Уроки булгарского

Оценить
Уроки булгарского
Вот так и делается «капитальный» ремонт, он же модернизация…
Катастрофа на Волге в очередной раз подтвердила: системный кризис в России всё углубляется

Сразу несколько известных блогеров сравнили современную Россию с погибшим дизель-электроходом «Булгария». Мол, наша страна, как старое плохо управляемое судно, спешит навстречу своей гибели. В салонах продолжают веселиться, в ресторанах – вкусно ужинать, но неопытный экипаж уже повернул судно бортом к приближающейся роковой волне. А иллюминаторы в третьем классе все открыты – душно народу. Сравнение несколько хлёсткое. Есть в нём что-то литературное. Но никто не станет отрицать, что катастрофа «Булгарии» высветила практически все российские проблемы.

Совок не летает и не плавает

«С «Булгарией» всё ясно: судно, по словам построивших его словацких корабелов, было рассчитано на двадцать лет эксплуатации. И все разговоры о том, что судно несколько раз проходило реконструкцию, что на Волге есть корабли и постарше-подревнее, от лукавого. Дизель-электроход должен был быть списан двадцать, максимум – тридцать лет назад, как это было сделано с тридцатью другими кораблями этого проекта. Но «Булгария» продолжала ходить в рейсы. И дело здесь не только в непомерной жадности хозяев корабля, но и в том, что на замену ему не было абсолютно ничего.

Новый пассажирский корабль появился на Волге в 1992 году, больше никаких поставок не было. Сами комфортные пассажирские суда мы строить не умеем, а покупать – не по карману. Российский круизный флот пополняется в последнее время только яхтами: новая яхта Абрамовича, яхта президента, яхта патриарха – говорят, есть и такая. То, что построенная (купленная) при советской власти техника больше непригодна к эксплуатации, подтвердили и сразу несколько авиакатастроф, случившихся этим летом. Сначала Ту-134, потом Ан-24 в Сибири. Кроме того, за июнь и пол-июля случилось сразу три аварии с вертолётами Ми-8. В том числе и с человеческими жертвами. Напомним, Ми-8 был спроектирован и запущен в серию в шестидесятых годах.

Ну ладно речной пассажирский флот: достойные люди страны найдут и другие виды отдыха, получше, чем душные каюты старых теплоходов. А авиация? Вроде куда нужнее. Но все дальние рейсы выполняют «боинги» и «аэробусы», а на внутренних линиях используется всё то же советское латанное-перелатанное старьё. Широко распиаренный «Сухой Superjet» появляется исключительно на телеэкранах, а не на аэродромах. Впрочем, мы давно уже привыкли, что в России две жизни – телевизионная и реальная. И они совсем не похожи.

Поиск и наказание стрелочников

Доказано – в России нет виноватых в крупных авариях и катастрофах. Если хотите оспорить этот тезис, назовите фамилии тех, кто был наказан за Саяно-Шушенскую ГЭС, за Распадскую. (Кстати, о Распадской: в газете «Ведомости» появилось сообщение, что государственный банк ВТБ покупает у Романа Абрамовича эту шахту за цену на треть – а это 700 миллионов долларов – дороже биржевой цены.) За масштабные пожары прошлого года кто понёс наказание? Несколько руководителей сельсоветов?

О таких западных чудачествах, как добровольный уход министра в отставку, мы и знать не хотим. Это в Латвии министр МВД ушёл в отставку, когда его подчинённый совершил в нетрезвом виде ДТП. А разве у министра Нургалиева не было поводов для такого шага? Как сейчас – у министра транспорта Левитина? Или вся его ответственность заключается в председательстве на совещаниях по расследованию причин катастроф в воздухе и на воде? А любимец нашестов и молодогвардейцев г-н Якеменко не должен был подать в отставку после публикаций, связывавших его с организованной преступностью и никак Якеменко не опровергнутых?

Но нашим большим начальникам – всё божья роса, как говорится во второй части известной поговорки. Да и народного любимца Сергея Шойгу было бы правильнее назвать министром по ликвидации последствий уже случившихся чрезвычайных ситуаций. За их предупреждение, похоже, никто не отвечает.

У нас либо никого не наказывают («Хромая лошадь» исключение), либо с огромным удовольствием ищут стрелочников. Вот и за катастрофу с «Булгарией» ответственными назначили генерального директора фирмы «Аргоречтур» Светлану Инякину и эксперта камского речного регистра Якова Ивашова. Обоих уже арестовали. Да, Ивашов дал разрешение на выход «Булгарии» в последний рейс. С Инякиной не всё так ясно – она руководила лишь одним звеном из цепочки разных ООО и ЗАО, выстроенной между турфирмой и реальным владельцем судна. Вот ему-то, представляется, ничего не грозит.

Хотя по простой логике одинаково виновен и тот, кто арендует старую посудину, и тот, кто сдает её в аренду. Но Михаил Антонов – настоящий хозяин «Булгарии» – миллионер, хозяин нескольких офшорных компаний и, наконец, активист «Единой России». Таких людей у нас к ответственности не привлекают. Кстати, в Сети появились фотографии ещё двух теплоходов, принадлежащих Антонову, – «Дениса Давыдова» и «Генерала Черняховского». Судя по снимкам, путешествие на этих судах не может быть ни комфортным, ни безопасным.

Ещё обвинили в неоказании помощи капитанов двух судов, находившихся поблизости. Последовали громкие заявления прокуроров и министра транспорта о преступлениях, будущих судах и сроках, народное возмущение. Потом выяснилось, что не всё так просто. По крайней мере теплоход-толкач «Дунайский» элементарно не смог бы помочь тонущим людям. Это подтверждают волжские капитаны.

Куда же без неё?

После того как счастливцы были спасены, а большая часть пассажиров вместе с кораблём оказалась на дне, начались многочисленные расследования – как официальные, так и расследования СМИ и интернет-активистов.

Выяснилось, что туристический круиз по Волге осуществлялся незаконно: у перевозчика не было лицензии на перевозку пассажиров. Ростуризм сообщил: компания «АргоРечТур» не входит в реестр туроператоров России, соответственно, она предлагала круизы на «Булгарии», не имея на это права. Судно было перегружено: после переоборудования вместимость «Булгарии» составила 120 человек, фактически же пассажиров было 175.

По данным МВД Татарстана, техническая неисправность «Булгарии» рассматривается в качестве главной причины случившегося. Но владельцы и арендаторы теплохода уверяют, что технических проблем на нём не было, все ремонтные работы были проведены, и судно признано пригодным к эксплуатации. То, что оно прошло проверку, подтвердило и министерство транспорта. Между тем у «Булгарии» не работал один двигатель, не функционировали санузлы и система кондиционирования воздуха. У иностранных журналистов все эти странности вызывают по меньшей мере недоумение. Российские люди понимающе усмехаются: не подмажешь – не поедешь. В нашем случае – не поплывёшь. Обычная российская коррупция, без неё у нас ничего не делается.

Решительный шаг на месте

Реакция властей страны на любое чрезвычайное происшествие традиционна. Собирается совещание во главе с руководителями страны. Раздаются грозные заявления: наказать виновных, выяснить причины, запретить полёты на старых самолётах, круизы на древних теплоходах и так далее. Причём каждый раз проблему пытаются локализировать. Примерно так: разбился Ту-134 – запретить полёты этого типа самолёта. Через месяц тонет в Оби приводнившийся на реку Ан-24 – запрещаем Аны. То, что вопрос шире, глобальнее, что фактически сгнила вся инфраструктура страны, об этом не говорят.

Депутаты Государственной думы раздумывают, а не запретить ли вообще эксплуатацию пассажирских судов старше 30–35 лет. То, что, если такой закон будет принят, на Волге не останется пассажирских судов, депутатов не волнует. Кстати, в эти рамки попадает и обслуживающий саратовцев теплоход «Тимирязев». Он, кажется, 1959-го года постройки. Может, на год моложе.

Хорошо, плавать на старых теплоходах опасно – никто не спорит. А жить в старых домах – например, лагутенковских или тех, что вообще построены до октябрьского переворота – не опасно? Или ездить по нашим дорогам? Может, законодательно запретить проживание в ветхих и аварийных домах? Кстати, в Саратове их примерно одна треть от общего жилого фонда. Понятно, что никто на это не пойдёт, деньги нужны совершенно на другие цели: на проведение зимней Олимпиады в субтропиках, на саммит ОСЕАН во Владивостоке со строительством гигантских мостов и дворцов. Говорят, это престиж страны. На мой взгляд, престиж страны тем больше, чем больше её граждан живут в условиях, хотя бы похожих на человеческие.

Что же касается грозных директив, спускаемых с самого верха – «наказать, запретить, впредь не допустить», – то все россияне знают им цену. Гром погремит и затихнет. И всё или почти всё остаётся по-прежнему. Вон уже министерство транспорта заявило, что полностью вывести Ан-24 из эксплуатации невозможно: сразу прервётся большинство коммуникаций на северных территориях.

Да, интересно, почему не отреагировала на серию катастроф такая многочисленная формация, как Общероссийский народный фронт? Указаний не было? Или заняты дальнейшим – до последнего младенца России – пополнением своих рядов?

Вместо кляпа

У властей есть ещё одна мера реагирования после чрезвычайных происшествий с многочисленными жертвами. Это вручение пострадавшим и семьям погибших денег. Так было на Распадской, так будет и сейчас. С одной стороны, это говорит, что система страхования человеческой жизни у нас не развита в принципе. А ещё мне представляется, что подобным методом пострадавшим или потерявшим близких затыкают рты. Типа получите и молчите.

Допускаю, что подобное мнение можно посчитать циничным. Но с другой стороны, посмотрите, как отнеслись к пассажирам однотипного с «Булгарией» судна «Композитор Глазунов».

Сначала с туристами на борту оно несколько дней простояло на саратовском рейде – корабль проверяли на наличие возможных неполадок. За это время около пятидесяти туристов предпочли закончить свой круиз. Теперь областное министерство транспорта предлагает и вовсе фантазийный вариант: оставшихся туристов отвезти в Москву, чтобы оттуда они проследовали к местам назначения. Какие места назначения, какая Москва, если «Глазунов» шёл по маршруту Астрахань – Ярославль? Ничего не понятно, кроме одного: отношение к людям самое свинское.

Но люди молчат, они к этому привыкли. Вся гражданская активность переместилась в Интернет. Там, укрывшись за ником, можно смело резать правду-матку по любому поводу.

Трагедия «Булгарии» показала и поляризацию медийного поля России. Три центральных канала, освещая катастрофу, упорно искали и находили нескольких виноватых. Например, капитана судна. Он погиб и ничего в свою защиту сказать уже не сможет. О системном кризисе инфраструктуры страны никто и не осмелился заикнуться. Пользователи Сети рассказывали друг другу, что так жить нельзя. Вариант: здесь жить нельзя.

Отдельно от этих дискуссий и ТВ-расследований живут сами россияне: и телезрители, и люди Сети, и те, кто вообще не смотрит телевизор и не включает компьютер. Плавают на старых судах, ездят в старых машинах по разбитым дорогам, живут в разваливающихся домах, летают в выработавших свой ресурс самолётах. Список этот можно продолжать и продолжать. Не в нём суть. А в том, что очень многие говорят, что живут если не хорошо, то нормально. И уверены, что это заслуга властей. Так что если рассуждать об уроках «Булгарии», то надо сказать: их мало кто усвоил.