Александр Игонькин: Шанс на успех есть у каждого

Оценить
Александр Игонькин: Шанс на успех есть у каждого
Министр сельского хозяйства Саратовской области Александр Игонькин отличается завидным оптимизмом. Практически во всех его выступлениях, отчётах и докладах между строк читается уверенность в том, что всё в сельском хозяйстве региона будет хорошо. Вот

Министр сельского хозяйства Саратовской области Александр Игонькин отличается завидным оптимизмом. Практически во всех его выступлениях, отчётах и докладах между строк читается уверенность в том, что всё в сельском хозяйстве региона будет хорошо. Вот будет хорошо, и всё тут, как бы там сейчас ни выглядела реальная картина. Этот оптимизм одновременно и особенность, и загадка министра Игонькина.
Беседуя с ним об итогах посевной кампании и видах на урожай 2011 года, разгадать секрет оптимизма Александра Викторовича я так и не смогла. Но помощники министра по секрету сказали мне, что Саратовская область на хорошем счету в федеральном минсельхозе, что очень помогает региону и, по всей видимости, укрепляет уверенность регионального чиновника в светлом будущем саратовского села.

– Александр Викторович, как вы оцениваете итоги прошедшей посевной кампании?

– Несмотря на то что весна в этом году была затяжной и все работы пришлись на май, считаю, что сев мы провели в целом благополучно. И хотя этот май был очень напряжённым, мы смогли уложиться в сроки. Но проблем тоже хватило. Вы знаете, что в прошлом году была засуха жесточайшая, учёные говорят, что такой не было последние сто лет. Так вот, в связи с тем что и сентябрь был сухой (осадки выпали только в октябре), мы посеяли всего лишь 675 тысяч гектаров озимых. Тогда как обычно сеем 1,2–1,4 миллиона гектаров. Надо прямо сказать, что наши сельхозтоваропроизводители серьёзно рисковали. Но с другой стороны, благодаря тому что ноябрь тоже был тёплый, мы получили всходы. Правда, озимые так и не смогли распуститься и сформировать хорошую полноценную корневую систему.

На развитии озимых сказалась и нынешняя весна. Влаги всё-таки было недостаточно. Зимой и весной произошла гибель озимых на площади 163 тыс. га. Пришлось пересевать 80 тыс. га. А это дополнительная нагрузка на хозяйства в период весенне-полевых работ. То есть посевных площадей с учётом пересева и досева стало значительно больше. Мы посеяли 2,8 млн га яровых, и общая посевная площадь сохранилась на уровне прошлого года – 3,6 млн га.

– Все знают, что в период весенне-полевых работ сельское хозяйство области оказалось в центре топливного скандала. Сказался ли он на ходе посевной? Всё ли сегодня понятно людям в вопросе о льготном дизельном топливе?

– Никаких проблем со льготным дизельным топливом, как и с коммерческим, в нашем регионе нет и не было. Мы по схеме предоставления льготной солярки хозяйствам работаем уже восемь лет. И вся Россия по большому счёту этот опыт перенимала у нас, у Саратовской области. Сам скандал – одно сплошное недоразумение. Это быстро выяснилось.

Конечно, в этом году разница в ценах на коммерческое и льготное топливо существенная: льготная солярка отпускалась по цене 16 тысяч рублей за тонну, а коммерческая – на семь тысяч дороже. Поэтому многие фермеры захотели получить скидку, даже те, которые заявок на льготное дизтопливо не подавали. А были и такие, которые хотели, чтобы льготным топливом их обеспечили на все сто процентов от потребности. Но так ведь не получается. Мы и так в регионе сумели добиться того, что по рыночным ценам наши хозяйства покупали всего лишь 30 процентов от необходимого им объёма. А в целом по России потребности сельхозтоваропроизводителей льготной соляркой закрывались на 50 процентов.

Я понимаю, конечно, в чём истинные причины недовольства фермеров. Посевная площадь в эту весну увеличилась, и потребность в дизтопливе возросла, хотя изначально, когда заявки только формировались, никто не предполагал, что события будут разворачиваться таким образом. Тем не менее, решать проблему нехватки топлива нам удавалась в рабочем порядке. Мы выезжали к каждому недовольному, разбирались, в чём проблема. Была возможность передвинуть распределённые по месяцам объёмы льготного топлива с последующих, например, месяцев. Так мы сделали по июню: две тысячи тонн передвинули на май, и кому нужно было дополнительное топливо, выдавали. И будем дальше это практиковать в случае необходимости. Потому что у нас график составлен по октябрь включительно, и ТНК-ВР всегда навстречу идут.

– Какие ещё проблемы волновали селян? Какие вопросы они пытались решить с помощью министерства?

– Куда более серьёзная проблема – дефицит семян. Под яровой сев пришлось покупать больше 100 тысяч тонн семян. У нас было всего 38 процентов от потребности. Здесь выручили деньги, которые были переданы из федерального центра в качестве компенсации убытков от засухи.

Деньги пришли в конце декабря прошлого года, где-то 23–24 числа. Часть из них – 500 млн рублей – предназначалась хозяйствам, занимающимся молочным и мясным животноводством, и мы их успели передать получателям до конца года. Вторая часть – ещё 504 млн, которые компенсировали убытки растениеводов, – перешла на 2011 год. Эти деньги в феврале дошли до своих адресатов. Но, конечно, из-за того что деньги долго шли, сельхозтоваропроизводителям, наверное, было сложно планировать свою работу.

– Получается, что животноводы имеют приоритетное право на поддержку?

– Животноводство для Саратовской области в целом является приоритетным направлением развития сельского хозяйства. Мы уже третий или четвёртый год оказываем значительную помощь производителям молока. Пришедшие в конце прошлого года субсидии позволили хозяйствам сделать трёхмесячный запас по кормам. Это обеспечило благополучную зимовку скота. У нас ведь потерь в животноводстве за зиму не было. И по птицефабрикам не было.

Я объясню, почему это так важно для нас. На федеральном уровне ещё год назад было объявлено, что те регионы, которые сохранят поголовье скота, получат в 2011 году своего рода премию – дополнительные субсидии. Саратовская область в число таких регионов попала. И уже в начале июля в регион должны прийти 319 млн рублей, на которые наши животноводческие хозяйства смогут приобрести любые нужные им корма.

– В конце прошлого года очень много говорили об изменении структуры посевов с учётом климатических особенностей региона. Каким культурам отдано предпочтение в этом году?

– Немного не так. Мы пересмотрели структуру не столько культур, сколько посевных площадей. Работа велась совместно с нашей аграрной наукой. Все рекомендации учёных НИИ «Юго-Восток» учли и прежде всего значительно увеличили площади под зернобобовыми (горох, нут, горчица, соя) – довели их почти до 9 тысяч га. Значительно увеличили посевы сахарной свёклы в тех районах, которые ею занимаются. Ну и посевы кормовых увеличили. Кроме того, под просо в 2011 году отведено 285 тыс. га, на 51 процент больше, чем в прошлом году. Площадь посева горчицы сегодня составляет 24 тыс. га (больше на 70 процентов).

При пересмотре структуры посевных площадей, конечно, учитывалась прежде всего востребованность этих культур на рынке. Зернобобовые и крупяные культуры в последнее время в очень хорошей цене. Просо, например, сейчас стоит 14–15 тысяч рублей за тонну. А пару лет назад цена держалась на уровне 5–7 тысяч.

Климатические особенности региона учитывались при выборе сортов. Мы в этом году сориентировались на засухоустойчивые сорта, выведенные местными селекторами. По яровой пшенице, просу и подсолнечнику нам помогал НИИ «Юго-Восток». Кукурузу и горчицу покупали в других регионах.

– Каковы прогнозы министерства на будущий урожай?

– Пока прогнозируем сбор зерна в объёме около трёх миллионов тонн. Но это приблизительная цифра. Подсолнечника рассчитываем собрать порядка 945 тысяч тонн, овощей – 390 тысяч тонн, причём здесь основной вес придётся на капусту и лук. Картофеля планируем собрать свыше 400 тысяч тонн.

– В прошлом году выполнению плана помешала засуха, в этом году лето оказывается довольно мокрым. Уверены, что в этот раз посевы не сгниют?

– Это вряд ли. На самом деле погода нас особо осадками-то и не баловала весной. Дожди в полях были только в первой декаде мая. Как ни странно, даже правый берег получил минимум осадков. А недостаток влаги в первую очередь сказывается на озимых. Вот в июне да, дожди идут по всей области. Но и тут, по данным специалистов, у нас в среднем 80 процентов от климатической нормы. И по июлю Гидрометеоцентр даёт такой же прогноз. Так что лето не такое уж и мокрое. Радует только то, что по температурному режиму в этом году у нас нет никаких аномалий. Такая погода, как сейчас стоит, благоприятна и для роста трав. У хозяйств хорошая перспектива запастись сеном.

– Допустим, что план по урожаю будет выполнен. Что делать с зерном? По опыту общения с сельхозтоваропроизводителями знаю, что этот вопрос их очень заботит: то некому продать урожай, то незачем, потому как цены уж слишком низкие.

– Прежде чем думать, куда девать урожай, неплохо было бы его сначала вырастить и собрать. А со сбытом в этом году, я думаю, особых проблем не будет. Необходимо обеспечить потребности областного животноводства фуражом, засыпать собственные семена на сев озимых и яровых под урожай 2012 года. У нас в области утверждена программа перерабатывающей промышленности, в рамках которой будет проведена модернизация наших предприятий. То есть мы нацелены на то, чтобы перерабатывать наш урожай на территории региона, увеличить объёмы закупок местными перерабатывающими предприятиями. Например, в этом году намечается пуск макаронной фабрики. Она оттянет часть зерна на себя.

Кроме того, с 1 июля текущего года открывается экспорт зерна. А раз будет экспорт, то и сбыт пойдёт. И последнее. Федеральный минсельхоз уже объявил, что и в этом году государство продолжит покупать у российских фермеров зерно в интервенционный фонд. Уже даже цены объявлены. Правда, пока на уровне пяти тысяч рублей за тонну пшеницы третьего класса. Но если такие цены сохранятся, то и это будет неплохо.

– Сколько у нас успешных крупных сельхозпредприятий, которые не испытывают серьёзных проблем, и сколько тех, которые на самом деле едва сводят концы с концами, тонут в кредитах и других долгах?

– Успешных развивающихся хозяйств порядка 40 процентов, столько же средних предприятий, которые развиваются менее интенсивно, но всё же развиваются. Но и для 20 процентов тех, кто едва сводит концы с концами, не всё потеряно. Шанс на успех есть у каждого. Сейчас наметилась тенденция к укрупнению хозяйств. Более крупные и успешные поглощают более мелких. Скупают земли. Расширяют своё производство. Это обычное рыночное явление. Если в 90-х, когда сельское хозяйство вместе со всей страной вставало на рыночные рельсы, крупные колхозы разваливались на маленькие фермерские хозяйства, то сейчас начался обратный процесс.

А случаи банкротства хозяйств за последние засушливые годы были?

– К сожалению, сейчас в процедуре банкротства находится шесть предприятий и ещё 25 – под наблюдением нашей комиссии по финансовому оздоровлению. Мы их консультируем, ищем возможность пролонгировать кредиты и выбить отсрочку по лизинговым платежам. Компенсации по засухе им рассчитывались по более высокой ставке. Используем самые разные подходы, чтобы выправить положение этих предприятий и сохранить хозяйства.

– Помогает?

– Конечно! Как видите, только шесть предприятий угодили в процедуру банкротства. Теоретически эта процедура также предназначена для того, чтобы провести финансовое оздоровление и поставить хозяйство на ноги. Но, как показывает практика, удаётся это крайне редко. Однако пока у нас ликвидировавшихся предприятий нет. И работа с этими шестью хозяйствами ещё ведётся.

– Удалось министерству убедить сельхозтовапроизводителей в необходимости страхования урожая?

– В Саратовской области застраховано на сегодняшний день порядка 24–26 процентов всех площадей. По озимым – 34 процента. Это, конечно, мало, но есть регионы, в которых уровень ещё меньше. Конечно, хотелось бы, чтобы все наши хозяйства были застрахованы от риска потерять свой урожай, мы всё-таки находимся в зоне рискованного земледелия. Но сегодня это добровольное дело каждого руководителя. Законопроект об обязательном страховании урожая принят Госдумой только в первом чтении.

– Что мешает сельхозтоваропроизводителям страховаться?

– Думаю, прежде всего несовершенство действующей в России системы страхования.

В прошлом году хозяйства не могли доказать страховым компаниям, что у них наступил страховой случай. Соответственно, были трудности с получением выплат. Министерство тогда к решению этих проблем подключилось, и деньги были выплачены. Совместно с депутатами Саратовской областной думы министерство выработало ряд предложений в законопроект о страховании урожая. В частности, предложили включить в перечень страховых случаев такое явление, как суховей. Знаю, что на сегодняшнем этапе обсуждения законопроекта в Госдуме наша просьба учтена.