«В объятиях странной силы»

Оценить
«В объятиях странной силы»
Отрочество для Елены Блаватской было связано только с Саратовом.

Отрочество для Елены Блаватской было связано только с Саратовом.

Елена Петровна Блаватская (1831–1891 гг.) прожила полную приключений жизнь. Участвовала в боевых действиях под руководством героя итальянской революции Джузеппе Гарибальди, внесла немалый вклад в освобождение Индии от колониальной зависимости. В 1875 году в Нью-Йорке совместно с полковником Генри Олькоттом она основала Теософское общество, чтобы «сформировать ядро всемирного Братства без различия расы, национальности, пола, касты, вероисповедания, цвета кожи… поощрять изучение мировых религий и наук… исследовать неизученные законы природы и скрытые силы человека». Теософское учение Блаватской нашло последователей во многих странах мира. Но не все саратовцы знают, что отрочество этой замечательной женщины прошло в нашем городе.

Дед Елены Блаватской Андрей Михайлович Фадеев был 9 октября 1839 года назначен на должность управляющего Саратовской палатой государственных имуществ. Вскоре после вступления Фадеева в должность к нему приехала погостить старшая дочь Елена с дочерьми. Старшая восьмилетняя дочь её, тоже Елена, и была будущая оккультная и теософская знаменитость.

Второй приезд Елены-младшей в Саратов связан с ранней смертью матери в 1842 году. Андрей Михайлович к этому времени занимал пост саратовского губернатора. Губернаторская семья жила в доме, находившемся неподалёку от «Липок». В воспоминаниях современников этот дом описывался как «огромный, похожий на замок барский особняк, где стены длинных величественных залов были увешены фамильными портретами Долгоруковых и Фадеевых».

Вероятно, именно в нём случилась с Еленой загадочная история, когда она захотела посмотреть висевшую высоко на стене и закрытую занавесом картину. Для этого она придвинула к стене стол, на него поставила другой, поменьше, а на самый верх водрузила стул. Взобравшись наверх, Елена протянула руку, чтобы отодвинуть ткань, но тут всё её сооружение зашаталось. От ужаса, что она сейчас рухнет с высоты, девочка потеряла сознание. Очнулась она на полу целая и невредимая. Удивительным было то, что вся мебель стояла на своих местах. И только отпечаток её ладошки высоко под потолком свидетельствовал, что она действительно взбиралась туда. Это было одно из первых явлений тех скрытых от глаз обычного человека сил, которые впоследствии неоднократно приходили Елене Блаватской на помощь.

Ныне дома, где она росла в Саратове после смерти матери? нет. На его месте возвышается многоэтажка издательства «Слово». «Липки» были основным местом гуляния внучек губернатора. «Мы собирались после уроков возле собора на бульваре, – вспоминала младшая из сестёр Вера, – играли в разные игры с подругами, бегали и веселились так, что стон стоял по аллеям от нашего смеха и криков».

Летние месяцы дети проводили за городом на даче бывшего губернатора Панчулидзева. «Дача, на которой мы жили в Саратове, – вспоминала Вера, – была старым, громадным зданием с подземными галереями, давно кинутыми ходами, башнями и укромными уголками. Это был скорее полуразрушенный средневековый замок, чем постройка прошлого века. Нам было разрешено в сопровождении слуг обследовать эти старые катакомбы».

В подвале дома бесстрашная Елена укрывалась от учебных занятий, и долгое время никто не догадывался, что именно там она устроила себе убежище. А когда тайна раскрылась, она стала прятаться в окружавшем дом запущенном саду с полуразрушенными беседками и другими строениями.

Впоследствии на месте дачи построили трёхэтажное здание, которое служит до сих пор (ул. 2-я Садовая, д. 23), в нём ныне размещаются церковь во имя Марии Магдалины, Свято-Покровская православная классическая гимназия и общеобразовательная средняя школа № 95. Принадлежавшие когда-то даче дворовое место в 12 десятин, огромный, насчитывавший до двух тысяч плодовых деревьев сад и тянувшаяся за ними дубовая роща в неузнаваемо изменённом виде стали частью территории Саратовского городского парка.

В начале 1846 года Фадеев выехал на Кавказ для вступления в должность члена совета Главного управления Закавказского края. Внучки Елена и Вера остались на время в семье его средней дочери – Екатерины Андреевны Витте. Летом девочки жили на учебной ферме, где служил муж тёти.

Здесь, в Заволжской степи, произошло ещё одно удивившее Елену событие, в разных источниках описанное по-разному. Но суть в том, что любившая скакать верхом в простом казацком седле Елена однажды вылетела из него, потому что лошадь вдруг встала на дыбы. Застряв ногой в стремени, юная наездница висела, почти касаясь головой и плечами земли. Но 14-летняя девочка-подросток осталась целёхонька. «Я отчётливо ощущала себя в объятиях странной силы, которая поддерживала меня вопреки земному тяготению», – вспоминала она впоследствии.

Зимой 1846–1847 гг. сёстры жили в Саратове, где семья Витте снимала дом, значительно уступавший в размерах губернаторским апартаментам. К сожалению, сведений о месте нахождения этого дома пока не удалось обнаружить. Летом 1847 года всё семейство уехало на Кавказ. Елена покидала Саратов уже почти шестнадцатилетней барышней. Отрочество, в значительной степени определяющее становление личности, навсегда было связано для неё с нашим городом и степным Заволжьем.