Полезный член общества Тимофей Жегин

Оценить
Полезный член общества Тимофей Жегин
Среди путаных тропинок Воскресенского кладбища можно отыскать на 5-м участке ухоженный островок – могилу с прекрасно сохранившимся чёрным мраморным надгробием. На нём лаконичная надпись: «Потомственный почётный гражданин Тимофей Ефимович Жегин. Сконч

Среди путаных тропинок Воскресенского кладбища можно отыскать на 5-м участке ухоженный островок – могилу с прекрасно сохранившимся чёрным мраморным надгробием. На нём лаконичная надпись: «Потомственный почётный гражданин Тимофей Ефимович Жегин. Скончался 7 декабря 1873 года». На очередном декабрьском заседании в том же 1873 году городская дума постановила поместить в зале совета Александровского училища портрет его основателя, «дабы тем почтить память столь полезного члена общества».

Тимофей Ефимович Жегин родился в Саратове 20 января 1824 года. Человек он был настолько неординарный для своего времени и происхождения, что стоял особняком среди «собратьев по купеческой гильдии», большинство которых в первой половине XIXвека были воплощением стяжательства и патриархальности. Кругозор их редко выходил за пределы интересов собственной прибыли. Жегин же был представителем нарождающейся формации просвещённого купечества. Он входил в московский круг сгруппировавшихся вокруг братьев Третьяковых прогрессивных людей, увлекавшихся театром, музыкой, литературой, живописью.

Тимофей Ефимович относился к тем избранным саратовским купцам, которые начиная со второй половины XIXвека стали позволять себе заграничные путешествия. Из поездок наш земляк привозил не только «учёности плоды», но и вольнолюбия, которые, впрочем, остроумно пытался приспособить для своей пользы. Современники свидетельствовали, что Жегин доставлял из-за границы запрещённые книги Герцена и раздавал их покупателям, используя «как средство привлечения в свой магазин почтеннейшей публики».

Независимость, свободомыслие этого непохожего на других купца 1-й гильдии многих раздражали, и местные злопыхатели нередко писали на него доносы в IIIотделение. Как ни странно, но доносчикам не удалось испортить жизнь Тимофею Ефимовичу и помешать занимать столь свойственную ему активную жизненную позицию. Он вёл масштабную общественную работу на благо города: устраивал благотворительные балы, лотереи; регулярно делал взносы в пользу заведений, где обучались дети из неимущих слоёв населения; состоял попечителем различных общественных и учебных заведений, казначеем (10 лет) в Мариинском институте благородных девиц.

В 1870 году его избирают гласным в городскую думу. Теперь в течение четырёх лет (гласные избирались раз в четыре года) ему предстояло по роду своей службы вместе с другими гласными решать насущные городские проблемы.

В 1871 году на средства городского общества в Саратове открылось Александровское городское ремесленное училище. Именно Жегин поднял проблему создания в Саратове учебного заведения, в котором дети беднейших горожан, главным образом сироты, могли бы получить элементарное образование и профессию. Тимофей Ефимович лично принимал участие в приобретении здания для училища, его отделке и обустройстве, а потом пожертвовал для своего «детища» 2300 рублей процентными бумагами на стипендию своего имени. Благодаря связям и знакомствам Жегина, в стипендиальный фонд училища поступило до 12000 рублей от московских жертвователей. Здание этого училища знакомо всем саратовцам. В советское время здесь располагался индустриально-педагогический техникум, который окончил Юрий Гагарин.

Лавка братьев Жегиных размещалась в Гостином дворе (сейчас на этом месте управление Приволжской железной дороги). Известный саратовский краевед А. Н. Минх констатировал, что она была здесь лучшей. На стеклянной двери лавки имелась надпись: «Без запросу» (т. е. товары предлагали, как бы сейчас сказали, «без накруток»). На прилегающих к Гостиному двору улицах жизнь била ключом, поскольку здесь была сосредоточена вся саратовская торговля и проживала торговая элита. Однако когда со второй половины XIXвека поднялись цены за аренду лавок, владельцы самых богатых торговых фирм, в том числе и Жегины, перенесли торговлю на Верхний базар (располагался на месте квартала, образующегося при пересечении современных улиц Кутякова, Радищева, Московской и Радищева), где сформировался Новый гостиный двор. Здесь в открытом им магазине верхней одежды в ассортименте предлагались шубы, меха, воротники, муфты. На Верхнем базаре находились его же лавка «с разными мелочными товарами», а также двухэтажная хлебная лавка его матери Аграфены Васильевны.

Некую исключительность Тимофею Ефимовичу придавало то обстоятельство, что он был женат на немке-католичке, что в середине ХIХ века было редкостью. Вероятно, женитьба на старшей дочери саратовского купца Франца Осиповича Шехтеля Екатерине и стала одним из главных факторов, наложивших отпечаток на внешность Жегина, на организацию его домашнего быта. Жили Шехтели явно не с провинциальным размахом. В Саратове им принадлежали несколько домов, магазинов, винный погреб, ткацкая фабрика, крахмальный завод, гостиница. Их уважали и принимали в лучших аристократических домах.

В семье Жегиных росло пять дочерей – Ольга, Мария, Вера, Елизавета, Наталья. Всем детям Тимофей Ефимович дал прекрасное образование: они, вероятно, учились в саратовских гимназиях, а Вера окончила Саратовский Мариинский институт благородных девиц с большой золотой медалью.

Природа щедро наделила Жегина не только практическим умом, но и благородством. В широкой русской душе этого удивительного человека находилось место высоким чувствам сострадания и ответственности. В 1867 году умирают братья Шехтели – Осип Осипович и тесть Жегина Франц Осипович. Но не таков был Тимофей Ефимович, чтобы бросить в беде ближнего. Он помогал семьям братьев Шехтелей материально, изобретательно находя пути выхода из той или иной ситуации. Так, скорее всего, он оплачивал обучение будущего выдающегося архитектора Франца Шехтеля (сына Осипа) в Саратовской гимназии, так как его матери Дарье Карловне, оставшейся одной с шестью детьми, это вряд ли было под силу. Вероятно, Тимофей Ефимович Жегин посодействовал и переезду Дарьи Карловны в Москву, где устроил её экономкой в семью своего друга П. М. Третьякова.

В декабре 1873 года в возрасте 49 лет Тимофей Ефимович скончался от «воспаления в лёгких». Всего за день до его смерти крестили родившегося у него 30 ноября сына – Николая. Восприемницей при крещении новорождённого была Вера Николаевна Третьякова, приехавшая вместе с мужем Павлом Михайловичем навестить долго болевшего Жегина (а оказалось – попрощаться!).

Подготовила сотрудник Государственного архива Саратовской области Наталия Самохвалова