Одной перестановки коек маловато будет

Оценить
Одной перестановки коек маловато будет
Чтобы результаты выборов действительно зависели от того, как голосует Россия, нужна перестройка всей избирательной системы
Заметки фенолога о политической весне или бутафории, изображающей весну

Политическая жизнь в нашей стране напоминает поверхность заросшего пруда. «Есть в графском парке старый пруд, там лилии цветут…» Ну, по поводу лилий явный перебор. Ряска – это пожалуйста. Время от времени на поверхность воды всплывают большие пузыри, потом лопаются. Лягушки в камышах возбуждённым кваканьем сопровождают эти необычные явления природы. Бывает время, когда пузырей становится больше, лягушки – оживлённее. Понятно, что-то должно случиться.
Но от заметок фенолога перейдём к скучной реальной жизни. Май был богат на так называемые политические события. Создание пресловутого фронта, объединяющего всех и вся; отставка Сергея Миронова; согласие Михаила Прохорова возглавить «Правое дело», большая и неожиданная пресс-конференция президента.

Кстати, с идеей объединить всех под знамёнами фронта могут возникнуть трудности. В Москве штаб фронта расположился в правительстве города. А там, как известно, строгая пропускная система. Может, и правильно так сделали: чтобы всякие идеалисты-мечтатели не мешали серьёзным людям. И у нас в Саратове организацию, зовущую вперёд, тоже не грех в мэрии разместить или где-нибудь в другом месте – за высоким забором. Чтоб ни оттуда, ни туда.

Вослед пресс-конференции Дмитрия Медведева раздалось немало уничижительных комментариев, мол, сказано много, но ничего конкретного. Понятно, обозреватели хотели громких заявлений о втором сроке, об отставке правительства и так далее. Не дождавшись, вообще сочли пресс-конференцию никчёмной. Я некоторое время тоже считал так. А на один пассаж серьёзно обиделся. Это был ответ на вопрос о возвращении прямых губернаторских выборов. Мне показалось, что всех избирателей сообща посчитали за, мягко говоря, неумных людей.

Вот что сказал Медведев: «Избирали человека на популистской волне, а он работать не мог, водку пил или просто отсиживался». Типа мы не могли за завесой популизма рассмотреть истинные качества кандидата. Но – примеров не привёл. Как и не сказал, есть ли среди назначенных губернаторов такие, кто «работать не мог, водку пил или просто отсиживался».

Но внимательное чтение президентского ответа позволяет предположить, что президент сказал чуть меньше, чем думал по этому поводу. Позволю привести из ответа Дмитрия Анатольевича те слова, которые представляются квинтэссенцией его ответа.

«Я считаю, что в ближайшей перспективе, в обозримом будущем, эту процедуру (назначение губернаторов. – Д. К.) было бы правильно сохранить в том виде, в котором она есть… Но я допускаю, что через какое-то количество лет, во всяком случае если не мною и не, допустим, теми, кто будет работать в ближайшие 10–15 лет, эта процедура может быть изменена. Но я вам скажу прямо и откровенно: для этого должны созреть предпосылки».

Лучше пусть созреют предпосылки

Теперь в духе мрачного фэнтези представим, что прямые выборы губернатора возвращены с первого июля сего, как говорится, года. При этом все остальные политические реалии сохраняются. Тут, как в анекдоте, возможны два варианта.

Первый: оглядев область суровым взором, всемогущая администрация президента сурово молвит: «Толковых людей там нет». И начинает подбор иногородних кандидатов: всё равно каких – переростков-молодогвардейцев, топ-менеджеров из единственной работающей отрасли страны, намозоливших глаза министров или их замов. Можно пошукать в Государственной думе, но там человеческий материал сами знаете каков. Местные претенденты, засунув гордость в подобающее ей место, начинают обдумывать блоки и союзы, направленные против варяга.

Спросите, чем это отличается от нынешней ситуации? Есть два момента: голосуют все или почти все, но считает всё тот же проверенный избирком. Второй момент: не исключено появление среди претендентов какого-нибудь местного сумасшедшего. Извините, гражданского активиста. В том случае, если у активистов появятся какие-нибудь призрачные шансы, есть много вариантов. В том числе испробованный на одном некогда очень успешном мэре из города за рекой.

Вариант второй: оценив крепкие позиции правящей партии в регионе, некий куратор разрешает: разберитесь сами. При таком развитии событий тоже не стоит ждать ничего хорошего. Применим данную схему к нашей области и на текущий момент. Реальных кандидатов, пожалуй, два – Николай Панков и Валерий Радаев. Конечно, они бесконечно преданы партии и своему шефу. Но оба, Панков особенно, не имеют опыта руководства большой экономикой, да и в жизни политической не являются самостоятельными фигурами. Невнятные речи и многочисленные комментарии всего происходящего в стране и мире, согласитесь, не являются подтверждением самостоятельности политика. Команда будет набираться по партийной принадлежности, а не по профессионализму. И представить, скажем, нынешнего председателя бюджетного комитета Николая Семенца в роли министра финансов страшновато.

Абсолютно прав президент: и времени должно пройти лет десять-пятнадцать, и – созреть пресловутые предпосылки. Какие – каждый волен додумывать самостоятельно.

«Все против», побеждает Ляпкин

Возьму на себя смелость предположить, что среди прочих предпосылок Дмитрий Медведев имеет в виду совершенствование нашей выборной системы. Совершенной она видится лишь правящей партии, всему же остальному обществу – куцей, кастрированной, рассчитанной на победу только одной политической силы. Кстати, об этом говорил президенту на личной встрече с ним Геннадий Зюганов. Он предложил семь поправок в закон «О выборах». В основном они касались формирования избирательных комиссий и расширения присутствия в них представителей оппозиционных партий.

Но есть реформаторы, которые стремятся изменить большее. Мало кто знает, но в России существует Общественный проект по созданию избирательного кодекса РФ. Руководит им кандидат юридических наук Аркадий Любарев. В своих реформаторских устремлениях Общественный проект далеко не радикален, но последователен. Трудно предположить, насколько влиятелен Общественный проект, какие шансы есть на то, что его предложения будут услышаны, а какие даже внедрены в жизнь.

Для справки: текст единого Избирательного кодекса Российской Федерации, разработанного экспертным сообществом, был презентован ассоциацией «Голос».

Ассоциация НКО «В защиту прав избирателей «Голос» считается единственной в России независимой от правительства организацией, которая ведёт мониторинг избирательных кампаний.

Аркадий Любарев является руководителем дирекции программ мониторинга избирательных кампаний Независимого института выборов.

Короче говоря – общественники чистой воды, и сколько бы сейчас ни говорилось о необходимости привлечения общественников к политической жизни, думаю, этих во фронт не позовут. Вот борцов с плохими дорогами Пскова позвали. Забавно: борцы оказались в одном союзе с теми, с кем должны бы бороться.

Но вернёмся к идеям Любарева. Тем более, как не раз замечено, у нас хорошие идеи, высказанные одними людьми, способны появляться под другим авторством. Расспросите, например, Ольгу Алимову – она об этом может много рассказать.

Вот что рассказывает Аркадий Любарев: «Избирательный кодекс… единый закон, который призван заменить все действующие федеральные законы о выборах. По содержанию это в первую очередь пересмотр тех положений действующего законодательства, которые либо прямо нарушают избирательные права граждан, либо провоцируют такое нарушение на практике».

Не обойдены вниманием наши избирательные комиссии, которые многие считают основным местом фальсификации выборов: предлагается существенно изменить порядок их формирования. Возвращается (в проект кодекса, но пока не в практику) многое из того, что совсем недавно было в нашей избирательной практике, хорошо себя показало, но было необоснованно выброшено правящей партией. Выброшено, чтобы упрочить своё положение.

Любарев перечисляет: «Это смешанная избирательная система, возможность блокирования партий, возможность голосовать «против всех», избирательный залог». Далее следует осторожная оговорка, дескать, разработчиков кодекса обвиняют в возврате в 90-е, на самом же деле это возврат к нормам 2002 года, «к раннепутинскому периоду». Фактически к тому периоду, когда избирательное право в России ещё не успели испортить в угоду «стабильности».

Разработчики кодекса склонны искать компромиссы по многим вопросам. Например, они уверены, что восстановление голосования «против всех» позволит избирателям более полно выражать свою волю. И в то же время обеспокоены тем, чтобы не происходило срывов выборов «из-за, в общем-то, случайных факторов». То есть 70 процентов «против всех» и 30 за Ляпкина. Ляпкин побеждает. Так, что ли?

Также не решено, как загнать в политический тупик избирательные «паровозы». Ну, понимаете: во главе списка Путин или, скажем, Баталина, а в думе опять же Ляпкин. Радикалы из числа разработчиков Избирательного кодекса предлагают реально смелые меры: финансовые санкции к партии, использующей «паровозную» тактику, лишение граждан, отказавшихся от получения мандата, права баллотироваться на следующих выборах в тот же орган. Но и эти по сути совершенно справедливые предложения не находят поддержки даже у единомышленников.

Если коротко подводить итоги, то будущая прозрачность и чистота наших выборов зависят не только от доброй воли руководителей, не только от замены Чурова или, скажем, Зотова, но и от капитальной перестройки всей избирательной системы. Одной перестановки коек маловато будет, надо что-то делать с девочками.