Послание широкого применения: дискуссия в тройственном клубе «Единой России» напоминала реку, от которой неожиданно и в разные стороны отходят протоки и ерики

Оценить
Послание широкого применения: дискуссия в тройственном клубе «Единой России» напоминала реку, от которой неожиданно и в разные стороны отходят протоки и ерики
Не раз был участником разного рода мероприятий, где обсуждалось (одобрялось) очередное послание президента Российской Федерации Федеральному собранию. И каждый раз сначала робко, а потом всё громче звучала одна и та же претензия. Вот оно, торжество д

Не раз был участником разного рода мероприятий, где обсуждалось (одобрялось) очередное послание президента Российской Федерации Федеральному собранию. И каждый раз сначала робко, а потом всё громче звучала одна и та же претензия. Вот оно, торжество демократии – претензия к президенту!

С трибуны неслось:

– ...И в такие дни, как наши, когда каждый из нас должен отдать все свои силы на развитие конкретных лингвистических исследований, на развитие и углубление наших связей со смежными областями науки, в такие дни особенно важно для нас укреплять и повышать трудовую дисциплину всех и каждого, морально-нравственный уровень каждого и всех, духовную чистоту, личную честность...

– И животноводство! – вскричал вдруг требовательно Петенька Скоробогатов, вскинув вперёд и вверх вытянутую руку с указательным пальцем.

По аудитории пронёсся невнятный гомон. На трибуне смешались.

– Безусловно... Это бесспорно... И животноводство тоже...

А. Стругацкий, Б. Стругацкий «Хромая судьба»

Доложить о выполнении!

Заключалась же эта претензия в одном: хорошо бы каждое очередное послание снабжать вступительной частью, где бы гарант пусть вкратце, но отчитался: что сделано по реализации предыдущего послания. Ведущие обсуждений глубокомысленно соглашались, убеждали, что вопросы и предложения будут доведены куда нужно. Но каждое новое послание начинается с чистого листа.

Почему так? Объяснений можно найти немало. Ну, хотя бы в том, что послание президента РФ – вовсе не отчётный доклад генерального секретаря той ещё партии очередному съезду. Это в отчётных докладах всё было расписано до десятых долей процента, указано, где будет построен завод тракторных деталей, а где – комбинат минеральных удобрений, сколько будет добыто угля, а сколько выращено кукурузы. И потом на следующем съезде можно было доложить с высокой трибуны, что завод построен, а комбинат возведён, что урожай кукурузы переполнил закрома родины, что намеченный рост в три процента чего-то там обернулся ростом шестипроцентным. Ну и так далее.

И можно отсюда сделать вывод, что претензии к нынешним посланиям в части их выполнения есть не что иное, как генетическая память людей, в своё время исправно посещавших политзанятия и университет марксизма-ленинизма.

Можно найти другое объяснение. Например, такое: нынешнее руководство страны считает, что оно имеет дело с грамотными, самостоятельными руководителями. И таким руководителям не надо разжёвывать, что и как нужно делать, достаточно задать общие направления и векторы. А если нет конкретных задач, то и отчитываться, собственно, не в чем. Страна развивается, встаёт с колен, получает право проводить олимпиады и чемпионаты мира – так чего ещё надо? Доводы экономистов типа Милова и Делягина, что ничего не выполняется вовсе, оставим на их совести.

С другой стороны, в нынешнем своём послании Дмитрий Медведев счёл важным по пунктам – всего их шесть – разъяснить стране, как справиться с демографической проблемой. И если главный человек в стране считает необходимым указать начальникам поменьше, что нужно строить современные школы, то появляются сомнения в самостоятельности этих начальников и в их адекватном понимании реальности. На мой взгляд, такие вещи губернаторы и мэры должны осознавать без подсказки сверху.

Впрочем, и не все указания, содержащиеся в послании, можно назвать реалистическими. Земельный участок за третьего ребёнка вряд ли станет большим стимулом – его оформление вытянет все нервы и часть денег, а строительство дома на этом участве – оставшиеся средства. Хотя в регионах уже рапортуют, что именно эту часть послания будут выполнять с удовольствием. Оно и понятно: желающих окажется немного, и себя можно будет не обидеть.

Послание как повод критиковать министра Беликова

Зато неконкретность и некоторая пунктирность послания имеют свой плюс. Его обсуждение, да и само послание можно использовать для любых целей. Чем, собственно, и занялись члены саратовских дискуссионных клубов ЕР. Пример: Дмитрий Медведев в своём послании уделил значительное внимание экологии как условию здоровья подрастающего поколения. В ходе дискуссии один из участников спрашивает представителя правительства (этим несчастным был Дмитрий Олейник):

«Вот Дмитрий Анатольевич много говорит об экологии. Тогда почему в губернаторской части списка общественной палаты нет таких известных экологов, как Игорь Шопен и Ольга Пицунова? Или губернатору всё равно, что будет с экологией области?»

Дмитрий Олейник начинает отвечать в том духе, что и в думской части списка ОПы с экологами не густо. Но его уже не слушают, главное – камень брошен. От себя добавлю, что никак не могу вспомнить хоть одно решение прежней палаты, которое хоть как-то повлияло на окружающую среду.

Так мы и перешли к мероприятию, которое состоялось на прошлой неделе в академии права. Традиционно собравшись втроём, дискуссионные клубы «Единой России» обсуждали ноябрьское послание Дмитрия Медведева.

Ведущий заседание тройственного клуба областной депутат Александр Ландо был по обыкновению полон оптимизма. Высоко оценив послание президента, он даже нашёл в нём ответы на вопросы, которые обсуждались на предыдущих заседаниях клубов. И добавил ещё несколько громких фраз.

Соведущий заседания ректор ПАГСа Сергей Наумов оптимистические настроения своего коллеги не разделял. Уточнив, что делится собственными впечатлениями, Сергей Юрьевич сказал, что послание Дмитрия Медведева напоминает ему обращение к нации руководителя небольшой благополучной европейской страны. На минуту все представили небольшие благополучные европейские страны и мечтательно задумались.

Но Наумов начал перечислять проблемы, которые в послании не упомянуты совсем или, как сказал Наумов, не выделены рельефно. Занятость населения. Падение реальных доходов. Инфляция. Образование и здравоохранение. Все эти больные темы не стали главными в документе. Пенсионное обеспечение и растущая нищета части населения. Практически обойдён рост коррупции. Рост криминалитета.

Тут г-н ректор позволил себе отвлечься от анализа послания и спросил собравшихся: «Почему до сих пор не подал в отставку министр Павел Беликов?» По Наумову на Беликове (как на министре по делам территориальных образований области) в том числе лежит вина за случившиеся в Энгельсе события. Хотя всем известно, что Энгельс как муниципальное образование до последнего времени служил всем остальным примером. Придётся повториться и добавить от себя, что уже не в первый раз единороссы торопятся осуждать своих товарищей, попавших в сферу внимания правоохранительных органов. Какое-никакое правовое государство мы, кажется, построили, и признавать человека виновным до решения суда, думается, всё-таки неверно…

Вообще, если я был бы географом, то графически состоявшийся разговор можно было бы изобразить как широкую реку, от которой неожиданно и в разные стороны отходят протоки и ерики. Говорим, говорим о послании и тут раз – проблемы местного здравоохранения и медицинской статистики. Мол, вымираем, смертность за десять месяцев увеличилась на пять-шесть процентов. Потом опять к посланию, проблемы образования стали обсуждать, и сразу же – упрёк губернатору за то, что ни разу не был на заседании совета ректоров. Затем неожиданно прошлись по Петровской, заместителю арестованного энгельсского главы Михаила Лысенко: дескать, не за народ радеет, а за себя только. И снова к посланию.

Галина Комкова, декан юрфака СГУ, настолько впечатлилась несколькими словами, сказанными президентом о борьбе с курением, что предложила сделать нашу область некурящей. Но курящим, полагаю, стоит не опасаться, ибо г-жа Комкова тут стала говорить о низкой исполнительской дисциплине в целом по стране, подчеркнув, что выполняются 30–50 процентов поручений президента. Чего же тогда опасаться реализации общественной инициативы?

Уполномоченный по правам детей Юлия Ерофеева начала очень бодро: «Из послания президента стало ясно, что я на правильном пути». (Сколько я ни читал послания, оценки труда г-жи Ерофеевой так и не нашёл. Она там совсем не упоминается! Чехов есть, Некрасов есть, Лев Толстой и Гагарин, даже Уинстон Черчилль, но вот Ерофеевой нет.) Далее последовал печальный рассказ о ершовской детской больнице и о трудных буднях уполномоченного.

Пессимисты и мечтатели

Практически на каждом заседании трёх клубов есть люди, которые нарушают мирное течение событий. И это почти всегда одни и те же люди. Что характерно, все предприниматели: Михаил Волков, Валерий Соболев, Дмитрий Удалов.

Сначала слово взял Волков. В отличие от других он не стал полемизировать с тезисами послания, но подчеркнул недостаточность этих тезисов без наличия иных – определяющих – вещей. Нет национальной идеи, перечислял Волков, нет определения экономической формации, в которой мы живём. Капитализм, постиндустриальное общество? Потом мрачно предсказал ещё более трудные времена: вступление в ВТО, бегство капиталов – 20 миллиардов, по словам главы Центробанка, – снижение инвестиций.

Коллеге-предпринимателю вторил Валерий Соболев. Оговорившись, что о налогах говорить не будет, г-н Соболев посвятил свой спич компетентности нашего управления. Мыслей и идей высказано за последнее время много, в том числе и дельных. Но ничего не сделано. Власть не слышит и не видит общество, не помнит, что сама делала.

Решили заботиться о многодетных семьях – хорошо, но ведь существует закон 1992 года, посвящённый этой же теме. Он выполняется? Послание ставит задачи, требующие дополнительного финансирования, а бюджет уже свёрстан. Монополии раскрутят инфляцию, и она достигнет 15–17 процентов. И не удержался – сказал о растущих налогах. Если в тот момент г-н Соболев знал бы, что в этот же день сокращён список малых предприятий, которым установили льготы по социальным взносам, его речь была бы ещё более горька.

Под занавес обсуждения слово предоставили Василию Артину, руководителю местной «Молодой гвардии». Мне всегда интересно слушать этого человека, ведь не каждый же на людях признается, что верит в глобальное лидерство нашей страны. Оказалось, что и у молодогвардейца достаточно претензий к посланию. Правда, претензии эти весьма специфичны, он назвал документ прагматичным и сетовал, что в нём нет идеального.

Г-н Артин считает, что если послание обращено к молодому поколению, то оно не достигло своей цели, ибо нет в нём драйва, нет форсажа. Немного поиграв словами («Принцип модернизации – модернизация принципов), Артин рассказал о новой инициативе своей организации. Называться она будет так: «Россия – лидер! Модернизация – за нами». Последнее автору этих строк не совсем понятно, ну в смысле места модернизации. То ли мы модернизацией овладели, то ли она – наш последний оплот и её нужно защищать. Типа: «Ребята, не Москва ль за нами?» Тезис «Россия – лидер» не обсуждается.

Назвал Артин и две константы, на которые будет опираться идеология нового движения: 9 мая 1945-го – как торжество нашего оружия и 12 апреля 1961-го – торжество нашего интеллекта. Всё хорошо, но одной отправной точке 65 лет, второй 50. Моральной опоры в событиях последних лет юные мечтатели, похоже, не нашли.

Вот так и поговорили: смело, раскованно. Кто хотел – критиковал, кто хотел – защищал. Губернатору храбро попеняли. Свободный разговор свободных людей в свободной стране. Только изменится-то что? Или такой задачи никто не ставил?