Дважды обделённые? Хвалынская прокуратура вступилась за права детей-сирот

Оценить
Дважды обделённые? Хвалынская прокуратура вступилась за права детей-сирот
Более 40 воспитанников хвалынской школы-интерната оказались в эпицентре скандала. Сотрудники прокуратуры в ходе очередной проверки выявили, что в гардеробе детей не хватает одежды.

Более 40 воспитанников хвалынской школы-интерната оказались в эпицентре скандала. Сотрудники прокуратуры в ходе очередной проверки выявили, что в гардеробе детей не хватает одежды.

Предметом пристального изучения надзорного органа стали так называемые арматурные карты воспитанников интерната – документы, в которых должно быть указано, сколько и каких вещей воспитанники получили на год.

«В результате проверки выяснилось, что есть существенная недоимка одежды за 2009 год», – поясняет Лилия Надыршина, помощник прокурора Хвалынска. – В гардеробе детей не хватало носовых платков, маек, футболок, колготок, туфель, ботинок – в общей сложности на 200 тысяч рублей. Эта сумма была рассчитана по ведомостям поставщика, который в течение года обеспечивал школу-интернат мягким инвентарём».

По словам представителя прокуратуры, в добровольном порядке устранить недоимку администрация не захотела (или не смогла), поэтому правоохранительные органы подали иски в суд от лица 44 воспитанников, чьи интересы были ущемлены: «Получается, что администрация учреждения самовольно решила, что ребёнку надо, а что нет. Хотя есть постановление правительства Саратовской области, в котором закреплены нормы обеспеченности детей одеждой. Таким образом, воспитанники были обделены дважды: жизнью и работниками интерната».

«Делаем что можем, в рамках того, что выделяют»

Справедливости ради стоит заметить, что в 2009 году имел место существенный недостаток финансирования. В частности, на приобретение мягкого инвентаря изначально было предусмотрено около трёх миллионов 400 тысяч бюджетных ассигнований, однако в итоге хвалынской школе-интернату выделили всего миллион 470 тысяч. Но даже в таких экономически непростых условиях его воспитанники были обеспечены всей необходимой одеждой, как говорят сотрудники специализированного учреждения во главе с Ольгой Жалилиной.

«Мы делаем всё возможное, чтобы наши дети одевались посезонно, конечно, в рамках тех средств, которые выделяются нам на эти цели, – говорит директор. – Все накладные, документы поступления денег и их целевого использования у нас в полном порядке, поэтому, признаюсь, такое недоверие, которое проявляет прокуратура, обидно и очень неприятно».

Претензии правоохранительных органов директор называет безосновательными и винит в сложившейся ситуации даже не хроническое недофинансирование бюджетной сферы, а морально устаревшие (по её словам) так называемые «нормы обеспечения одеждой, обувью, предметами вещевого довольствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», на которые ссылаются представители прокуратуры в исковом заявлении.

«К примеру, в этом перечне среди наименований одежды есть валенки. Мы считаем, что острой необходимости в них нет, так как наши зимы сложно назвать суровыми, поэтому детям выдаём утеплённые зимние сапоги. И если в арматурной ведомости воспитанника напротив определённой категории вещей стоит прочерк, это не значит, что ребёнок раздет или разут, просто ему выдана другая, аналогичная по своим характеристикам вещь». Таким же образом рубашки администрация школы-интерната заменяет блейзерами, а рейтузы – тёплыми колготками. Последних, кстати, по нормам в гардеробе воспитанниц и воспитанников должно быть не менее 10 пар.

Лучше бы на трусы обратили внимание…

По словам администрации школы-интерната, представители прокуратуры, ссылаясь на этот перечень, предполагали, что 13–14-летние мальчишки, интересы которых они отстаивали в суде, должны были носить и колготки.

«В исковом заявлении также было сказано, что в гардеробе мальчиков не хватает халатов. Между тем по постановлению их и не должно быть – ведь этот элемент одежды предусматривается только для девочек. Но на суде к нам так и не прислушались, сказали, пусть носят и воспитанники – например, после бани, – с возмущением описывает абсурдность ситуации главный бухгалтер интерната Лариса Болотова. – Лучше бы правоохранительные органы обратили внимание на то, что в перечне нет элементарных трусов, зато есть трусы спортивные, хотя понятно, что это не одно и то же. Следуя букве закона и руководствуясь логикой прокуратуры, мы, наверное, должны были бы оставить детей без нижнего белья. Естественно, что наши воспитанники имеют его в нужном количестве. Очевидно, что постановление требует обновления», – резюмирует Лариса Александровна.

Норма или догма?

Нормы, которые вызвали столь жаркие споры с обеих сторон и стали камнем преткновения, были закреплены в приложении к постановлению правительства области «О социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 19 января 2005 года.

По нему обмундирование одного воспитанника школьного возраста в идеале должно состоять из 34 наименований, девочки-школьницы – из 39. В своём гардеробе, помимо шубы, демисезонной куртки, двух пар валенок (утеплённой обуви), двух свитеров, шести платьев (два из которых – праздничные, летние и зимние), трёх пар ботинок (это могут быть туфли, сандалии или кроссовки), при необходимости она должна найти трико (в количестве пяти штук), спортивную форму и обувь, лыжный костюм, купальник, резиновые сапоги. И это не считая десяти колготок, двух пижам, двух пар домашних тапочек, десяти пар гольф или носков, двух домашних халатов и многого другого.

В этих же нормах прописаны сроки носки одежды. По словам сотрудников школы-интерната, в исковых заявлениях такие моменты не учитывались вовсе. «К примеру, в декабре 2008 года воспитанникам были выданы халаты, ровно год спустя они были списаны. А в начале 2010 года, когда министерство образования профинансировало, мы халаты додали, получается, уже этим годом. У нас идёт постепенное списание вещей. Например, положено куртке носиться год, значит через год мы обязаны её списать и по возможности скорее приобрести новую. Если бы прокуратура хорошо знала специфику работы этого учреждения (к примеру, несостыковку общепринятой финансовой системы с той, что применяется к таким учреждениям), то многих проблем можно было бы избежать».

Пять маек – значит пять маек

Прокуратура в свою очередь утверждает обратное. По словам Лилии Надыршиной, которая отстаивала интересы детей в суде, при составлении искового заявления учитывалось всё: возраст ребёнка, сроки носки вещей и их замена.

«Например, если была выдана хоть одна водолазка, то в ведомости мы не искали заявленные в нормах джемпера. Ведь мы понимаем, что девочки – модницы. Такая замена находится в рамках разумного и не противоречит постановлению, поэтому подобные случаи прокуратура во внимание не брала. То же самое и с валенками. Допустимо, когда вместо них ребёнок носит утеплённые сапоги и имеет дополнительно одну пару валенок. Что касается колготок, то мы не утверждаем, что мальчики подросткового возраста должны носить колготки. Вместо них администрация могла выдать, например, мужские зимние лосины».

Директор школы-интерната Ольга Жалилина в качестве аргументов также приводит примечание к злосчастному постановлению, в котором говорится, что руководителям специализированных учреждений для несовершеннолетних (в их числе и хвалынская школа-интернат) «предоставляется право производить отдельные изменения норм обеспечения с учётом интересов обучающихся и воспитанников в пределах средств, выделяемых учреждению на эти цели».

Правда, прокуратура утверждает, что администрация может изменить норму только по качественному содержанию, не по количественному. «То есть если положено ребёнку иметь пять маек, значит он должен иметь пять и не меньше», – утверждают её представители.

Итог этой запутанной истории таков: 19 ноября нынешнего года производство по делу было прекращено «в связи с отказом от иска, так как областное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, довыдало несовершеннолетним мягкий инвентарь, в связи с чем отпала необходимость взыскания денежных средств на обеспечение одеждой».

Тихий час и показ мод

В то время пока взрослые отчаянно выясняют отношения в суде, дети пребывают в счастливом неведении о существующих денежных проблемах и занимаются своими обычными делами – учатся, участвуют во внеклассной работе и внеурочной деятельности, готовятся к Новому году.

Мы в школу-интернат попали в тихий час, поэтому пообщаться удалось только со старшими школьниками – младшие спали. Симпатичные девчонки и мальчишки с живыми глазами с удовольствием по нашей просьбе демонстрировали нам свои наряды. В открытых шкафах аккуратной стопкой были сложены пёстрые юбки, современные блейзеры, джинсы, брюки, трико и многое другое.

Большинство педагогов, которые организовали нам мини-экскурсию по зданию, называют иски прокуратуры недоразумением, говорят, школу-интернат действительно можно назвать образцово-показательной. В 2007 году была проведена реконструкция и благоустройство спальных корпусов, пищеблока и вспомогательных помещений. Внутри здание и в самом деле производит хорошее впечатление: в бытовых комнатах на каждом этаже стоят современные стиральные машинки-автоматы, в спальнях – современная мебель. В этом же здании располагаются своя парикмахерская, зубоврачебный кабинет, обновлённый тренажёрный зал, оранжерея с редкими растениями, за которыми ухаживают ребята.

Здесь успешно работает восемь объединений дополнительного образования и три спортивные секции. По сведениям директрисы, все 133 ребёнка, которые на данный момент воспитываются в учреждении, охвачены их деятельностью. За последние два года ребята неоднократно становились призёрами областных конкурсов декоративно-прикладного творчества, первенства области по боксу среди юниоров, российского заочного конкурса «Юность. Наука. Культура», литературно-художественного творческого конкурса в российском заочном проекте «Созвездие талантов».

***

По информации министра образования Саратовской области Гарри Татаркова:

В настоящее время в области функционирует 41 учреждение интернатного типа, в том числе 22 учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В них обучается и воспитывается 1604 ребёнка.

На содержание учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (на обеспечение продуктами питания, медикаментами, одеждой, обувью, предметами вещевого довольствия и оборудованием, личные расходы детям-сиротам), на 1 декабря 2010 года израсходованы средства в сумме 115961,6 тыс. руб.

На содержание образовательного государственного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» г. Хвалынска в 2010 году предусмотрены средства в сумме 26094,1 тыс. руб., в том числе на содержание воспитанников указанного учреждения (на обеспечение продуктами питания, медикаментами, одеждой, обувью, предметами вещевого довольствия и оборудованием, личные расходы детям-сиротам) запланированы средства в объёме 7585,1 тыс. руб.

В 2010 г. воспитанники учреждения обеспечены предметами вещевого довольствия в полном объёме.