«Новые дороги» нашего города

Оценить
«Новые дороги» нашего города
Саратов второй год участвует в проекте «Новые дороги городов России», предусматривающем ремонт внутриквартальных и придомовых территорий

Когда проект только начинался, народ относился к обещаниям недоверчиво. Потом недоверие сменилось радостью: ещё бы, столько лет ни один асфальтоукладочный каток в их дворы не заезжал, бордюрный камень со дня строительства домов никто не менял. Позже жители начали проявлять недовольство, делиться на группы. Одни просили работающих в их дворах ремонтников закатать в асфальт как можно больше имеющегося пространства, чтобы было куда машины парковать. Другие, наоборот, бились за каждый сантиметр зелёных зон, обещая разбить на них клумбы. Пошли препирательства по поводу отмосток и ширины проходов вдоль домов.
Споры вокруг проекта продолжаются и теперь – параллельно с его реализацией.

Материалы подготовили Дина Болгова, Юлия Шишкина, Люся Шлёпкина

В рамках ведомственной целевой программы «Капитальный ремонт и ремонт дворовых территорий многоквартирных домов, проездов к дворовым территориям многоквартирных домов, расположенных на территории муниципального образования «Город Саратов» на 2011 год власти обещают облагородить 201 двор. Список дворов для каждого района свой. В Волжском в числе счастливчиков попали 36 адресов.

В минувшую среду по «наводке» знакомых, проживающих в тех местах, я отправилась на Соколовую гору. Там попали в программу дворов семь-восемь.

В сапогах по танкодрому

Полдень, дождь то прекращается ненадолго, то снова начинается. Замечаю признаки ремонта на улице Весенней около домов № 3 и 12а. Самосвал, кран, связки бордюрных камней, выкопанные для них канавки, кучи старого дорожного покрытия… Моросит дождь, рабочих не видно. Зато на ловца бежит другой зверь – активистка с Весенней, 3, Татьяна. Она пробирается через грязную колею рядом с домом. Татьяна рассказывает, что рабочие появились недели две назад и копошатся в перерывах между ливнями. Что перед началом работ приезжал депутат городской думы Виктор Марков, записывал просьбы жителей и оставил номера телефонов для жалоб и предложений. И что они периодически звонят и напоминают, что их дому нужен индивидуальный подход.

Девятиэтажка на Весенней, 3, расположена под уклон, так что снеговая или дождевая вода затапливает подвалы, проникая даже в подъезды. И вообще, после ливней и в пору таяния снега мимо дома текут реки, так что выйти из подъезда можно только в резиновых сапогах.

«Мы просили рабочих, чтобы они отливы какие-нибудь придумали», – говорит Татьяна. И тут же показывает рукой на стоящие после недавнего дождя лужи: не уходит вода, значит, не решили проблему? Хотя дверь в подъезд явно подрезали снизу, подняв порог.

Спрашиваю, как было раньше. Женщина машет рукой: много лет был настоящий танкодром, дорога перед домом давно пришла в негодность, всё изрыто. 36 лет назад первые жильцы отпраздновали новоселье, за это время двор ни разу и не ремонтировали.

Напротив дома через дорогу вижу детскую площадку – старенькие лавочки, лесенки, «грибок», покривившиеся качели, два баскетбольных кольца набекрень. «На эту площадку со всей Соколовой горы приходят, мы и её просили отремонтировать, – говорит Татьяна, – но нам ответили, что это в программу не входит. И стоянку для машин тоже расширить отказались».

Важный для Соколовой горы объект – поликлиника. Оттуда выходят женщина с девочкой и рассказывают мне, как весь микрорайон ходил туда, пробираясь грязными дворами по протоптанным тропкам, держась на натянутые между столбами верёвки. Теперь вокруг проложены асфальтовые ленты, правда, кое-где без бордюров.

Близки к стадии завершения работы во дворе дома на Весенней, 4. Разговариваю с местными жителями, которые при мне чуть не подрались. Одним не нравится, что делают только дорожки и тротуары, а между ними – голая земля. «Машины будут ставить и грязи натаскают на эти тротуары!» – говорит пожилая пара. Прохожий мужчина недоволен высокими бордюрами – из-за них машина не может въехать на тротуар. «Ставьте на стоянку свою машину!» – рекомендуют «добрые» соседи. «Дорого там», – не сдаётся автомобилист.

«Деревья перед моим окном срубили, – жалуется ещё одна подошедшая на крики дама. – Они хоть и небольшие были, но на них как на кусочек природы смотрела. Верите ли – я плакала».

Жалуются, что на спуске позади дома ступеньки сделали из старых бордюров: «Они же осыплются со временем, будем падать!» И ещё просят сделать хоть небольшие перильца. Историю этой лесенки узнаю позднее. Оказывается, всё тот же депутат Марков, встречаясь с жителями микрорайона, обещал им эту лесенку. Дорожники ему ответили, что лесенка не заложена в план ремонтов – ни денег, ни материалов. Но пошли навстречу депутату – соорудили ступеньки из старых бордюров и, естественно, безо всяких перил.

Побродив примерно час по окрестностям, возвращаюсь к «дому с уклоном». Дождь моросит, но рабочие в оранжевых спецовках появились. Нахожу главного инженера работающей здесь подрядной организации из Энгельса ООО «Садор» Александра Зафериду, который оказался замечательным и чрезвычайно полезным для журналиста собеседником.

Оказывается, профиль дорожного покрытия перед домами воссоздают частично. То есть целые старые куски дороги оставляют, меняя только пришедшие в негодность. Работающий 25 лет в дорожной отрасли Заферида начинает подробно объяснять мне про высокопрочные материалы, вяжущие, битумную эмульсию, марку бетона и щебня, отсутствие в составе песка и наличие только доломита. Из всего этого я усваиваю только то, что материалы эти для дворов даже излишне прочные. Они больше подходят для проезжих частей с большой проходимостью транспорта. «Какую гарантию даёте?» – «Пять лет, но, я думаю, и дольше простоит».

Спрашиваю, будут ли решать проблему уклона дома № 3. Александр Иванович, оперируя цифрами, которых я не понимаю, мне говорит, что уровень дорожного полотна и бордюра поднимется на 24 сантиметра, которые потоки воды вряд ли преодолеют.

На Весенней улице работает бригада из 17–18 рабочих, не считая водителей техники. Инженер своих ребят хвалит: добросовестные, непьющие. Зарплата за такой труд в зависимости от квалификации, вида работ – 15–30 тысяч рублей за месяц. Работают с семи утра до семи вечера. Обед – минут пятнадцать, потому что асфальт долгих перерывов не терпит, остынет.

У «Садора» на ремонтах задействован целый автопарк – экскаватор, мини-погрузчика «Бобкэт», два катка, длинномер («КамАЗ» с прицепом), фронтальный погрузчик с ковшом, асфальтоукладчик, грузовики. Инженер, смеясь, говорит, что ремонтировать дворы – ювелирная работа, потому что приходится крутиться на маленьких пятачках и многие операции выполнять вручную. Например, укладывать бордюрный камень, прогонный метр которого, кстати, весит 105 килограммов. Заглядывая в бумажки, инженер говорит, что на Весенней, 3, запланировано восстановить 720 метров проезжей части и 410 – тротуарной.

Зимний план летнему рознь

Из беседы с инженером узнаю о больших расхождениях между бумажными расчётами и реальностью. Например, в плане значится, что вокруг дома № 4 на Весенней имеется 120 метров отмостки – просто полоска по периметру. А рельеф местности совсем другой – есть ещё ступеньки к подъезду, пандусы, две-три дорожки к поликлинике, кармашки и т. д. В общем, вместо 120 метров рабочие построили 271 метр, отсюда и перерасход материалов.

По словам главного инженера, такие расхождения получились, потому что предстоящий объём ремонтов рассчитывали по сохранившимся старым планам, в которые никто не вносил появившихся корректировок. Кроме того, осматривать предстоящий фронт работ на Соколовой горе специалисты приезжали зимой, когда под сугробами лишнюю дорожку, тротуар, его ширину и не разглядишь. «Вот и приходится выкручиваться, чтобы и в смету уложиться, и людям помочь, – объясняет дорожник. – Где-то старые бордюры оставляем, где-то потоньше слой асфальта положим на тропинку. Я вообще не обязан делать многое из того, что делаю: за это никто не заплатит. Просто идём навстречу просьбам жильцов. А ведь установить один метр бордюра стоит 1100 рублей. Всего этого людям не объяснишь, у них всегда претензии находятся».

Александр Иванович везёт меня во двор старенькой пятиэтажки с восемью подъездами на Бакинской, 10. Здесь все работы завершены, и инженер явно горд. «Это был убитый двор, такая разруха! Люди просто отвыкли от человеческих условий и даже представить не могли сначала, что это место можно привести в порядок. Здесь у них пара слепых живёт, так их через эту грязь за руки водили. Мне понравилось с этим домом работать, здесь замечательная активистка – подсказывала, что и как лучше сделать, а мы старались угодить. Когда всё было готово, местные жители в благодарность накрыли нашим рабочим стол, попили вместе чаю. Хорошо получилось!»

***

К мусорке – в тапочках

В минувшую пятницу в рейд по саратовским дворам отправилась большая компания важных персон самых разных уровней – от главы района до депутата Государственной думы. Среди прочего они осматривали отремонтированные дороги и парочку скверов, но нас интересуют именно дворы. Маршрут проверяющих проходил по Ленинскому району.

Во дворах по улице Перспективной было что посмотреть. Свежезаасфальтированная широкая дорога между домами, лучами к подъездам сходятся тротуарчики, на новеньких чёрно-белых бордюрах муха не сидела. На видном месте плакатик, поясняющий, что «дорожные работы проводятся в рамках проекта партии «Единая Россия». Не хватает разве что красной ленточки, которую эффектно могли бы разрезать депутат Госдумы Николай Панков, председатель областной думы Валерий Радаев и глава города Олег Грищенко.

За несколько минут во дворе собирается большая группа жителей. Многие благодарят цветистыми «Спасибо!». И тут же просят сделать лавочки, а ещё жалуются на отсутствие мест для автомобилей, а также опасаются за трубу с горячей водой, которая проходит над новеньким тротуаром и может его залить.

Услышав вопрос, почему у некоторых домов не делали отмостку, председатель дорожного комитета Валерий Данилин поясняет, что вообще-то отмостки – это собственность дома, а «делать чужую собственность мы не имеем права». По словам Данилина, программа распространяется лишь на тротуары и проезжую часть дворовых территорий, замену бордюров, а вот на спортивные и детские площадки, лавочки – нет.

«Знаете, по какой программе вам ремонт делают?» – спрашивают персоны. «Да нам всё равно, лишь бы красиво было», – отвечают хором местные. «Зато нам обидно», – это уже Валерий Радаев. И пускается объяснять, что благодаря стараниям Вячеслава Володина и партии второй год подряд Саратову выделяются деньги (в этом году – миллиард рублей) на ремонты дворов.

Тот же ликбез он ещё раз повторяет во дворах по улице Антонова. Там ремонты в разгаре, а жители более эмоциональные. Одни хотят расширить дорогу – для проезда машин, другие увеличить зелёную зону – для детей. Тётя в халате ругает дорожников, которые оставляют за собой грязные рытвины, так что к мусорке не подойдёшь. «Вот приди и всё им сделай! – добродушно улыбается Олег Грищенко. – А скажи им, что это, мол, ваша забота – вот удивятся!»

Персоны – все в модных костюмах и стильной обуви – останавливаются около мусорных контейнеров и, несмотря на характерные запахи, общаются с народом.

«А ведь она права! – говорит Панков про тётю в халате. – Эта площадка должна быть заасфальтирована. Просто существует некое неверие: люди отвыкли от хорошего». «В тапочках идёт!» – крикнул вдруг кто-то, и все уставились на бабушку, подходящую с мусорным ведром. Бабушка – в смущении от такого внимания. «Потому что теперь дорога хорошая есть!» – и все переводят взгляд с тапочек на свежий асфальт.

Николай Панков весело кидает реплику: «Как жизнь-то, девчата?! Воюете? Правильно! Гражданское общество должно быть активным». Обалдев от количества (и качества?) важных гостей, народ закидал их жалобами и просьбами, что называется, не по теме. Чуть ли не за рукав тянут Валерия Радаева в старую панельную пятиэтажку, чтобы показать «в подъезде трещину во всю стену». Попутно рассказывая про аварийность здания, про кипу всевозможных обращений и про то, как отмахивается от жильцов управляющая компания. Валерий Васильевич в подъезд заглянул, но подниматься не стал.

«Сколько стоит ремонт вашего подъезда?» – строго спросил он. Жители замялись. «Посчитайте – принесёте! Радаеву – в областную думу». «Видите, как удачно вы позвали», – сказал людям кто-то из свиты председателя. А кто-то из журналистов слышал, как Валерий Васильевич обещал дать на ремонт свои деньги.

Заканчивая рейд по дворам, депутат Государственной думы РФ Николай Панков похвалил «городские власти в лице Грищенко, в лице Прокопенко».

«Мы видим, что город преображается, вместе с этим мы видим улыбки наших жителей. И они включаются в эту программу – рассаживают цветочки, создают свой микроклимат. А у нас главная задача – чтоб были качественные, хорошие проекты, причём выслушивая мнения жителей, чтобы они были довольны».

Глава города Олег Грищенко сказал, что ремонт внутридворовых территорий является одним из приоритетных направлений городской власти и надо «в течение нескольких лет привести все дворовые территории нашего любимого города в стандарты».

Посчитали, что в Саратове примерно четыре тысячи дворов, 1700 из них – в Ленинском районе. 37объектов отремонтировали в 2010 году, 68 планируют в 2011-м.

***

Быстропроходящая радость

Мы решили наведаться и во дворы, которым в прошлом году повезло с попаданием в проект

Издали отремонтированные территории выглядят неплохо. Но при ближайшем, более детальном рассмотрении начинаешь расстраиваться, завидовать и задаваться вопросом: «Ну почему дворы отремонтировали таким нерадивым гражданам, а не мне?»

В доме № 73 по проспекту 50 лет Октября располагается поликлиника № 16. В метре от неё, прямо на новеньком асфальте пешеходной дорожки, «красуются» использованные бахилы и японский внедорожник. Выходящим из поликлиники гражданам приходится машину обходить. Но люди не возмущаются, возможно, давно привыкли к подобному соседству. Или хамству.

Красивый яркий бордюр, положенный чуть более полугода назад, начинает терять былую свежесть. Виной всему паркующиеся во дворе машины, точнее, их хозяева: белый бордюр испачкан наезжающими на него автомобильными колёсами.

С отремонтированной территорией диссонирует остальное пространство: находящаяся во дворе баскетбольная площадка со снесёнными ветром щитами, «украшенные» пивными банками подъездные козырьки, мусор, валяющийся в зелёной зоне.

Около соседнего 71-го дома мусора не меньше. Здесь ещё лежат неаккуратной кучкой спиленные, но не вывезенные деревья.

На новом асфальте, ведущем к дому № 69, разлилась огромная лужа. Обойти её можно только по бордюру. Потому что единственная сухая территория занята припаркованными машинами.

Дорога, ведущая от дома № 71 вверх, не первой свежести. Выглядит асфальт нормально, только на новый не похож. А вот бордюр осенью явно меняли. Но теперь он выглядит удручающе. В небо смотрят обломанные и «изгрызенные» кем-то большим бордюрные камни. Некоторые их собратья кое-где покосились или совсем полегли. Люди ли это сделали, мусорные ли машины, проезжающие мимо, или виноваты во всём строительные материалы и подрядчики – неизвестно.

«Обордюрили» в том году и Деловой проезд. Здесь сильно покосившихся или поваленных камней не видно, но ровных линий тоже нет. Есть волнообразные.

Домики, «живущие» на Деловом проезде, старенькие, двухэтажные. Идущие вдоль них узенькие асфальтовые дорожки, испещрённые многочисленными трещинами, ремонта так и не увидели.

Во дворе дома № 4 на улице Вишнёвой копаются в своих машинах довольные новым дорожным покрытием автолюбители. Напротив стоит огороженная, затопленная частыми дождями баскетбольная площадка. В отличие от двора, там асфальта нет, поэтому бросать мяч в кольцо здесь – занятие травмоопасное.

И вверх, и вниз, и вбок от дома уходят ленты нового и не такого страшного, как у соседей, бордюра. Преодолев чёрно-белое ограждение и заехав левыми колёсами на зелёную территорию, отдыхает на Вишнёвой грузовик. Написано на нём – «МУП Водосток «Аварийная». Аварий поблизости не наблюдается, водителя и бригады тоже. Скорее всего, здесь живёт шофёр этого большого авто. Может, он заскочил домой по делам, может, приехал пообедать. Но глядя на предательски исчерченный под его колёсами бордюр, приходит в голову совсем уже нехорошая мысль: видимо, приезжает эта машина сюда постоянно.

Больше всех порадовал дом № 63 по проспекту 50 лет Октября. По сравнению со всеми предыдущими выглядит он образцово-показательным. Здесь и подрядчики постарались, и жители. Заасфальтирован двор замечательно. У крылец имеются съезды для колясок. Мусора нет, зато есть ухоженная зелень и самодельные мусорки – заботливо расставленные у подъездов коробки из-под шампанского. Единственный минус – лестница, ведущая наверх к филиалу поликлиники № 16, расположенному в доме № 4 по Вишнёвой. Её ступени, слишком высокие для пожилых людей, насмерть «убиты», поручень скручен в бараний рог. Осенью, когда велись ремонтные работы в этом дворе, жители просили местную власть обратить внимание на лестницу. Те обещали, но, видимо, забыли.

***

Как определить степень убогости двора

Критерии фактические и политические

В 2011 году капитальный ремонт саратовских дворов и проездов к многоэтажным жилым домам, который начался год назад в рамках проекта «Новые дороги России», ведётся в рамках городской целевой программы. Финансирование программа получает из областного бюджета (куда деньги спускаются из центра) в виде целевых субсидий. 453 миллиона рублей – на ремонт 234 дворов, 349 миллионов – на ремонт 83 участков дорог общей площадью 320 тысяч квадратных метров.

Это нам официально – письменно – сообщил заместитель главы администрации Саратова по городскому хозяйству Валерий Васильев, которого и. о. сити-менеджера Алексей Прокопенко назначил ответственным за реализацию программы. Кстати, списки ремонтируемых территорий находятся в общем доступе на официальном сайте муниципалитета.

В администрации мы пытались выяснить несколько моментов, связанных с капитальным ремонтом. Помимо финансирования, нас интересовала схема, по которой разбитые городские дворы попадали в список подлежащих восстановлению. Пытались выяснить критерии отбора и лиц, этот отбор осуществлявших. Кроме того, вспомнили не очень красивые истории прошлого года, как якобы дорожные организации, участвовавшие в реализации проекта, работали, так сказать, в кредит. То есть без проведения конкурсов и, соответственно, без денег. Ходят слухи, что многим дорожникам до сих пор не заплатили за прошлогодний ремонт дорог и дворов. Но это, повторимся, слухи, которые мы и пытались развеять информацией из первых уст.

Ответы администрации, к сожалению, ясности не внесли. О многом всё равно приходится лишь догадываться.

Например, на наш вопрос «Проведены ли конкурсы среди дорожных организаций?» администрация за подписью Васильева отвечает: «По каждому из открытых аукционов на выполнение муниципальных заказов на ремонт автомобильных дорог и дворов, 20-го и 24 мая-го соответственно, определён победитель».

То есть Васильев говорит, что тендеры на выбор подрядчиков проведены. Всего было два конкурса. Один – по определению организации, которая будет проводить ремонт дворов, другой – по ремонту дорог. В каждом конкурсе был один победитель. Кто именно, администрация умалчивает.

Однако на самом деле ремонтом саратовских дворов и дорог занимаются десятки компаний. По некоторым данным, в прошлом году их было 37. Но многие из них якобы откровенно халтурили, и за это якобы с ними не стали расплачиваться. В этом году восстановлением асфальта и укладкой бордюрного камня занимаются 10 организаций. Все они, надо полагать, являются субподрядчиками победителя.

Со схемой, по который двор попадал в список ремонтируемых, вообще всё сложно. Администрация города Саратова в письме, подписанном Валерием Васильевым, сообщает нам, что «формирование перечня объектов ремонта осуществлялось районными администрациями города, исходя из фактического состояния объектов, и корректировалось по совокупности обращений физических и юридических лиц, общественных и политических объединений».

Другими словами, за какой двор больше народу попросило, тот и будут ремонтировать. Такова официальная версия. Но она не единственная. Помнится, в прошлом году в одном из рейдов по местам проведения ремонта в Заводском районе города нам довелось пообщаться с исполняющим обязанности главы этого района Вячеславом Наталичевым.

Он рассказал тогда, что для попадания в список ремонтируемых, «во-первых, в администрацию района должна поступить коллективная заявка от жителей двора». Подписаться под заявкой, мол, должны не менее сотни человек. Сбор заявок осуществлялся через управляющие компании и ТСЖ. Каждая коллективная заявка рассматривается в администрации детально. Согласовывается с планом Водоканала по ремонту водопроводных сетей и связанными с ним вскрышными работами. То есть если на ближайшие месяцы Саратовводоканал запланировал перекопать какой-то двор, то ремонтировать его не будут. Что, собственно, логично.

По словам Наталичева, дворов, нуждающихся в ремонте, в Саратове ну очень много, а вот денег, которые выделяются на восстановление их внешнего вида, не очень. На все дворы и дороги не хватит. Поэтому ремонтируют в первую очередь те, что совсем уж плохи. Степень убогости двора определяет комиссия из представителей районной администрации и депутатов Саратовской городской думы.

Этим, скорее всего, объясняются и те случаи, когда какой-нибудь двор сначала оказывается в заветном списке, а потом вдруг из него исключается. Находится, видимо, двор похуже.

Ещё одна версия гласит, что на самом деле выбор дворов и проездов для ремонта носит политический характер. Говорят, что гарантированно ремонтируют придомовую территорию там, где жители активней всех голосовали за партию власти. Сначала это был просто слух. Но на минувшей неделе в ходе очередного рейда по дворовым территориям глава города Олег Грищенко его подтвердил. И теперь симпатия и поддержка «Единой России» – официальный критерий отбора.