Где кто-то сказку ждёт и верит в чудо

Оценить
Где кто-то сказку ждёт и верит в чудо
Ольга Алимова: и в детском саду была лидером, вела народ за собой
Вспомните свой детский новогодний утренник. Наверняка каждая девчонка хотя бы раз обязательно была снежинкой, а мальчишка – Петрушкой, ну или зайчиком

Сегодняшние серьёзные и зачастую недоступные руководители и законодатели тоже были детьми и тоже участвовали в костюмированных мероприятиях. Для праздничного, последнего в этом году номера мы решили предложить им немного окунуться в прошлое, вспомнить о новогодних утренниках – детсадовских и школьных, – порыться в домашних фотоархивах и найти снимки самих себя в новогодних костюмах. Мы и не предполагали, как трудно будет готовить такой материал.

Мы-то думали, что это будет весело и интересно всем – не только нам и читателям, но и самим чиновникам и депутатам: они, вспоминая о детских хороводах под ёлкой, поностальгируют, а мы, возможно, узнаем их с другой, сентиментальной стороны и умилимся, рассматривая старые детские фотографии. Говорят, такое времяпрепровождение сближает людей. А нашим власть имущим быть ближе к народу сегодня очень даже не помешает. Но большинство из тех, кому мы позвонили, отнеслись к этой идее скептически.

Для начала мы обратились к 12 высокопоставленным чиновникам областного правительства – девяти министрам, двум заместителям и одному председателю комитета. В тот же день без всяких проблем получили содержательный ответ от председателя комитета. А вот министры повели себя по-разному: кто-то отказался тут же, кто-то согласился и даже принёс фотографию, кто-то думает над ответом до сих пор.

Причины у отказов были разные – от банального необъяснения причин и ссылки на невмешательство в личную жизнь до переадресации вопроса на заместителя с последующим молчанием того и заявления: «мы не считаем правилом хорошего тона принимать участие в подобных массовых опросах».

Зато порадовали депутаты. Все народные избранники, к которым мы обратились, в комментарии-воспоминании не отказали. Радушно восприняли нашу идею и пока ещё не представленные в думах лидеры политических партий.

С фотографиями возникли новые сложности. У большинства из тех, кто нам ответил, были уважительные причины: не сохранился фотоархив вообще, детские фотографии у родителей, которые живут в другом городе, банальная забывчивость, просто некогда в альбоме копаться.

Мы сделали вывод: делиться детскими воспоминаниями – шаг очень смелый. Ещё более отважный поступок – представить на всеобщее обозрение свою детскую фотографию.

Спасибо всем, кто согласился пообщаться, за человечность и чувство юмора.

Сергей Авезниязов, председатель комитета общественных связей и национальной политики:

ВЕСЬ ГОД ОДНОКЛАССНИКИ ЗВАЛИ МЕНЯ ДЕДОМ МОРОЗОМ

– Костюмы из детского сада вспомнить не уже могу. Самое яркое и единственное новогоднее воспоминание из школьных времён – как я был Дедом Морозом у младших классов. Роль эту дали, потому что я роста был высокого. Снегурочкой была учительница. Я очень волновался, долго текст учил, а она меня потом спрашивала по сценарию, проверяла.

История эта мне очень запомнилась по двум причинам. Во-первых, потому что меня потом после праздника одноклассники целый год называли Дедом Морозом. А во-вторых, я почувствовал себя старше всех.

Ещё одно яркое воспоминание, но уже взрослое, связано с командировками на Северный Кавказ, когда я служил в СОБРе. Вообще всё, что происходит неформально, запоминается всегда. Поэтому мне очень запомнилось, как мы в то время наряжали ёлки по-военному – патронами.

Кирилл Горшенин, министр промышленности и энергетики:

СОВРЕМЕННЫМ ФАБРИЧНЫМ КОСТЮМАМ НЕ ХВАТАЕТ КОЛОРИТА

– Наверное, буду не оригинален, если скажу, что этот праздник ассоциируется у меня с запахом мандаринов и свежей смолы. В канун Нового года родители всегда ставили живую сосну, которую мы наряжали всей семьёй. Помню, после характерного стука в окно под ёлкой всегда обнаруживались подарки.

На детских утренниках был различными героями леса – начиная от традиционного зайца и заканчивая медведем. Но, пожалуй, больше всего мне запомнился костюм клоуна – может быть, потому, что он был ярким и выбивался из общей заячье-медвежьей картины. А потом, клоун – это беззаботный, жизнерадостный персонаж, которого любит, наверное, каждый ребёнок. Быть этаким шутником и весельчаком в то время было «престижно».

Это сейчас наступила эра «бэтмэнов» и «человеков-пауков», а тогда достаточно распространёнными были костюмы Буратино, звездочёта, фокусника. Костюмы мама всегда шила сама. Сейчас в магазинах полно фабричных костюмов, но тот колорит, те впечатления, которые остались от подготовки к Новому году, от предпраздничной суеты, связанной с примеркой костюма, остались навсегда в памяти.

Светлана Нечаева, министр занятости, труда и миграции:

ВСТРЕЧАЛА ПРАЗДНИК СО СМЕШАННЫМИ ЧУВСТВАМИ

– Самое яркое воспоминание из детства – это новогодний праздник в первом классе. Тогда мама купила марлю, подсинила её, накрахмалила и сшила наряд снежинки. Мама потрудилась и над короной для костюма – расшила её бисером, стеклярусом. В тот день я чувствовала себя очень счастливой и одновременно немного смущённой.

Александр Ванцов, депутат Саратовской городской думы:

ШКОЛЬНЫЙ ОБРАЗ КЛОУНА ВОПЛОТИЛ В НОВОГОДНИЙ КОСТЮМ

– Папа мой работал литейщиком, а мама была токарем, денег у нас не хватало, поэтому новогодние костюмы у меня не каждый раз были.

В садик я не ходил, поэтому утренников с ёлками не было. Однажды в школе, я помню, как то ли наш классный руководитель, то ли ещё кто-то из учителей поручил нам придумать, кто в каком костюме на Новый год придёт. Я сказал: «Я клоуном хочу быть». В школе я был клоуном, поэтому и нарядиться решил в него. Наряд мне мама сшила. Его я помню ещё потому, что мой друг Ефремов Гена, который тоже был из бедной семьи, потом на какой-то Новый год выпросил у меня этот костюм.

Больше костюмов не помню, но вспоминается одна новогодняя история. Во втором или третьем классе я влюбился. Был Новый год в школе № 81. Мы водим хороводы вокруг ёлки, я смотрю на понравившуюся девочку и стесняюсь подойти. Вдруг у неё что-то упало – то ли цветок, то ли ещё что-то, сейчас уже не помню. Я эту вещь подобрал, спрятал и потом дома любовался. Я был очень сентиментальным.

Павел Большеданов, депутат Саратовской областной думы:

В ПАМЯТИ ОСТАЛИСЬ ДЕТИ-ЗАЙЧИКИ

– Конечно, у детей новогодние праздники всегда ярче и интереснее, чем у взрослых. Но по прошествии времени конкретные воспоминания стираются, и остаётся только то, что запечатлено на фотографиях. Когда человек видит постоянно такие снимки, то он, естественно, запоминает и сами эти праздники.

Например, из детства сохранились такие кадры: дети в нарядах зайчиков стоят около ёлки. В их числе и я. Про подарки тех лет я не могу ничего сказать, потому что очень многое выветривается из памяти. Нет подарков и на тех детских фотографиях. А вот воспитатели, которые выступали в роли Деда Мороза, Снегурочки и других сказочных персонажей, есть. Поэтому их лица я помню.

Для меня как человека уже взрослого, воспитавшего своих детей, очевидно, что для детей, с их особым отношением к праздникам, крайне необходимы красочные, костюмированные и театрализованные представления.

Николай Панков, депутат Государственной думы:

ЖИЛИ НЕБОГАТО, БЫЛО НЕ ДО КОСТЮМОВ

– Сам никогда не был в детском саду. В школе-интернате в восьмом классе был Дедом Морозом. Участвовал в поздравлении детей в детских садах и школе. До этого на утренниках всегда рассказывал стихи, играл в отрывках из пьес. Я учился в сельской школе, жили тогда небогато, чтобы о каких-то костюмах говорить. Не принято это тогда было. На утренники мы надевали валенки и обычный школьный костюм, в котором пиджак иногда заменяли свитером.

Ольга Алимова, депутат Саратовской областной думы:

В КОСТЮМ КАРАБАСА-БАРАБАСА НАРЯДИЛИ НЕ МАЛЬЧИШКУ, А МЕНЯ

– Снежинками были все, и я, конечно, в детском саду тоже. Помню, в четвёртом классе нарядили меня Карабасом-Барабасом.

Мы тогда ставили новогоднюю сценку про Буратино, и так как у меня голос был не нежный девический, а грубоватый, то не мальчишку для этой роли выбрали, а меня. В школе мы с девчонками всегда что-то выдумывали, мастерили. Однажды на утреннике я была в татарском костюме – помню, танцевала национальный танец в красивых шароварах. В классе седьмом была царевной Несмеяной, одетой в длинный сарафан, высокий кокошник, с прикрученной косой. Ещё была в костюме кукурузы. Даже фотография с этим нарядом где-то сохранилась.

Дмитрий Коннычев,руководитель Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»:

СКАЗКА, СОТВОРЁННАЯ МАТЕРИНСКИМИ РУКАМИ

– Помню утро 30 декабря 1980 года: я – новоиспечённый ученик 2-го «Б» 42-й школы (в «английскую» тогда брали со второго класса). Прекрасный день, пару дней как уже идут любимые зимние каникулы, и сегодня будет первая ёлка в моей новой школе. А к ёлке я более чем готов – мой костюм мушкетёра, видимо, самый лучший на свете, и уж точно – в классе.

За 24 часа до этого: всё ужасно. Нет, идея-то великолепна: предстать перед друзьями настоящим Д_Артаньяном, книга о котором уже зачитана до дыр. Но отцовские друзья из театра оперы и балета разводят руками. Такого костюма нет и не предвидится. Никакого. Даже в красном цвете, который так был характерен для «гвардейцев кардинала». Пусть образ нелюбим, уже готов и на это. Но – ничем помочь не могут. Настроение ужасно. Парик, чтобы походить на французского дворянина, есть, белые перчатки есть, даже шпага – и та готова. А костюма нет.

Слышу мамин голос: «Давай-ка зайдём в «Ткани». Тут рядом». Недоумеваю: «Какая разница, что ты здорово шьёшь? Не успеть же». Настояла. Зашли, купили красный, голубой, белый материал. Вечером я засыпал под стрекот швейной машинки. Утром я не мог поверить своим глазам. Это было невозможно, но за ночь она сделала великолепный костюм. Особенно поражал искусно выкроенный и пристроченный белый крест на лазоревом плаще. Действительно – новогодняя сказка.

Костюм, и правда, всем понравился, «попадание в образ» было метким, а праздник в школьном спортзале – просто шикарным. Желание исполнилось, я был в восторге.

Теперь, спустя 30 лет, из детства я помню именно этот Новый год, с 80-го на 81-й. Этот костюм. Но главное, я помню иное – мамино желание и настойчивость преодолели все трудности и моё неверие. Материнский образ далёк уже от детского, но память твёрдо напоминает: человек способен сделать сказку своими руками и своим характером. Я благодарен ей не за костюм, а за это знание.

Алла Лосина, депутат Саратовской областной думы:

ИЗ СНЕЖИНКИ ВЫРОСЛА В СНЕГУРОЧКУ

– Поскольку в детский сад я не ходила (была с бабушками), могу рассказать только о новогодних утренниках в школе. Они были такими яркими и сопровождались такой новогодней погодой – мороз, снег, вьюга (ведь я с Урала), – что всегда казалось, это сказка. С первого по третий класс я была снежинкой – костюм шили бабушки. А с третьего класса меня повысили в звании до Снегурочки. Я слова себе в стихах сочиняла, свои песенки под свой же аккомпанемент пела.

Словом, Новый год был возможностью проявить всё, что ты умеешь. И до сих пор это так. На прошлый Новый год я спела сыновьям и мужу сочинённую новогоднюю молитву. Закончила её под аплодисменты.

Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы:

ВСПОМИНАЮТСЯ ОДНИ ЗАЙЦЫ

– Сколько помню детство, почему-то мне постоянно и в младших классах, и в детсаде выпадала роль зайчика с достаточно большими ушами. Эти уши почему-то падали на лицо, и их приходилось поправлять. В общем-то, посещая в своё время ёлки и какие-то праздничные мероприятия со своими детьми (скоро начну и с внучкой ходить), могу сказать, что научно-технический прогресс не внёс какие-то изменения в празднование Нового года. И наверное, это хорошо, потому что Дед Мороз и Снегурка в отличие от нас не стареют.

Денис Фадеев, депутат Саратовской областной думы:

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА – НЕЗАБЫВАЕМЫЙ ПОДАРОК ДО СИХ ПОР

– Новый год всегда ассоциируется у меня с запахом хвои и мандаринов. Что касается новогодних воспоминаний, то они, к сожалению, смутные, много времени с тех пор прошло.

Помню, что подготовка к утреннику всегда сопровождалась серьёзным заучиванием стихотворения. Празднованию сопутствовали двоякие чувства: с одной стороны, я нервничал, потому что надо было выступать, читать стих, с другой стороны, было ощущение радости от предвкушения подарков.

Сейчас больше вспоминается подготовка сына к Новому году. На днях я вернулся из командировки и вижу, что сборы идут полным ходом: разучивается стих, готовится костюм. В этом году он будет богатырём, до этого был зайчиком. Мои костюмы, к сожалению, в памяти не сохранились. А вот один подарок, который мне подарили в детском саду, помню до сих пор. Обычно на Новый год преподносят сладкие подарки. Им дети всегда радуются. Но меня удивили и обрадовали ещё и игрушечной железной дорогой.

Владимир Пашкин, министр по развитию спорта, физической культуры и туризма:

ПОСЛЕ БОЯ КУРАНТОВ ВЫХОДИЛИ ИГРАТЬ В ХОККЕЙ

– Для меня Новый год – семейный праздник со своими традициями и обычаями. Поэтому воспоминания об утренниках вытесняются воспоминанием о самой праздничной ночи.

В детстве я встречал Новый год со своими родителями, братом и бабушкой с дедушкой. В гости к нам приходили близкие друзья. Такой шумной компанией из взрослых и детей после боя курантов выходили во двор. В то время мы, аналогично нашим лучшим хоккейным командам, встречавшим Новый год на льду в матче против канадских профессионалов, играли в хоккей. Клюшек на всех не хватало, поэтому в ход шли подручные средства, включая швабры. На следующий день дома нечем было убираться, но никто не расстраивался.

Я всегда с удовольствием вспоминаю это время, особенно в новогоднюю ночь. Нотка ностальгии придаёт сейчас этому празднику особую камерность.

Антон Ищенко, руководитель областного отделения ЛДПР:

КАЖДОМУ ПО СПОСОБНОСТЯМ

– Хоть детский сад и остался в далёком прошлом, но до сих пор в моей памяти тёплые и светлые воспоминания о тех новогодних праздниках, которые там устраивались. Помню, что к каждому празднику мы готовили концертные номера, шили разные костюмы, учили стихи и песни. И всегда все были вовлечены в процесс, и каждому находили занятие по его способностям.

Пожалуй, самое яркое воспоминание из детства – это как я сам готовил винегрет на выпускной в детском саду. Сначала мы с мамой сварили все необходимые овощи, после чего я сам их чистил и резал. Все дети пришли на выпускной с родителями, и каждый принёс что-то, приготовленное своими руками.

Мне очень запомнилось, как я перед садиком покупал молоко. Мама у меня в то время работала на авиационном заводе и уходила очень рано. А молоко можно было купить только утром. Я вставал, брал бидончик и шёл за молоком. Там меня уже знали все местные бабушки и даже занимали для меня очередь. Потом я сам шёл в детский сад, а бидончик с молоком отдавал на кухню поварам, который мама у них вечером забирала домой. Совсем другое было время – никто не боялся отпускать маленького ребёнка за молоком или одного в садик. Поэтому мы раньше взрослели и были более самостоятельные.