С навозом-то мы справимся…

Оценить
С навозом-то мы справимся…
Габор Мароши
В Балашовском районе обещано возвести агрокомплекс по лучшим западным образцам

В минувшую среду в правительстве Саратовской области состоялась презентация инвестиционного проекта, уникального не только для Саратовской области, но и для России в целом. Как утверждают организаторы и координаторы, мощный сельхозкомплекс в Балашовском районе начнёт строиться уже в июле нынешнего года.

Не пройдёт и пяти лет, как жители губернии станут свидетелями чуда: на саратовскую землю придут новые технологии, новые гибриды растений, новые породы птицы и скота и новые принципы управления. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!» – не сдержал своих эмоций присутствовавший на совещании в прошлом глава Балашовского района и депутат Госдумы, а ныне руководитель регионального филиала Россельхозбанка Олег Коргунов.

Возвращение королевы на поля

В состав агропарка будут входить свиноводческий, молочный, мясной и птицеводческий комплексы.

«Вы представляете, сколько на таком комплексе будет навоза?» – спрашивали гости. «Ну, с навозом-то мы справимся», – отвечал им хозяин мероприятия вице-губернатор Александр Бабичев.

Ещё до начала совещания инвесторов пригласили к телекамерам. И они говорили про планы, в которых сотни миллионов зарубежных дензнаков перекликались с теплицами, овощным заводом, системой орошения, животноводческими комплексами, – в общем, под Балашовом весь сельскохозяйственный цикл, от поля до обеденного стола, наконец замкнётся. Впервые в истории современной России.

Потом в зале тележурналистов уже не было. Между тем инвесторы два часа рассказывали подробности своих будущих вложений членам правительства и приглашённым. Рассказ рассказу был рознь. Например, руководитель венгерской группы Габор Мароши начал говорить о птицеводческом комплексе, где будут растить индюшек и перерабатывать 20 тысяч тонн ценного мяса, но быстро перескочил на более близкую ему тему производства кукурузы.

Он пытался разбередить внимание саратовцев информацией о том, что, «кроме России, весь мир старается кормить своих животных кукурузой». Но её потребление растёт не только из-за этого. Кукуруза – это биотопливо. И, например, США уже к 2015 году половину кукурузы отправят на эти цели. А значит, «Россия должна пересмотреть своё отношение к кукурузе».

Возможно, новое отношение начнётся именно с Саратовской области. Потому что для стада из 1,5 миллионов голов индюшек кукурузой требуется засеять 25 тысяч гектаров. Несколько гектаров уже засеяны на пробу гибридным семенным материалом, привезённым из Венгрии. Поставщик семян – фирма, которую учредил отец Габора Мароши. Гость-инвестор рассказал о том, что семенным материалом отцовской фирмы интересовался несколько десятилетий назад сам первый секретарь КПСС Никита Хрущёв.

Кукурузой предлагается кормить не только индюшек, но и новое стадо новых коров, которых будут растить и доить невиданным для региона доселе способом. О том, чем отличаются советский подход к коровам и западный, рассказывал Фридрих Фалкенштерн, которого служба саратовского протокола почему-то назвала Фалкестемом. Как потом выяснилось, Фридрих до 1995 года работал в уральском колхозе председателем. Колхоз был богатейшим. На расчётном счету собиралось до 18 миллионов рублей. Но изменились времена, и советский председатель отбыл в новую западную жизнь. Начинал её с должности наладчика оборудования, а сейчас работает управляющим по связям с Россией в немецкой фирме «МАРАТЕК».

Чтоб мы так жили!

Рассказ Фридриха звучал как песня. Уже через пять минут верилось не только в то, что он любит коров, но и в то, что коровам на саратовской земле будут созданы такие же условия, как в Америке. Фридрих начал с того, что уже при организации планирования комплекса необходимо учесть будущий комфорт коров. Потому что лежать корова должна 70 процентов времени жизни. И лежать очень удобно и сухо. Поэтому на место отдыха коровы предлагается положить канадский матрас, а на него – высушенный и обезвреженный навоз.

Про то, как получить сухой навоз, Фридрих Фалкенштерн тоже рассказал. Начинается всё с того, что «мы должны чётко планировать, чтобы коровы какали куда надо», ведь «корова какает 60–70 кг каждый день». Самой дешёвой названа канадская система удаления навоза. Это две трубы, по которым навоз смывается навозом. По технологии дальше предусмотрена сепарация. Жидкость по шлангам уйдёт на поля, где растут кукуруза и люцерна, самый лучший корм для коров. Оставшаяся часть навоза сушится 24 часа. Получается обеззараженная подстилка для коров, которую на спальные места доставляет автомат. Избыток обработанного таким образом навоза можно гранулировать, фасовать в мешки и продавать огородникам. В Германии такой 12-килограммовый мешок стоит шесть евро.

Корова больше боится тепла, чем холода, говорил Фридрих. После 20–25 градусов идёт снижение потребления корма и снижение продуктивности самой коровы. Поэтому помещения для лежания коров представляют собой конструкцию, где летом у них только крыша над головой, а в холодное время года опускаются шторы (американские – очень высокого качества, очень надёжные), закрывающие стенные проёмы на четверть или на три четверти пространства в зависимости от температуры воздуха.

«Мы создаём такие условия, чтобы все коровы умещались у кормового стола. Сегодня в России построено очень много шестирядных коровников, что является большим нарушением. Конкуренция вокруг кормового стола – это снижение продуктивности коров из-за психологических травм в группе. Потому что корова – животное социальное. А если она идёт нервозная на дойку, то своё молоко уже не отдаст», – удивлял подробностями западной коровьей жизни докладчик. Но самое интересное было ещё впереди.

Лежать, отдыхать, не нервничать корове очень важно, но это далеко не всё. Потому что на продуктивность влияет, треснуло у неё копыто или нет, а также докормили ли её, додоили ли, правильно ли напоили.

Впереди у коров, которые получат прописку в Балашовском районе, – однотипное кормление круглый год, особое качество кормления за 40 и за 20 дней до отёла. Фридрих со знанием дела просвещал собравшихся, что в России очень часто коровы приходят к отёлу неподготовленные. Практически в первые дни их сдаивают «в тощак». И потом у них возникают проблемы со случкой, они болеют и «выходят из строя». Надо понимать, из молочного.

Как только ни называл коров за время своей получасовой лекции Фридрих. Они были у него и «женщиной любимой», и даже «средством производства». И в том, и в другом случае за коровой надо было прилежно и внимательно ухаживать. Восстанавливать после отёла особым способом, стимулировать нежностью и возбуждением выработку в крови гормона окситоцина. «Не будет в крови окситоцина, не будет молока, – убеждённо говорил Фридрих. – Нервные окончания – на кончике соска». А отследить, как соски стимулируются дояркой, можно системой, которая анализирует ток молока и его объём. «Доярка может заработать 10 тысяч или 40. Но если она заработает 40 тысяч, вы заработаете четыре миллиона. Потому что если корову недодаивать, у неё сигнал идёт в голову: меньше вырабатывать молока. Но если додоить, в башку сигнал: больше пить, жрать. Разница в молокообразовании только от этого фактора может составлять до двух-трёх тысяч литров на корову в год».

Специалисты есть, а управлять некому

Следить за работой доярок, зоотехников, ветеринарных врачей директор может прямо из своего кабинета. У каждой коровы в ухе чип международного образца, с которого на директорский компьютер поступают сведения о том, когда она отелилась, чем болела, прибыльна или убыточна и как себя ощущает в настоящий момент. В помещениях есть аппарат, который контролирует хромоту, взвешивая во время ходьбы каждую ногу коров. Если животное не так наступает на ногу – идёт сигнал, который помогает быстро понять, косметическая проблема у животного или всё гораздо более серьёзно и впереди – снижение продуктивности и выбраковка животного.

К каждой корове в новом комплексе, который создаст на свои деньги в нашей области группа «МАРАТЕК», специалисты будут подходить по 10–12 раз в день. Бывший председатель советского колхоза убеждал саратовских чиновников, что заниматься профилактикой здоровья животного в десять раз дешевле, чем лечением.

«Мы говорили при социализме про учёт и контроль. Американцы к этому пришли», – констатировал докладчик, намекая, что пора бы уже и нам перенимать чужой опыт. Вице-губернатор Александр Бабичев в ответном слове говорил про то, что специалистов-аграриев у нас в Саратовской области предостаточно. Но русско-немецкий Фридрих был суров и честен. «Специалисты у вас есть, а управлять некому», – сказал он. Именно этому печальному факту мы обязаны тем, что в составе нового комплекса будет учебный центр, где предполагается готовить управленцев западного типа. Которым будут неинтересны «приписки» и нарушения технологий.

Нам остаётся только верить

Слушателей у этого увлекательного путешествия то ли в параллельную реальность, то ли в наше будущее было не так уж много. Говорят, что среди них сидели счастливчики, которые видели часть чудес своими глазами в других регионах. Остальным оставалось только верить. Или не верить в обещанные чудеса. Чудес было так много, что саратовский биогаз из балашовского навоза, который позволит «не ходить на заправки и не обогащать карманы ваших нефтяных королей», уже тоже перестал казаться чем-то особенным.

Бывший руководитель Балашовского района Олег Коргунов, тоже внимательно всё прослушавший, сказал, что верит в проект по двум причинам: «Во-первых, потому что им занялся Павлов Дмитрий Михайлович (руководитель ООО «Котоврас», на базе хозяйства которого и развернётся проект. – Прим. ред.), и во-вторых, потому что присутствующие представители инвесторов – продукты Советского Союза. Вы знаете ментальность нашу, и вы верите. Значит, получите результат».