Полицию обсудили, и – за образование

Оценить
Полицию обсудили, и – за образование
Широкая общественность спорит о новом масштабном законопроекте, разработчики которого не склонны себя афишировать

Уже более месяца в Интернете проходит общественное обсуждение проекта закона «Об образовании». С 1 декабря на специализированном сайте Zakonoproekt2011.ru свои замечания и предложения к документу могут оставить все желающие.

На вечер 17 января к проекту закона было высказано 3812 замечаний и предложений. Наибольший интерес граждан вызывает глава об общих положениях, наименее востребованным оказался раздел, посвящённый международной деятельности в сфере образования.

Общественное обсуждение законопроекта проводится по поручению президента. Дмитрий Медведев решил повторить практику всенародных слушаний закона о полиции, которые дали «некоторые неплохие результаты». Интерактивное обсуждение документа завершится 1 февраля этого года.

Работа над новым законом, включающим нормы для всех уровней российского образования (от дошкольного до послевузовского), началась в конце 2008 года. Трудились над документом комитет по образованию и науки Госдумы, министерство образования и науки РФ, Российский союз ректоров.

То, что у них в итоге получилось, было опубликовано на сайте министерства образования и науки в мае. После этого ещё полгода первоначальный текст законопроекта, вызвавший бурю негодования, обсуждался в Госдуме, Совете Федерации, Общественной палате, Союзе ректоров. В итоге широкому обсуждению общественности предстал значительно переработанный документ.

Планы у министерства относительно законопроекта похвальные. Там надеются получить в итоге закон, который будет «максимально менее нагружен какими-то специфическими терминами, а больше повёрнут к потребителю». Как получится на самом деле, мы увидим не так скоро, потому что чиновники обещают сроки не гнать, сырой документ не принимать. Ну, для начала это уже хорошо.

«Газета недели» предложила высказаться по законопроекту людям, имеющим непосредственное отношение к системе образования, разбирающимся в её тонкостях и подводных течениях.

***

Игорь Марятов, заведующий сектором качества образования ПАГС:

В УГОДУ КОМУ-ТО КЛЮЧЕВЫЕ ПОНЯТИЯ ПОДМЕНЯЮТСЯ И ИСКАЖАЮТСЯ

– Большинство отдельных фрагментов и положений законопроекта я не рассматривал. Это не по моей части. В документе есть много утверждений, с которыми можно поспорить. Но есть и много хорошего, с чем можно согласиться. Я рассматривал только понятийную, концептуальную часть закона.

Так вот ключевые понятия, касающиеся образовательной деятельности, в моём представлении, не просто искажены – они извращены. Извращены в угоду кому-то, в угоду чему-то. Потому что искажают по недопониманию, а я сомневаюсь, что авторы законопроекта чего-то не понимают или не знают. Здесь же все основные фундаментальные понятия не соответствуют ни природе, ни разуму, ни практической деятельности.

Начнём с терминов и понятий, употребляемых в законе. Для тех из них, что имеют неоднозначные толкования, никакой вариабельности быть не должно. Но у нас этот момент упорно игнорируется. И именно из-за этого не только система образования, но и всё наше отечество несёт колоссальныезатраты, убытки и катастрофические последствия.

Возьмём самое главное для этого закона слово – образование. Ему дали два значения: результат (совокупность полученных знаний) и процесс (передача знаний). Это недопустимо – слово, которое применяется в рамках какого-то нормативного документа, должно иметь одно-единственное значение. Есть превосходный термин, обозначающий образовательный процесс: обучение. Так вот, если взять тандем «обучение-образование» и дать первому слову значение «результат», а второму – «процесс», тогда всё встаёт на свои места. Тогда в законе образуется наглядная, понятная и осмысленная схема, алгоритм образовательной деятельности.

Кстати, из-за неправильного употребления всё тех же слов «образование» и «обучение» идёт ещё одна путаница. Она касается главы, посвящённой государственной оценке качества образования. Здесь ситуация усугубляется ещё и тем, что в наше время термин «качество» утратил своё первоначальное значение.

Так, у Аристотеля он обозначал «существенную особенность объекта», «совокупность свойств объекта». Иными словам, качество – это способность продуктов или услуги удовлетворить потребности, пожелания человека. Сегодня же это слово употребляется в значении, обозначающем превосходные показатели и характеристики. И это много меняет. Поэтому определение «качество образования» должно быть адекватным базовому определению «качества», но привязанному к «образованию».

В результате качество образования можно охарактеризовать как совокупность полученных знаний, умений, навыков и способности грамотно их использовать. Кто же в результате может оценить качество образования? Чиновник, потребитель, получивший это образование, или работодатель? Только двое. Напрямую это может сделать человек, который получил это образование. Косвенно – работодатель, нанявший его на работу. Всё, больше оценивать качество образования не может никто. Получается, что государственный контроль качества образования – это не существующий на практике вид деятельности. Фикция.

Другое дело – качество обучения, являющееся достоянием руководителей и служащих сферы образования. Ведь обучение – это процесс, который должен соответствовать определённым требованиям. Согласно этим требованиям государство в лице чиновников от образования и сможет контролировать качество обучения. Но, повторюсь, не образования.

Пошли дальше: цель законопроекта определена неправильно. Возьмём самое начало документа – статью № 1, в которой говорится, что закон устанавливает принципы правового регулирования в сфере образования. Это как? О чём речь идёт?

Закон об образовании должен определять действующий механизм образовательной деятельности. Цель этой деятельности – предоставление образования населению. А принцип правового регулирования, о котором говорится в статье, – это средство обеспечения образовательной деятельности. Получается, что в законе произошла подмена цели на средства.

Нарекания вызывает целая глава, которая называется «Система образования». У нас в стране огромнейшее количество профессионалов в области различных систем, неужели нельзя было привлечь их к работе над документом? В главе № 2, если читать профессионально и дословно, дан неполный и недостоверный перечень элементов закрытой системы. Закрытой, то есть той, которой не существует в природе, вместо реальной, которая должна быть на самом деле.

Нет в законе ни слова про менеджмент (по-русски:руководство, организационная деятельность) в сфере образования. Считается, что раз кого-то поставили начальником, то автоматически он становится руководителем, а учиться этому незачем. И начинают принимать решения на инстинктивно-интуитивном уровне, применяя опыт предшественников и предшествующей работы. А тот факт, что любое решение требует фактической и достоверной информации, которую надо иметь, фильтровать и правильно использовать, и она ещё должна быть достоверной, – это уже никому не интересно.

Подводя итог, можно сделать вывод, что вынесенный на суд общественности проект закона не отражает реальной действительности сферы образования, её целей и механизма образовательной деятельности.

***

Марина Алёшина, вице-спикер Саратовской областной думы, председатель комитета по социальной политике:

НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ОРИЕНТИРУЮТ УЧЕНИКА НА РЕЗУЛЬТАТ

Марина Владимировна, расскажите, в чём основные отличия нового закона от закона 1992 года?

– По своей сути обсуждаемый проект закона интегрален, то есть объединяет в себе два ныне действующих закона – «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

Кроме того, своё развитие получает система негосударственной оценки качества образования, а значит, механизмы оценки качества будут совершенствоваться.

Существенные изменения коснутся уровней образования, из перечня которых выпадает начальное профессиональное, которое будет теперь частью среднего профессионального образования, в рамках которого в свою очередь будет осуществляться подготовка квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена (соответственно, по программам первого и второго уровня). Причём право на подготовку квалифицированных рабочих будет дано в том числе предприятиям, различным специализированным учебным центрам. В законе будет закреплено право гражданина на непрерывное образование, ведь современная молодёжь, как правило, не ограничивается получением высшего профессионального образования.

Ваше мнение о новом законе? Что вам импонирует в нём?

– Думаю, выражу мнение большинства, что существующее образовательное законодательство устарело и нуждается в доработке. Ведь за почти двадцатилетний период действия закона РФ «Об образовании» отечественная образовательная система претерпела значительные изменения. Поэтому целесообразно принятие нового закона, соответствующего духу нового времени.

Может ли повлиять на окончательный вариант документа общественное обсуждение? Что бы вы изменили, переписали в законе?

– Именно дебаты, основанные на столкновении различных позиций, дадут возможность оценить проект, выявить его недостатки и устранить их. В стороне от обсуждения такого важного документа не остаёмся и мы. В рамках взаимодействия с Госдумой комитет по социальной политике принял участие в работе парламентских слушанийна тему «О проекте нового базового федерального закона об образовании в Российской Федерации», организованных в режиме видеотрансляции. Также наши предложения были направлены в Совет Федерации. В феврале текущего года проект планируется обсудить в рамках заседания круглого стола с приглашением всех заинтересованных лиц и ведомств.

Самую серьёзную критику вызывает вторая глава закона, посвящённая стандартам образования. Что вы думаете о новых стандартах?

– Они дают большую самостоятельность общеобразовательным учреждениям в выстраивании образовательной политики в соответствии с возможностями и запросами родительской общественности, ориентируют на результат, достигнутый учеником после каждой ступени, и, самое главное, определяют условия, которые должны быть созданы учредителем и самой школой для того, чтобы достичь нужных результатов.

1 сентября 2011 года Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования будет введён повсеместно.В 123 пилотных образовательных учреждениях области уже начата работа по его внедрению. Объём внеурочных занятий учеников начальных классов увеличился до 10 часов в неделю. Подчёркиваю, что дополнительное введение 10 часов на первой ступени обучения финансируется за счёт бюджетных средств.

Пустопорожняя «говорильня» о сокращении бюджетных средств и перекладывании платы за обучение на плечи родителей по крайней мере нелепа и не имеет под собой никаких оснований.

***

Елена Елина, проректор по учебно-методической работе Саратовского государственного университета:

ЗАКОН ВЫЗЫВАЕТ НА ДИСКУССИЮ

– Закон обсуждается серьёзно, поскольку в нём впервые появляются принципиально новые идеи для всей системы образования. Есть и ещё одна причина широкого обсуждения: ведь в большинстве семей есть либо малыш, либо школьник, либо студент, хотя закон касается не только этих традиционных участников образовательного процесса, но и всего общества, поскольку здесь речь идёт и о профессиональной переподготовке, и о других формах обучения и образования взрослых, состоявшихся людей.

Конечно, к документу, в котором так много нового, возникает масса вопросов. Закон вызывает дискуссию. Так, например, в отдельных положениях закона закреплён опыт европейских стран. Но к сожалению, российские реалии не всегда располагают к перенесению хорошо работающей, однако «чужой» модели в иные социальные условия.

Скажем, вопрос о введении обязательного дошкольного образования требует очень серьёзной проработки. Беря на себя обязательство всем без исключения российским детишкам дать дошкольное образование, государство должно обеспечить условия реализации этого положения закона, предусмотреть увеличение числа детских садов, оснащённых необходимым учебным оборудованием, книгами, развивающими играми, а главное – соответствующими кадрами.

Другой вопрос, вызывающий полемические отклики, связан с введением в структуру высшего образования колледжей (наряду с институтами и университетами). Речь идёт о том, что после принятия закона существующие колледжи разделятся на две группы: одна превратится в вузы, где будут реализовываться программы прикладного бакалавриата и где выпускники будут получать диплом о высшем образовании, другая вернёт себе прежний статус техникумов.

Очевидно, что колледжи ждёт серьёзнейшая перестройка: встанет вопрос о тех ребятах, которые поступают в колледжи после 9-го класса, встанет и пресловутый кадровый вопрос, потому что в вузе должно быть не менее 60 процентов преподавателей, имеющих учёные степени. У тех колледжей, которые существуют при вузах, как, например, при нашем университете, есть хорошие перспективы для развития. Но стоит ли принимать такие радикальные решения для других организаций среднего профессионального образования?

Множество новаций придёт и в вузы, если закон будет принят в существующей редакции. Появляется новый уровень высшего образования – «ассистентура-стажировка». Предлагается внести изменения в порядок лицензирования вузов и правил приёма в них, есть статьи, касающиеся новых форм финансирования вузов. Здесь тоже много спорных моментов. Например, трудно согласиться со статьёй, касающейся распределения контрольных цифр приёма граждан в вузы в зависимости «от результатов ЕГЭ лиц, зачисленных на первый курс обучения». Выглядит эта статья неубедительно: почему приём в текущем году должен зависеть от успеваемости, показанной школьниками в прошлом году?

Некоторые жёсткие формулировки закона, которые пугают представителей вузовской общественности, кажутся излишне категоричными, нашего университета просто не касаются. По целому ряду направлений мы уже в 2010 году перешли на стандарты нового поколения, осваиваем кредитную систему, постигаем принципы компетентностного подхода. Но главное – наш вуз вместе со статусом Национального исследовательского университета получил право на самостоятельную разработку образовательных стандартов и требований к процессу образования.

Тем не менее, и мы, как и все граждане России, до 1 февраля 2011 года, до 12 часов дня, высказываем свои рекомендации по редактированию закона об образовании.

***

«Замечаний к законопроекту великое множество»

Елена Петрова, воспитатель в детском саду:

ДЕТСКИЕ САДЫ, КОТОРЫЕ НЕ ВПИСЫВАЮТСЯ В НОВЫЙ ЗАКОН

– Меня озадачили и разочаровали строки об организации дошкольного образования.В типовом положении о дошкольном образовательном учреждении определено восемь видов таких учреждений. А новый закон оставляет лишь два вида учреждений: детский сад и детский сад компенсирующего вида. А как же комбинированные сады, центры развития ребёнка, сады-ясли? Получается, что они окажутся вне закона?

У нас постоянно говорят о нехватке детских садов. Говорят и о том, что денег на строительство новых тоже нет. Предлагают решать вопрос перепрофилированием некоторых зданий. Получается дёшево и сердито. Но сады, которые существуют сейчас и не вписываются в новый закон, должны будут менять уставную документацию, проходить внеочередное лицензирование. А это ведь тоже стоит денег. И где смысл нововведения? Зачем тратить и так скудные средства на лишние действия?

Анна Иванова, учитель математики:

ОДНОЗНАЧНОГО МНЕНИЯ НЕТ, ПРЕТЕНЗИИ ЕСТЬ

– Однозначного мнения по законопроекту дать не могу. С одной стороны, единый, охватывающий всю образовательную сферу закон нужен. Он лучше, чем огромное количество разрозненных ныне документов. А с другой – чтобы такой большой махиной удовлетворить запросы всех, ну или большинства, надо долго над ней работать.

Из претензий могу высказать вот что. В проекте нет ни слова о предельной наполняемости классов. Закон пытается забюрократизировать программы домашнего обучения. Неясно из документа и что делать с детьми, окончившими школу со справкой. Ведь общее образование у нас обязательно. И для того, чтобы устроиться на любую работу, нужен аттестат. Что же делать детям, которые этот аттестат получить не смогли?

Ольга Кузнецова, учитель начальных классов:

РАЗРАБОТЧИКИ СТЫДЯТСЯ НАЗВАТЬ СВОИ ИМЕНА?

– Все мы видим, как упал уровень образования школьников и студентов за последние 20 лет. Поэтому корректировать образовательный процесс нужно. Но замечаний к законопроекту великое множество. Видимо, поэтому в тайне держатся фамилии его разработчиков – им стыдно. Есть такая известная фраза: «слишком далеки они от народа». Вот она в полной мере относится и к этим авторам, и к чиновникам от минобрнауки. Вы только вспомните недавнее предложение министра образования и науки Фурсенко о введении персональной ответственности учителей за поведение учеников.

В законе в числе основных принципов правового регулирования отношений в сфере образования называется воспитание патриотизма. Все мы знаем, что патриотизм – это любовь к Родине. Но это чувство индивидуально. Для того чтобы получить достойных жителей своей страны, вполне достаточно воспитания гражданственности. Кстати, такое воспитание тоже имеется в перечне основных принципов правового регулирования. Но наши чиновники зациклились на патриотизме. В замках нового законопроекта даже предлагается оценка духовно-нравственного воспитания детей. Это же бред.