«Тщанием и иждивением» Петра Тюльпина

Оценить
«Тщанием и иждивением» Петра Тюльпина
Портрет почётного гражданина и почтенного человека не сохранился…

В «Саратовской летописи», составленной членами Саратовской учёной архивной комиссии, одним из главных событий 1855 года значится завершение строительства Духосошественской церкви «тщанием и иждивением почётного гражданина Петра Фёдоровича Тюльпина».

В памяти своих современников Пётр Тюльпин остался как «человек богатый, расторопный, сведущий и честный». Он был удачлив в делах и уважаем горожанами. Дважды его избирали городским головой.

Долгие годы, когда в Саратове ещё не было высотной застройки, купола Духосошественской церкви, расположенной «на горах», как говорили прежде, были видны издалека. Саратовцы называли её «Голубые купола». Не так давно исторические купола почему-то заменили золочёными.

Возведён этот красивый каменный храм на месте простоявшей здесь одиннадцать лет деревянной церквушки. Сооружение храма связано с печальным событием в семье Тюльпина – смертью его сына, титулярного советника Николая Тюльпина. В память о сыне Пётр Фёдорович с супругой Дарьей Хрисанфовной вложили средства в строительство.

Храм был богато украшен, так как многие горожане жертвовали на украшение его и на колокола. Но вклад Тюльпиных стал самым значимым. Из оглашавших окрестности тринадцати колоколов мощнейшим голосом «пел» дар супругов Тюльпиных, весивший 431 пуд 15 фунтов (6902 кг, то есть почти семь тонн). Обитавшая в этих местах городская беднота с огромной благодарностью вспоминала Петра Фёдоровича, умершего всего через год после освящения храма, «который доставил им вечное утешение молиться в нём».

Если бы Пётр Фёдорович всего только построил «храм – красу города», то уже удостоился бы доброй и долгой о себе памяти. Однако это было главное, но далеко не единственное его доброе дело. «Будучи сыном православной церкви, он от избытка материального» пожертвовал колокольне главного в Саратове Александро-Невского собора (снесён в 30-е гг. прошлого века, на его месте ныне стадион «Динамо») колокол в 250 пудов (4 тонны). Установка колокола вызвала всеобщее ликование. «Огромная толпа граждан перевезла торжественно его на больших дровнях на себе по глубокому снегу и подняла его на колокольню накануне Рождества Христова».

Знаменательным событием в жизни Саратовской губернии, осуществлённым исключительно на благотворительных началах, было открытие 3 октября 1843 года первого детского приюта. На это благое дело жители города собрали 4844 руб. 59 коп. серебром, а Пётр Фёдорович внёс 767 руб. 44 коп. серебром – второй по величине вклад. Приют давал кров, пищу и начальные знания не только сиротам, находившимся здесь круглосуточно, но и приходящим детям бедняков.

Довольно продолжительное время приют располагался в съёмных помещениях. А когда наконец получил собственный особняк, тот через три года сгорел. И вновь подоспела помощь Тюльпина: на свои средства он отстроил новое двухэтажное здание, которое и ныне стоит на Комсомольской, бывшей Приютской, улице.

Ещё одним детищем Петра Фёдоровича было Убежище Святого Хрисанфа – приют для девочек-сирот. Убежище открылось в 1858 году в подаренном Тюльпиным доме, находившемся в Мирном переулке между Митрофаньевской (ныне имени Кирова) площадью и Константиновской (ныне Советской) улицей. Убежище существовало 60 лет, став фактически первой в Саратове женской профессиональной школой. В нём девочки получали знания в объёме начальной школы, а также обучались мастерству кройки и шитья, вышивки гладью, вязания кружев. Выпускниц этого благотворительного заведения охотно принимали на работу модные белошвейные мастерские. Дом до наших дней не дожил.

Более полутора веков минуло со времени смерти Петра Фёдоровича Тюльпина. И, к сожалению, портрет человека, «тщанием и иждивением» которого устроено так много хорошего для Саратова, до наших дней не дошёл.