Чёрная метка – 2

Оценить
Чёрная метка – 2
Большая машина быстро не ездит. Реакции наших властей на события на Манежной площади 11 декабря пришлось ждать довольно долго.

Большая машина быстро не ездит. Реакции наших властей на события на Манежной площади 11 декабря пришлось ждать довольно долго.

Слово предоставляется водомётам

Первым отметился замглавы кремлёвской администрации Владислав Сурков. Он не удержался от того, чтобы не перевести стрелки на столь нелюбимых им либералов. Из интервью «Известиям»: «Это ведь как бы «либеральная» публика упорно вводит в моду несанкционированные акции, а нацисты и жлобы этой моде следуют. 11-е происходит от 31-го». Всё-таки надо немного знать современную отечественную историю. Первый масштабный погром, учинённый болельщиками, состоялся в 2002 году, когда о «Стратегии-31» никто и слыхом не слыхивал.

Президент Дмитрий Медведев сначала ограничился традиционной записью в «Твиттере», мол, милиция сработала профессионально, хотя очевидцы утверждают обратное. И уже днями позже на совещании в Рязани решил наконец сказать нечто программное и отдать распоряжения:

«МВД, следственный комитет, прокуратура должны предпринять все необходимые меры по уголовному преследованию тех, кто совершил преступление… И тех, кто совершил убийство болельщика… Разобраться нужно и с теми, кто громил и дрался в Москве и в других местах… Погромы, драки, вандализм – всё это преступления. Подчёркиваю, это не административные правонарушения, а преступления. Их участники должны сидеть в тюрьме. Их нужно сажать, а не воспитывать». И ещё там была такая оценка произошедшего: «Когда народ начинает валять дурака…»

Владимир Путин дважды за время прямой линии прокомментировал беспорядки в Москве. Он сказал, что события на Манежной спровоцировало не само убийство болельщика «Спартака» кавказцами, а поведение властей. «Как получилось, что участников драки отпустили?» – выразил недоумение Путин. Правда, это никому не даёт права нарушать закон, отметил премьер и ещё раз пообещал, что власть будет жёстко пресекать подобные действия.

Генерал Рашид Нургалиев, выглядевший сразу после событий растерянным, путавший правых и левых радикалов, сейчас расхрабрился и грозит будущим манифестантам применением слезоточивых газов и водомётов.

Порядок необходим – с этим никто не спорит. Но неужели это единственный вывод, к которому пришли наши руководители? Неужели это самое эффективное средство молодёжной политики?

Впрочем, то, что на самом деле мы имели дело не с беспорядками болельщиков, а с молодёжным протестом, не заметили, не поняли и наши либералы.

Александр Рыклин в «Ежедневном журнале» решил, что всё было организовано как раз Сурковым. Сурков в глазах Рыклина – этакий всемогущий Ришелье. Дескать, это Сурков демонстрирует членам тандема свои выросшие способности. Основания для таких выводов? Да никаких. Рыклин же увидел их в сходстве идеологий фанатских движений и нашистов. Помилуйте, где у нашистов идеология, в каком месте?

Ещё надо подчеркнуть, что власти пытаются сузить случившееся сразу по трём направлениям. Географически: об аналогичных акциях протеста в Ростове, Нижнем Новгороде, Владимире, Подмосковье предпочитают не упоминать. Второе направление сужения – численное: принято говорить, что на Манежной собралось около пяти тысяч человек. Хотя все остальные источники называют цифры от пятнадцати до двадцати тысяч. И наконец, сужение идеологическое: «погромщики», «наци», «жлобы», «дураки». Больше никого.

Даже если там были только болельщики футбольного «Спартака», им было что предъявить властям и правоохранительным органам. Лето: чеченцем убит болельщик клуба Юрий Волков – убийца выпущен из милиции под подписку о невыезде и скрылся. Начало осени: автобус с фанатами закидан камнями, а по некоторой информации, и обстрелян в Махачкале – никаких мер не принято. И наконец, декабрь: убит Егор Свиридов – все соучастники преступления выпущены из милиции.

Нет, никто не говорит, что фаны «Спартака» – белокрылые ангелы, среди них достаточно и националистов, и откровенных фашистов. Но были совершены преступления, и люди пришли требовать справедливости. Конечно, гораздо комфортнее объявить протестующих на всю страну преступниками и на этом успокоиться. (Кстати, подобная же тактика применялась и по отношению к протестующим шахтёрам в Междуреченске.)

Обругать и пригрозить водомётами проще, чем открыто признать: никакой молодёжной политики в стране не было, нет и не предвидится.

Троечники delete

Парадокс, впрочем, типичный для нашей страны: комитет (министерство, агентство) есть, а реальных дел нет. Хотя шума достаточно. Я имею в виду ведомство г-на Якименко. То некие инициативы по модернизации образования, названные помощником президента безумными; то пикнички за госсчёт на Селигере, сопровождаемые шлейфом пикантных слухов; акции нашистов. Согласитесь, это трудно назвать молодёжной политикой.

Опустимся на региональный уровень. Помнится, в думе есть комитет по делам молодёжи, есть министерство. Там молодёжные дела – наряду со спортом, туризмом. Есть как бы общественные организации.

Вот лежит передо мной многоцветный буклет с портретиками многим знакомых людей: силач Максюта, профсоюзно-молодёжный деятель Козлова, главный банщик Нестеров, начальник штаба МГЕР Артин. Называется всё это «молодежная комиссия Саратова». Слоган – «Будь в теме. Будь с нами». Очень похоже на предвыборную продукцию, а по сути таковой и является.

Полагаю, что главным идеологом комиссии является г-н Артин. Почитаем: «Главными целями направления (цели направления – это куда? – Д. К.) комиссии в области развития творческого потенциала считаю:

– поиск и продвижение активной и талантливой молодёжи;

– создание условий для реализации творческой молодёжи».

Немного неграмотно, но в целом понятно. Понятно, что талантливые, творческие нужны всем, а что делать неталантливым, нетворческим, образно говоря, троечникам? Если они не выросли в обеспеченных семьях, то высшее образование для них закрыто. (Правда, если повезло родиться в семье главы захудалого района – сможешь и в Англии учиться.)

Какие бы сказки ни рассказывал министр Фурсенко на центральных телеканалах, бесплатного высшего образования у нас нет. Можешь хоть сто баллов набрать по ЕГЭ, но знай: бесплатные места достанутся льготникам, инвалидам (реальным и псевдо-), целевикам, людям из списка ректора, из списка сверху. Это не преувеличение, это подтвердит любой руководитель вуза, разве что о своём списке умолчит.

При советской власти, от которой мы сейчас стремительно перенимаем всё плохое, была чёткая система. Идеологическая: октябрёнок, пионер, комсомолец. Это первая. Профессиональная: школа, вуз, работа. Или – школа, ПТУ, работа. Последнее звено этой цепочки сейчас отбито. Выпускники вузов трудятся менеджерами в салонах связи, ПТУ как таковые исчезли, заводы хотя и говорят о дефиците рабочей силы, требуют квалификацию и предлагают слишком малые деньги. Каких-либо возможностей подняться вверх у обычной молодёжи практически нет. Социальные лифты отсутствуют.

Что же делать с «троечниками», молодыми людьми, выросшими в необеспеченных или неблагополучных семьях? Это же не компьютерная игра, когда нажатием клавиши «Del» можно решить все трудности.

Миасс уполномочен предупредить

Отойдя от шока, власти кипят праведным гневом по поводу событий на Манежной. Выявить зачинщиков, наказать участников – словом, «поймать его, сорвать маску, чтобы знали, кого поутру повесить на крепостной стене» (Эдгар Аллан По). Мысли заглянуть в совсем недавнее прошлое, поискать, не посылала ли жизнь предупреждений, не возникло ни у кого. А ведь предупреждение – и совсем недвусмысленное – было.

В самом конце августа в городе Миассе Челябинской области разогнали рок-фестиваль и избили многих зрителей. Сейчас всё забыто: случившееся списано на происки криминала; найден как бы организатор – хозяин шашлычной, виновный лишь тем, что в этой точке общепита конфликт зародился; некоторые активные участники побоища арестованы. «Проехали», как говорят сейчас. А надо бы притормозить и посмотреть внимательно на миасские обстоятельства. Дабы не повторяться, позволю себе процитировать самого же себя – отрывок из рецензии на телепередачу Николая Зиненко (НТВ) «Чёрная метка».

«…откуда вдруг появилась бригада удалых бойцов, напавших на зрителей фестиваля? Откуда появились вдруг эти быковатые ребята? Ответ парадоксален: они никуда не исчезали. Наши власти любят на разные лады повторять, что лихие девяностые ушли далеко за горизонт. Но это смотря для кого. Для этих парней они никуда и не уходили. Они действуют по пацанским понятиям девяностых и живут тоже в девяностых: в полуразвалившихся домах без воды и газа. Да, они выросли, у многих уже дети, но работы как не было, так и нет, а главный источник существования – пособия, выплачиваемые на их детей. Им абсолютно нечем занять себя, и зал, где можно было бы качать железо, для них – недостижимая мечта.

Зиненко свои открытия подкрепляет мнением уважаемых жителей Миасса – крупного предпринимателя, бывшего начальника уголовного розыска, депутата, политолога. Разными словами они говорят об одном: на окраинах российских городов растёт страшная сила. Это те, кого раньше называли братками. Но тогда, в девяностые, они имели хоть какие-то шансы изменить свою жизнь – подняться в иерархии своей бригады, стать бизнесменом и цивилизоваться. Сейчас никакой надежды подняться у них нет. Социальный лифт прочно застрял в подвале.

«Хорошо, что у них нет вожака, иначе началось бы такое...» – в голосе депутата из передачи Зиненко слышен неподдельный страх. Сам же журналист считает, что разборки на рок-фестивале отнюдь не локальный конфликт. Нет, утверждает он, страна получила чёрную метку. Насколько я помню роман Стивенсона, чёрную метку вручали пирату, приговорённому к смерти. Но страна не услышала предупреждения».

Всю прошлую неделю страна получала новые чёрные метки. Власть ответила словами из лексикона коммунальной кухни: «Жлобы, дураки». Арестовали некоторых как бы зачинщиков. Ах да, решили ввести супер-секс-шпионку Анну Чапмап в руководство «Молодой гвардии». Всё это вместе взятое и есть квинтэссенция нашей молодёжной политики. Тем временем выросло новое поколение. Объединённое не только Интернетом, но и общим чувством, что его стремятся не замечать, презирают и старательно оттирают на обочину жизни.