У подножья пирамиды Маслоу

Оценить
У подножья пирамиды Маслоу
Общественная жизнь оживилась, и это, очевидно, стало причиной того, что после некоторого перерыва в Саратове собрался клуб политологов.
Вёл заседание ректор ПАГСа Сергей Наумов. Начал он с того, что за короткое время области предстоит пройти цикл

Общественная жизнь оживилась, и это, очевидно, стало причиной того, что после некоторого перерыва в Саратове собрался клуб политологов.
Вёл заседание ректор ПАГСа Сергей Наумов. Начал он с того, что за короткое время области предстоит пройти цикл из четырёх выборов: в городскую думу, выборы президента, в Госдуму и в думу областную.

И к этому важнейшему периоду область подходит, скажем так, в растрёпанных чувствах. О Манежной пока не говорили. Сергей Юрьевич рассказал, что в руководящих органах партии созрело решение дистанцироваться на выборах от глав исполнительной власти. Ибо их износ (моральный) прямо пропорционален сроку пребывания у власти. Ипатов руководит областью шесть лет, и может, именно с этим связаны его низкие рейтинги. Замеры были проведены во время подготовки к муниципальным выборам.

Значит ли это, что «Единая Россия» вообще готова отказаться от системы «паровозов» в ходе выборов по спискам, – прямо из выступления Наумова такого вывода не следовало. Но можно с уверенностью предположить, что в депо политических паровозов будет проведён техосмотр и кое-кого выведут на запасные пути.

Конечно же, Сергей Юрьевич не мог не говорить о скорбных покровских делах. Основываясь на ему только известных фактах, он говорил, что монумент Лысенко подвергается коррозии, а его ореол умелого хозяйственника постепенно теряет свой блеск. Возможно, оно и так, но постоянная критика в адрес находящегося под следствием, но вовсе не осуждённого человека может обернуться для «Единой России» протестным голосованием в том самом Энгельсе, о благополучии которого единороссы так ревностно пекутся. Впрочем, манеру предугадывать решения суда продемонстрировал и беспартийный лидер партии, заявивший во время прямой линии, что вина руководителей ЮКОСа доказана.

Несмотря на весьма острые темы, дискуссия продолжалась в академическом ключе. Говорили об очевидных вещах – о том, что социальная справедливость должна быть главным лозунгом на выборах. Но чьим? ЕР позиционирует себя как правая партия (все ли партийцы знают об этом?), а требования социальной справедливости больше присущи левым. Поговорили об имитации борьбы с коррупцией, даже покритиковали правящую партию – прозвучала цитата из Глеба Павловского: «Партия иногда правит, а иногда не правит». Причём эти «иногда» обязательно приходятся на сложные моменты в жизни страны.

Взорвал академическое спокойствие Сергей Утц. Не то чтобы тема сменилась, но действительно началась дискуссия, и довольно бурная. С некоторым кокетством Сергей Рудольфович начал: «Не помню, кто из великих американцев говорил: «У меня есть мечта…» Ему тут же принялись подсказывать: «Мартин Лютер Кинг, Мартин Лютер Кинг…» Мечта Утца как гражданина, журналиста и руководителя СМИ такова: чтобы на выборах упорно боролись две партии, чтобы разница между ними измерялась долями процента. А потом он неожиданно повернул разговор к темам молодёжного и национального движений.

Наш взгляд на молодёжную политику, которую автор сегодняшнего обзора высказал на клубе, здесь повторять не будем – этой теме посвящён сегодняшний разворот газеты. Что же до национального вопроса, то говорили без излишней щепетильности. О том, что молодые люди с Северного Кавказа совершенно не хотят принимать принятые в нашем обществе нормы поведения, о том, что число студентов с Кавказа в ряде вузов и их успеваемость (вернее, отсутствие таковой) наводят на мысли, что вовсе не обучение является главной целью в этих учебных заведениях. И приняв за аксиому, что ни молодёжной, ни национальной политики ни в стране и уж тем более в области нет, решили спросить власти: мол, что вы делаете?

Власть – симпатично – была представлена заместителем главы администрации Саратова Ольгой Баталиной. Она была согласна, что чёткой молодёжной и национальной политики в стране нет. Раз нет политики – нет и законов. Нет законов – власть бессильна, у неё нет инструментов действия. Хотя то, что возможно, всё же делается. Как иллюстрацию Ольга Юрьевна выбрала историю с демонстративными кавказскими танцами в центре города.

Алексей Колобродов уточнил, что это была не лезгинка, а зикр.

Сергей Утц образно назвал происходившее «танцами в лицо».

Баталина же рассказывала, как долго им пришлось искать людей, которые могли бы объяснить горячим танцорам, что они не правы. Духовное управление мусульман Поволжья на эту часть молодёжи влияния не имеет. Вузы, где они как бы учатся, тоже. Людей, способных повлиять, нашли среди торгового сословия – в Крытом рынке.

Под занавес Ольга Юрьевна разрушила мечту Сергея Утца о двух равных партиях. Он всё время перебивал её, задавал не самые приятные вопросы, и месть Баталиной была изящна, а приговор обжалованию не подлежал. Она вспомнила теорию американского психолога Абрахама Маслоу о пирамиде человеческих потребностей. И пока население, большая его часть, находится на первом уровне (удовлетворение физиологических потребностей) или на втором (потребность в безопасности), создание каких-либо партий и вообще политическая борьба как таковая невозможны. Людям просто не до этого. И права г-жа Баталина, несомненно, права.

Но возникает горестный вопрос: как же так, встаём с колен, встаём, растим благосостояние, повышаем уровень жизни, боремся с инфляцией, а всё ползаем у подножья этой самой пирамиды?