Вверх по топливной вертикали

Оценить
Вверх по топливной вертикали
Низкие цены на бензин нужны только автомобилистам

Федеральная антимонопольная служба России придумала, как снизить цены на бензин. В этот раз свои предложения антимонопольщики оформили в виде законопроекта «Об обороте нефти и нефтепродуктов». Несмотря на то что проект поддержали далеко не все эксперты (министерство энергетики России, например, высказалось против), его всё же передали на рассмотрение в федеральное правительство. Мнения несогласных обещали занести в так называемый лист разногласий.
С помощью саратовских экспертов топливного рынка «Газета недели» попыталась выяснить, кому в нашем регионе нужен новый закон «Об обороте нефти и нефтепродуктов». Оказалось, никому.

Ограничить влияние, обеспечить доступ

Топливный кризис, в очередной раз случившийся в России в марте-апреле текущего года, когда с АЗС вдруг исчез практически весь бензин, а цены на оставшийся устремились вверх, снова заставил поволноваться властную верхушку страны. И к решению бензиновых проблем вновь была подключена антимонопольная служба (ФАС). Параллельно с возбуждением многочисленных дел по фактам необоснованного завышения цен на бензин ФАС занялась разработкой целого законопроекта, который якобы позволит в будущем забыть об этой проблеме.

Проект закона «Об обороте нефти и нефтепродуктов», который породила антимонопольная служба, нацелен прежде всего на ограничение влияния вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) на розничный рынок моторного топлива. В частности, ФАС предлагает запретить ВИНКам развитие своих сетей АЗС в регионах, если они занимают от 35 до 50 процентов рынка (в зависимости от региона). При этом сохранять уже занятые позиции компаниям разрешается.

Кроме того, антимонопольщики предложили обязать ВИНКи выделять на своих нефтеперерабатывающих заводах специальные квоты на переработку для независимых производителей нефти. Пока предполагается, что квоты эти составят не более 15 процентов от общего объёма переработки НПЗ.

Вторая группа предложений ФАС предполагает обеспечение равного доступа участников рынка к топливным хранилищам. Если компании или предпринимателю принадлежит больше четверти от общей ёмкости хранилищ моторного топлива в регионе, то они обязаны будут предоставить доступ к своим резервуарам всем желающим.

Есть среди предложений антимонопольной службы и совсем радикальные. Например, запретить компаниям и предпринимателям, которые контролируют более половины топливного рынка, совмещать оптовую и розничную торговлю нефтепродуктами. ФАС предлагает им уже с января 2012 года определиться и оставить себе либо заправки, либо оптовые базы. При этом за нарушение закона антимонопольщики хотят ввести суровые меры наказания: сделки, противоречащие положениям закона, должны признаваться ничтожными.

У экспертов есть альтернатива

Эксперты Высшей школы экономики, изучив законопроект, сделали вывод, что все законотворческие потуги Федеральной антимонопольной службы направлены на достижение одной только цели: не допустить повторения весенней ситуации, когда дефицит топлива возник практически на пустом месте.

Не вдаваясь в детали сложных и неоднозначных взаимоотношений нефтяных компаний с государственной властью, отметим, что на попытки государственного регулирования цен монополисты-нефтяники всегда отвечают ограничением объёмов розничных и оптовых продаж. То есть созданием искусственного дефицита топлива.

Всё дело в том, что у ВИНКов есть возможность на уровне своих НПЗ перекидывать реализацию нефтепродуктов с внутреннего рынка на экспортный. И даже повышение пошлин на экспорт бензина монополистов не пугает. Хотя пошлины на бензин практически сравнялись с нефтяными, что, естественно, сделало экспорт топлива менее выгодным занятием. Но ВИНКи даже в этом случае убытки терпят небольшие, тогда как ситуация на внутреннем рынке обостряется весьма заметно.

Эксперты центра анализа экономической политики Высшей школы экономики считают, что при таком раскладе сохранение монополизации топливного рынка на уровне НПЗ, даже если его полностью отделить от добычи и розницы (а именно такая картина и вырисовывается из предложений ФАС), проблему никоим образом не решит. ВИНКи же всё равно смогут экспортировать свою продукцию в обход внутреннего рынка. И ситуация на последнем так и будет накаляться.

Поэтому здесь, по словам аналитиков, важно не то, какой объём рынка будут занимать крупные нефтяные компании, а то, каким будет механизм реализации нефтепродуктов с их НПЗ.

Эксперты предлагают своё, альтернативное решение проблемы. По их мнению, необходимо обеспечить доступ к НПЗ независимым сетям АЗС. Например, проводить еженедельные торги на уровне нефтеперерабатывающих заводов, где на равных условиях торговались бы как родственные НПЗ автозаправочные сети, так и независимые АЗС.

***

«Нужно подходить очень аккуратно…»

Оценить, какой из вариантов выглядит более эффективным, мы предложили саратовским экспертам регионального топливного рынка.

В Саратовской области присутствуют сразу две вертикально интегрированных нефтяных компании – ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР в лице своих дочерних организаций: ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефтепродукт» и филиал «ТНК-ВР Поволжье» (ему же принадлежит единственный в регионе НПЗ).

По официальным данным министерства промышленности и энергетики области, всего на территории региона расположено 279 АЗС. Из них 90 принадлежит ТНК-ВР и ОАО «Саратовнефтепродукт» (32 процента розничного рынка), 39 заправок у ЛУКОЙЛа (14 процентов рынка). Ещё 25 процентов (70 АЗС) делят компании, которым принадлежит от пяти автозаправочных комплексов и более. В их числе и местная саратовская сеть АЗС «ТОРЭКО» (владеет 8 АЗК в Саратове и Энгельсе), которая с конца прошлого года является официальным партнёром компании «Башнефть».

На оставшихся 28 процентах рынка (80 станций) конкурируют совсем мелкие частные предприятия.

Осмысленное лобби

Людмила Чувилина, маркетолог-аналитик компании «ТОРЭКО», из предложенных антимонопольной службой и независимыми экспертами вариантов мини-реформы выбрала вариант экспертов. Но вовсе не потому, что верит в него как в инструмент снижения розничных цен на топливо.

По её словам, если бы на НПЗ действительно устраивали торги и условия участия в них ВИНКовских и независимых АЗС были равными, то это значительно улучшило бы финансовое положение игроков розничного рынка. Чувилина отмечает, что сейчас независимые АЗС вынуждены продавать топливо с минимальной наценкой. В июне, например, эта наценка составила всего около двух процентов. «Мы же не можем продавать бензин гораздо дороже, чем АЗС ВИНКов. Поэтому практически все независимые заправщики в настоящее время работают в убыток», – поясняет она.

Маркетолог-аналитик ТОРЭКО отмечает, что у крупных нефтяных компаний опт и розница не разделены и складываются в общий бюджет. Но если розницу ВИНКов отделить и лишить привилегий и льгот, то и она была бы убыточной. «По сути разделение опта и розницы у ВИНКов приведёт к повышению конкуренции на розничном рынке, что весьма желательно и даже необходимо в сложившейся ситуации. Это в свою очередь повысит прозрачность ценообразования. Сейчас оно крайне непрозрачно, так как зависит от крупных компаний-монополистов. – поясняет Людмила Чувилина. – Но вот приведёт ли это к снижению розничных цен на нефтепродукты, не знаю. Не уверена».

По словам моей собеседницы, в высоких ценах на топливо заинтересованы не только игроки рынка, но и само российское правительство. «Акцизы на нефтепродукты и налоги, получаемые с отрасли, – один из основных источников пополнения бюджета», – убеждена она. И сегодня, мол, пополнение казны является одной из главных задач российского правительства, а чем выше цены на бензин, тем, соответственно, больше доходов в бюджет.

Реальная цена бензина марки 92, по словам Людмилы Чувилиной, сегодня составила бы 30 рублей за литр, если бы заправки ВИНКов приобретали топливо на равных условиях с независимыми АЗС. Но достижение этого уровня сдерживается именно государством через вертикально интегрированные нефтяные компании.

Представители независимых саратовских сетей АЗС большинство предложений ФАС считают бессмысленными. «Кого может заинтересовать, например, возможность переработки нефти в пределах квот на саратовском НПЗ? Чем, интересно, качество получаемого продукта будет отличаться от того, что НПЗ производит для своей компании? Или, например, доступ к топливным хранилищам. Здесь непонятно, что конкретно имеется в виду. Если подразумевается забор топлива из резервуаров того же ТНК-ВР, то эта возможность есть и сейчас. То есть ФАС не предлагает ничего нового. Если доступ к хранилищам предлагается с целью хранения своего топлива, то это тоже вряд ли кому-нибудь будет интересно. У компаний, работающих в Саратовском регионе, как правило, есть собственные нефтебазы. Ну, возможно, это предложение только мелким частным АЗС, у которых своих хранилищ нет. То есть получается, что этот законопроект по сути всего лишь лоббирование интересов правительства в преддверии выборов», – резюмируют наши эксперты.

Открыто, прозрачно, справедливо

В саратовском филиале ТНК-ВР Поволжье обсуждать с нами законопроект отказались. Объяснили, что у них не принято комментировать законодательные инициативы. Но всё же представители компании решили обратить наше внимание на то, что ТНК-ВР ещё два года назад начала биржевую торговлю нефтепродуктами – на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже и на Межрегиональной бирже нефтегазового комплекса.

«В четвёртом квартале 2010 года через систему биржевых торгов был реализован 21 процент общего объёма светлых нефтепродуктов, проданных на внутреннем рынке. Компания считает этот механизм наиболее открытым, прозрачным и справедливым способом торговли и определением рыночной цены», – сообщили в пресс-службе филиала.

Очевидно, нам намекают, что открытых торгов в таком формате вполне достаточно, и никаких реформ от ФАС рынку бензина не нужно.

Куда заведут благие цели?

Министр промышленности и энергетики Саратовской области Сергей Лисовский, как выяснилось, тоже весьма настороженно относится к инициативам антимонопольной службы.

«Создание конкурентной среды – это благая цель. Но каким образом достигается эта цель, имеет большое значение. Если так, как прошли реформы в электроэнергетике, то здесь больше минусов, чем плюсов», – отметил он.

Сергей Михайлович в каком-то смысле даже выступает в защиту ВИНКов: «Могу сказать, что, когда в ряде регионов случился бензиновый кризис, нам в результате полного взаимодействия с вертикально интегрированными компаниями удалось не допустить перебоев с топливом и избежать резкого роста цен (как, например, в Самаре). Мелким компаниям в этот период со складов ТНК-ВР и ЛУКОЙЛа было отпущено ГСМ значительно больше плана. Причём отпускалось топливо ряду компаний, не имеющих договоров, и делалось это специально, чтобы не допустить ажиотажного спроса.

По опыту бензинового кризиса наиболее худшая ситуация сложилась именно там, где нет вертикально интегрированных компаний. Кроме того, в больших компаниях прозрачность и величина уплаты налогов гораздо выше. Поэтому считаю, что к решению данного вопроса нужно подходить очень аккуратно».