общественных организаций правого толка пытаются преподнести русский народ как страдающий от засилья кавказцев и неславян, Кагиян и сотоварищи решили выяснить, так ли это, проведя исследования в разных регионах. «Мы хотели узнать, на самом ли деле кавказцы что-то значат: какие чиновничьи посты они занимают и могут ли быть коррумпированы, участвуют ли в распределении ресурсов, недр, финансовых потоков так, чтобы нанести вред государству».

Оказалось, что в Саратовской области наблюдается особенно плачевная картина. Доступ к власти «иных народов» здесь составляет всего 2,8 процента (тогда как по России этот показатель – 18–22 процента). Кагиян удивлялся, почему в областной думе во фракции «Единая Россия» нет казахов, татар, чувашей, мордвы, калмыков. Поражался, что среди судей региона мало представителей народов Кавказа, хотя СГАП заполнен студентами-уроженцами этих мест. «И что, они все двоечники? Скажите! Мы обратимся ним, чтоб хорошо учились и пошли в судьи, в прокуроры!» Если в министерствах, на руководящих постах во власти будет больше представителей разных народов, то люди будут больше общаться, лучше узнают друг друга, смогут решать межнациональные проблемы, уверен Симон Гарегинович.

О перегибах на местах

Саратовские национальные лидеры долго не могли понять, чего же конкретно хочет Кагиян. Фразы «Мы хотим повлиять на законодательство!» явно было недостаточно. Кроме того, недоверие вызвала приведённая гостем статистика. На вопрос, откуда такие данные, оратор пояснил, что проводившие исследование эксперты зашли на официальные сайты саратовского правительства, областной и городской дум, прокуратуры, судов и изучили фамилии, имена и отчества министров, чиновников, депутатов, судей и т. д.

И. о. начальника кадровой политики государственной службы Саратовской области Антон Пролёткин объявил, что такая статистика не выдерживает никакой критики. По каким параметрам выбирали тех или иных чиновников? Как можно сделать вывод о национальности по одной лишь фамилии? И вообще, Пролёткин сказал, что не понимает сути вопроса. Он напомнил, что в стране действуют принципы поступления на государственную службу на конкурсной основе. Конституция РФ запрещает дискриминацию по любому, в том числе национальному признаку. Его поддержал и специалист избирательной комиссии Саратовской области Андрей Киреев, напомнив, что избирком исходит из принципа равенства, и ему важна не национальность, а статус гражданина страны.

Кагиян усмехнулся: такие ответы он получал многократно, и это «обыкновенные отписки». «Если получились такие фамилии, значит, народ не идёт, не участвует в конкурсах. Пишите об этом, бейте тревогу, активизируйте народ!» Собравшиеся не очень поняли, кто куда должен писать, и стали по очереди делиться соображениями. При этом ведущему заседание Аркадию Шелеступриходилось постоянно одёргивать московского гостя, который слова не давал сказать оппонентам своими замечаниями и репликами.

Председателю узбекского культурного центра «Согдиана» Рустаму Мансурову идея армянского коллеги понравилась. Ему хотелось бы видеть во власти, МВД фамилии нерусской национальности. «Ведь Чечня, Дагестан – это тоже Россия! Почему там одни только Ивановы, Петровы и Сидоровы?»

Свои примеры притеснения по национальному признаку привёл председатель региональной общественной организации «Дагестан» Салман Мусаев. Его знакомый парень, дагестанец, работает в конвое. Имеет два высших образования, женат, не пьёт, не курит. Кроме того, он спортсмен, чемпион России, состоит в обществе «Динамо». И вот, будучи сержантом, желает стать офицером. «Три раза подавал документы, мы за него ходатайствовали – отказывают! Открытым текстом говорят: есть неписаный указ – дагестанцев, чеченцев в ОВД не брать!» Карьере ещё одного дагестанца, полковника УВД Ленинского района, не дают хода, несмотря на хорошие показатели раскрываемости. В то же время участковый-славянин, вечно пьяный и обирающий бабушек, уже майор. «Есть перегибы! – грустно сказал Мусаев. – Про думу не скажу, а в милиции есть».

Наблюдает подобные «перегибы» и председатель Ассоциации поволжских казахов Владимир Ташпеков. «В Озинках, Алгае жалуются мои земляки: в милицию берут, а на таможню – нет. Это что, степень недоверия к ним, коренным народам?»

Проблема существует – факт

Президент региональной общественной организации «Ассоциация вынужденных переселенцев «Саратовский источник» Александр Зуев сказал, что введение неких квот в органах власти по национальному признаку означает откат страны назад, к доиндустриальному обществу. Когда власть передавали по принципу принадлежности к определённой фамилии, роду, клану и т. д. Зуев считает, что на первом месте доложен быть принцип профессиональной компетентности. «Я хочу, чтобы самолётом управлял квалифицированный лётчик, операцию мне делал классный хирург. И мне всё равно, казах он или русский!».

Историк Владимир Семёнов считает, что объективная картина в органах власти «намного мягче», чем это представил Кагиян. Но бить тревогу всё равно надо. Семёнов выяснил, что до 2000 года в России 80 процентов мигрантов были русские, 20 – казахи, татары, евреи и т. д. После 2000 года армянская диаспора увеличилась в 4 раза, азербайджанская – в 3,2 раза. Сейчас общее количество мигрантов – 307 тысяч человек, это более 10 процентов всего населения области. «Надо об этом думать больше, уделять внимание информационным ресурсам, открывать специальные сайты. Проблема есть, а мы стараемся её отодвинуть, и это странно».

Президент Региональной национально-культурной автономии российских немцев Поволжья Юрий Гаар не стал обращать внимания на спорную статистику, а нашёл общие точки соприкосновения. «Мне импонирует озабоченность автора, связанная с тем, что мы живём в федеративном государстве. Федерация – значит объединение народов. За долгие годы народы так сильно перемешались, но мы богаты и сильны своими народами. Я поддерживаю постановку вашего вопроса: много лет мы в Саратовской области разрабатываем какую-то стратегию национальной политики. Серьёзного финансирования из бюджета области нет, нет поддержки. Проблема существует».

Все концы постарался увязать выступающий в конце эксперт комиссии палаты Амбарцум Абрамян. «Нормальные люди должны руководить. А для этого мы должны иметь мощное гражданское общество: чтоб от меня не отмахивались, как от назойливой мухи, если я жалуюсь. У нас есть замечательные законы, но они не выполняются! Есть армянская поговорка: если ты сегодня украл яйцо, завтра украдёшь лошадь. Так и с законами – начинать нужно с малого».

Мозговой штурм для «нестраусов»

Присутствующий на заседании православный священник отец Владимир (Каширин) подтвердил, что «идёт такая тенденция, стараются разжечь межнациональные проблемы». Такой вывод он сделал, общаясь с друзьями-дагестанцами (Каширин два года служил в армии в Дагестане). И процитировал 78-ю суру Корана (перевод Крачковского), где сказано, что после истечения союза с многобожниками следует предавать их мучительной смерти. Это очень сильно действует на молодёжь, и свою агрессию – «Кавказ рулит!» и т. п. – она выплёскивает в Интернете. Отец Владимир призвал лидеров национальных общин не забывать о таком важном аспекте, как воспитание. Надо встречаться, выезжать, разговаривать с молодёжью, каждому на своей должности быть «такими маленькими патриотами, Миниными и Пожарскими», считает священник.

Собравшиеся так и не придумали за полтора часа обсуждения, как же воплотить то, что предлагает Кагиян. Единственное, с чем никто не спорил: межнациональная проблема существует, и страусами, зарывающими голову в песок, быть нельзя. Все соглашались с тем, что вопросом этим в России никто всерьёз не занимается, жалели об упразднённом в стране министерстве по делам национальностей, об отсутствии законов, охраняющих малые народы и национальные меньшинства.

В итоге было решено создать рабочую группу с участием общественников, экспертов и представителей государственных структур и «разработать критерии взаимодействия»: в кадровой политике, освещении национальных вопросов в СМИ и т. д. Группа будет работать месяц. Впрочем, как сказал Аркадий Шелест, «ещё не факт, что за месяц мы что-нибудь придумаем».

Симон Кагиян – председатель совета межрегионального общественного движения «Правозащита XXI век» (Москва), журналист, политический обозреватель газеты «Ноев Ковчег», делегат конгресса патриотов России. Доктор философских наук, член-корреспондент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Награждён орденом «За заслуги в деле защиты прав человека» (ООН), орденским знаком «Золотая звезда славы», почётным знаком «За милосердие и благотворительность», медалью МВД России.

Кагиян считает Саратов своим родным городом. В 1977 году он окончил саратовский педагогический институт, потом долгие годы работал в народном хозяйстве, а к началу 2000-х годов стал заниматься общественной деятельностью. За эти годы он был членом Общественной палаты Саратовской области, вице-президентом армянской общины области и помощником депутата Госдумы РФ.