Последний городской

Оценить
Последний городской
Директор СГЭТ задумал трамвайную революцию

«Мы скоро потеряем трамваи!» – убеждал саратовцев министр транспортного комплекса и дорожного хозяйства Саратовской области Иван Панков на заседании коллегии областного минтранса. По словам министра, главная причина грядущей гибели городского электротранспорта как вида кроется в невнимательности к нему муниципальных властей и недостаточном финансировании его из местных бюджетов. Понятно, что речь прежде всего велась об электротранспорте Саратова.

Региональные чиновники и депутаты долго обсуждали эту тему и наконец сошлись на том, что основные проблемы – в недоразвитости транспортной инфраструктуры, несовершенстве системы управления, а также значительном износе транспортных средств.

Участники дискуссии при этом не оставили без внимания и тот факт, что цена поездки в горэлектротранспорте в 2010 году выросла сразу на 30 процентов. Но эта мера не привела к улучшению качества обслуживания или развитию транспортной сети Саратова. Оглашённые намерения приобрести в 2011 году нескольких новых трамваев и троллейбусов никого не переубедили. Вердикт был неизменным: трамваи мы потеряем.

Мы решили дать право на ответ директору МУП «Саргорэлектротранс» Сергею Крайнову. Он сообщил «Газете недели», что с позицией, высказанной областными чиновниками, не согласен в корне: – У СГЭТа действительно очень много проблем. Но нужно помнить о том, что это последнее муниципальное транспортное предприятие, которое занимается пассажирскими перевозками. Оно выполняет важнейшую социальную функцию – перевозит льготников. И именно поэтому его нужно сохранить. Не каждый частный перевозчик на своём автобусе повезёт пенсионера по социальному проездному. Частники хотят получать деньги сейчас, а не потом – завтра, послезавтра или когда там власти ему соберутся компенсировать затраты. Муниципальное предприятие такую услугу оказывает безоговорочно. Это его обязанность. И если СГЭТ исчезнет, то ситуация будет ещё хуже, чем есть сегодня.

Меня удивляет позиция областных чиновников, которые решили перевались всю ответственность за проблемы городского электротранспорта на муниципалитеты. Это проблемы и областного правительства тоже. В то время как город в полном объёме выполнил перед СГЭТом свои обязательства по компенсации понесённых предприятием затрат, область осталась нам должна свыше 50 миллионов рублей.

Кроме того, пора уже понять, что повышение цены на проезд никак не могло привести к улучшению ситуации в электротранспортном хозяйстве. Это помогло ему удержаться на плаву. Коллектив МУП «Саратовгорэлектротранс» насчитывает 2,5 тысячи человек, которым нужно платить достойную зарплату. Кто сегодня согласился бы работать за 8–9 тысяч рублей под дождём, в морозы с четырёх часов утра?

Конечно, просто поддерживать жизнь в МУПе недостаточно. Мы хотим, чтобы предприятие развивалось. Нам нужно отремонтировать трамвайные пути, чтобы новые трамваи ходили не только по третьему маршруту. Нужно обновлять и трамвайный, и троллейбусный парки, и многое другое нужно делать. Но на всё это необходимы деньги. Чтобы отремонтировать участок пути протяжённостью в 8 километров, требуется 120 миллионов рублей. Эти деньги пока непонятно где брать, а кто-то говорит про скоростные трамваи. Это вопрос не сегодняшнего дня.

Сейчас нужно разобраться со схемой возмещения наших затрат на перевозку льготников. Вот у нас есть категории граждан, которые покупают проездной билет на месяц за 50 рублей. Откуда взялась эта сумма? Специалисты правительства подсчитали и пришли к выводу, что льготник пользуется электротранспортом в месяц 36 раз. За пять поездок он платит сам 50 рублей, а остальное за него платит областной бюджет. Однако по нашим подсчётам, каждый льготник реально совершает до 70 поездок в месяц, то есть в два раза больше. Мы и с областным министерством транспорта такие исследования проводили. И много спорили по этому поводу.

Я думаю, что решение проблемы – пойти на внедрение электронных билетов. Эти системы давно применяются в Москве и Санкт-Петербурге. Сейчас внедряются и в других регионах страны – в Перми, в Ижевске, знаю точно. Электронный билет – это такой же проездной, но рассчитанный на определённое количество поездок. Чем больше поездок, тем больше цена электронного билета. Такая система позволила бы не только сократить или исключить совсем число безбилетных пассажиров, но и дисциплинировала бы кондукторов. Не секрет, что кондукторы зачастую берут за проезд не 10 рублей, например, а семь, но при этом не отрывают пассажиру билет. Таким образом, они зарабатывают в свой карман, изымая тем самым часть выручки у предприятия.

Если такая система будет внедрена, то все споры по компенсациям прекратятся. Кроме того, она, скорее всего, сократит некоторые расходы МУП «СГЭТ». Например, мы не будем тратиться на инкассацию, за которую сейчас платим по 100 с лишним тысяч рублей. Я всерьёз занимаюсь этим проектом. Мы активно над ним работаем, встречаемся с производителями оборудования, считаем, договариваемся. Если всё будет хорошо, то, возможно, уже в этом году мы опробуем электронные билеты в саратовских трамваях.