Льготы – дело тяжкое

Оценить
Льготы – дело тяжкое
Правительство области обратилось за помощью к общественности

Региональная власть зашла в бюджетный тупик. В погоне за социальной стабильностью в Саратовской области начиная с 2005 года легко принимались законы о поддержке различных групп населения. Множество обещаний чуть-чуть да облегчить жизнь самым уязвимым превратились в тяжёлую ношу для областного бюджета после того, как федеральный центр, оправдавшись мировым кризисом, снизил финансовую помощь регионам.

Приходится констатировать, что в стране существует высокая инфляция, снижение темпов экономического роста и дефицит бюджета. В Саратовской области «приобретает обоснованную актуальность вопрос об изменении подходов к работе в социальной сфере». Легко было региональным управленцам об этом сказать. Но вот как «обеспечить сохранение достигнутого уровня и дальнейшее улучшение качества жизни населения области в сочетании с постепенным снижением бремени, которое накладывается социальными обязательствами на региональный бюджет», они плохо себе представляют.

Ситуация настолько серьёзна, что руководители региона готовы признать, что играли в политические игры и «покупали» решение социальных проблем. Ответственные за социально-экономическое положение уже начинают понимать, что настоящий, а не дутый успех возможен только в результате совместных усилий государства и общества. Но и к той, и к другой стороне, а уж к их конструктивному взаимодействию тем более есть множество вопросов. И в одночасье, по свистку расклад не изменится. Поэтому сближать государство и общество, конечно, надо, но параллельно в пожарном порядке необходимо наводить порядок какими-то мерами быстрого реагирования.

Региональная исполнительная власть объявила, что готова поддержать обоснованные инициативы по обозначенным вопросам, организовать необходимую работу по принятию и исполнению решений. Правительство области ждёт конкретных предложений, активного участия в их обсуждении и реализации. Редакция «Газеты недели» приняла приглашение к разговору.

****

Причины и последствия

Беспечность чиновников и депутатов стоит 15 миллиардов

Живут себе люди и не знают, что в коридорах областной власти нарастает истерика. Собственных доходов от налогов и неналоговых платежей может не хватить на всё, что запланировали профинансировать. А с деньгами, которые обычно поступают из федерального центра, полная неопределённость.

На совещаниях и заседаниях разгораются бессмысленные споры на тему «Кто виноват?» и слышны фантастические предложения на тему «Что делать?». Самую активную позицию заняли депутаты областной думы. Они следят за развитием ситуации прямо-таки с баками горючего в руках, всегда готовые плеснуть туда, где пламя страстей затихает.

Сурово и гневно областные депутаты готовятся наказать правительство области за компромиссность и бестолковость. Не нравится депутатам ни один из вариантов балансирования областного бюджета. Они считают, что и сокращать социальные расходы нельзя, и брать новые кредиты для покрытия дефицита не рекомендуется. А можно или выпросить деньги в федеральном центре, или резко вдруг повысить налогооблагаемую базу. Не может сегодня идти этими теоретическими путями саратовское правительство – пусть уходит.

По последним слухам, депутаты могут даже попытаться стать инициаторами отставки губернатора, если тот всё-таки решится в ближайшее время выйти к думе с предложением секвестировать расходы.

Осмелюсь утверждать, что если такие планы действительно имеют место, то вынашивают их люди безнравственные. Потому как в непомерно раздутых социальных расходах областного бюджета все депутаты виноваты вместе с правительством. Даже коммунисты, которые за бюджет традиционно не голосуют, но социально ориентированные законы поддерживают с оговорками, что выплаты по ним надо бы их ещё сильнее увеличить. Более того, некоторые депутаты были даже инициаторами некоторых законов. Например, депутат Николай Семенец является двигателем закона о ветеранах Саратовской области.

Напомним, что несколько лет назад пенсионеры страны оказались разведены по двум сортам-категориям. Одни попали под закон о ветеранах РФ и получили множество льгот, а другие нет. Тогда и было принято политическое решение о том, чтобы не попавших в федеральные списки пенсионеров наделить такими же льготами по закону области. И оплачивать эти льготы, соответственно, из областного бюджета.

Справедливости ради стоит сказать, что в других регионах подобные законы тоже были приняты. Но далеко не все региональные законодатели осмелились «навесить» на свои бюджеты полный пакет льгот, аналогичных федеральным. В Саратовской области без проблем согласились финансировать и половину оплаты ЖКУ, и часть стоимости проезда городским транспортом, и расходы на телефон, радио, антенны и зубные протезы. При этом очень скоро выяснилось, что фактическое число собственноручно испечённых льготников составляет не 34 тысячи, как полагали разработчики закона, а целых 88 тысяч.

За такой «просчёт» Николая Семенца, возглавлявшего тогда областное управление Пенсионного фонда России, по базе которого и считались цифры, можно было бы и примерно наказать. Но закон вызвал бурю одобрительных эмоций по отношению к власти. И вместо того, чтобы гневаться, чиновники и депутаты нашли пару сотен миллионов рублей для того, чтобы удовлетворить всех своих «поклонников», подпадающих под учреждённое звание.

Дальше начались будни. Инфляция и экономическая конъюнктура делали ветеранский пакет всё дороже и дороже. Вместе с ветеранским дорожали и другие пакеты. Каждый год добавлял под опеку бюджета новых людей. В 2005 году депутаты голосовали за повышение пособия на ребёнка, на погребение, за поддержку семей погибших военнослужащих и работников милиции, в 2006-м – за участие бюджета в обеспечении питания беременных женщин, кормящих матерей и детей до трёх лет, в 2007-м – за бюджетную помощь в оплате ЖКУ для семей с детьми-инвалидами и за компенсацию части расходов на электроэнергию сельским жителям.

За три года было принято 18 законов социальной направленности общей стоимостью 6,5 миллиардов рублей. Льготополучателями из областного бюджета к этому времени являлись 706 тысяч человек.

В 2008 году начался мировой финансовый кризис. Но российские власти чувствовали себя на островке стабильности, а саратовские – в лучшем месте этого островка. За 2008 год было принято ещё пять социальных законов. С 2009 года по настоящее время – около 15. В 2010 году число льготников приближалось уже к 900 тысячам человек. Бюджетные расходы на льготы – к 15 миллиардам рублей в год. Что означает 139 рублей в месяц на каждого получателя.

Такого не может быть. Потому что это совершенно нерациональное, если не назвать хуже, размазывание бюджетных миллиардов. Объём этих средств превышает, между прочим, в полтора раза бюджет всего города Саратова. Это огромные средства для области. И надо понимать, что на самом деле достаются они меньшему числу жителей региона. Просто некоторые из них получают по несколько льгот сразу.

Эту информацию хорошо бы обобщить и иметь под рукой на случай ожидаемых дебатов о необходимости сокращения расходных обязательств бюджета. Работа, конечно, предстоит адова, но тот, у кого окажутся достоверные цифры, с большей вероятностью будет иметь на руках главные козыри.

****

Советы постороннего

Жертвовать собой или умнеть на чужих находках

В Саратовской области живёт два миллиона 565 тысяч человек. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составляет 19,4 %. Это означает, что почти 500 тысяч человек в регионе нищие. При этом в числе этих нищих 44 % – несовершеннолетние дети.

Об этом нельзя забывать. Потому что мерить сотнями тысяч недоедающих детей для чиновников и депутатов, чей доход в несколько раз превышает прожиточный минимум, очень ответственно. Они уже начинают это понимать. По крайней мере заместитель председателя областного правительства Алексей Щербаков заявил на заседании экспертного совета при губернаторе, посвящённом теме чрезмерной нагрузки социальных расходов на бюджет, что не хотел бы, чтобы его семья получала льготы.

Совет первый:

Найти бедных адресатов

Но все правильные разговоры о том, что социальные льготы должны быть адресными, так и останутся разговорами до тех пор, пока чиновники не засучат рукава, чтобы выяснить эту самую адресность. Готова поспорить, что на сегодняшний день в адресах никто не ориентируется. А без точных координат помощь снова достанется не самым нуждающимся.

Поэтому чиновникам, попавшим в бюджетную ловушку, которую они сами себе и поставили, предлагаю первым делом на один-два месяца приостановить действие всех законов о социальной поддержке из областного бюджета. Объявить об этом честно и прямо по всем теле- и радиоканалам. Пообещать за это время провести тщательнейший анализ всех льгот и льготников. И выполнить это обещание. И по итогам анализа понимать, кого льгот лишить, а кому выплат добавить. И опять же об этом говорить прямо, открыто и с каждого экрана.

Победа достанется тому, кто перехватит инициативу. Будут это чиновники или депутаты, зависит от их смелости и бескорыстности. Потому что первым делом людям у власти, которые сегодня рассуждают о благе других, придётся жертвовать своими конкретными благами. Ведь в общем объёме 15-миллиардных бюджетных обязательств есть деликатная доля, заложенная на собственный счёт.

На бюджет 2011 года ляжет доплата к пенсиям 35 депутатов областной думы нынешнего и прошлых созывов, 12 членов правительства, пяти членов избирательной комиссии и одного уполномоченного по правам человека. И от этих доплат хорошо бы отказаться. Потому что в 2012 году соискателей по этим законам станет ещё больше, в 2013-м их число тоже вряд ли уменьшится. Значит, выплаты будут расти. А они, между прочим, не фиксированные, как, например, у самой большой группы получателей – несовершеннолетних детей, – а привязаны к действующему денежному содержанию действующих чиновников, составляя процент от него.

В выигрыше окажутся настоящие малоимущие и имидж области, которую всем начнут ставить в пример. Пострадают чиновники, которым придётся месяц-другой аврально работать качественно, и привилегированные пенсионеры.

Совет второй:

Перенять опыт Пермского края

Наши чиновники и депутаты ленивы и нелюбопытны. И не умеют пользоваться чужим опытом. Между тем в нашем Приволжском федеральном округе есть уникальный регион, в котором с 2006 года начали обкатывать отличный от других регионов способ управления бюджетом.

Одна из особенностей состоит в том, что бюджетные расходы уже на стадии формирования краевого бюджета распределяются по группам. Одним присваивается категория «А», и к ней относятся текущие расходы. Две других группы метятся шифром «Б1» и «Б2». Все участники бюджетного процесса понимают, что, если год пойдёт по негативному сценарию развития экономики, финансироваться будут только обязательства категории «А». Остальные секвестируются в этом случае автоматически.

Наш саратовский бюджет пересмотреть таким образом можно хоть завтра. В том же Пермском крае уже в этом году постановлением регионального правительства всем муниципалитетам в срочном порядке предписано, не влезая в бюджеты, вычленить среди своих расходов текущие и так называемые расходы развития. Такой подход позволит согласовать с областной думой не сокращение расходов, а принципиально возможные сокращения.

Другая отличительная особенность бюджетной политики Пермского края состоит в том, что на стадии формирования главного финансового документа они не включают в доходную часть помощь федерального центра, а ориентируются только на собственные доходы. Это принципиальная позиция пермского губернатора, который убеждён, что «деньги для власти – как наркотики для человека: получив их один раз, чиновник без новых инъекций жить не может». Так что предлагается изначально рассчитывать только на себя. А получив добавку «с неба», не жадничать.

Все деньги сверх запланированных собственных доходов власти Пермского края договорились откладывать в специальный фонд. И из него делить их по справедливости. 40 процентов – на краевые нужды, 60 процентов – муниципалитетам. При этом безусловно – на любые траты – муниципалитеты могут получить только 18 процентов. И только в том случае, если муниципалитет направит эти деньги на реализацию приоритетных для развития края проектов, ему добавят остальные 42. Если нет, 42 не отданных процента никуда не денутся. Они останутся за этим районом, переходя из одного года в другой. Доли можно накапливать, а потом без обмана взять сразу за несколько лет.

Если пермский опыт заинтересует саратовские власти, то от его применения выиграют все. По крайней мере и волки будут сыты, и овцы целы. Придётся, конечно, потратиться на командировку в Пермь для бригады саратовского минфина. Но в любом случае эти командировочные затраты будут меньше суммы, в которую обошлась недавняя командировка нескольких членов правительства в Берлин на «Зелёную неделю».