Райские кущи и их хранители: у истории ботанического сада саратовского университета – длинные корни

Оценить
Райские кущи и их хранители: у истории ботанического сада саратовского университета – длинные корни
Первое, что я вижу, когда утром открываю глаза, – грецкий орех. Его дерево растёт напротив моих окон. Зимой в окно с нашего пятого этажа видны ветки, похожие на оленьи рога, летом – зелёные кожистые листья. Осенью мы собираем урожай – тазик вполне съ

Первое, что я вижу, когда утром открываю глаза, – грецкий орех. Его дерево растёт напротив моих окон. Зимой в окно с нашего пятого этажа видны ветки, похожие на оленьи рога, летом – зелёные кожистые листья. Осенью мы собираем урожай – тазик вполне съедобных орехов. Я давно не удивляюсь, потому что это место в Саратове особое. Район сельскохозяйственного института (в простонародье СХИ), напротив – массивы городского ботанического сада, специально созданный людьми рай для растений.

Из одного семечка с университетом

Сто лет назад на месте ботанического сада был огромный пустырь. Сейчас трудно представить Саратов без улиц Танкистов, Навашина, Зенитная, Безымянная, Техническая, без тамошних высоток и автомобильных дорог. Но ещё 65 лет назад здесь не было ни домов, ни улиц, лишь заросший жёлтой акацией южный склон Глебучева оврага. В послевоенном 1947 году именно это место сочли самым подходящим для обустройства будущего зелёного оазиса города. Чтобы принять такое решение, понадобилось сорок лет! У этой истории длинные корни.

Саратовский ботанический сад вырос из того же семечка, что и Саратовский государственный университет. Вообще, импульс к появлению ботанических садов в России дали первые императорские университеты. Их общий устав от 1884 года предполагал ботанический сад в каждом вузе.

Изначально ботанические сады представляли собой небольшие зелёные уголки, где располагались теплица, оранжерея для экзотических растений и аптекарский уголок. Это была учебная база факультетов естествознания и биологического. Путешественники, учёные, исследователи по случаю привозили туда образцы растений, семена, рассаду со всей России и из-за границы.

Когда в начале прошлого века в Саратове задумали построить Императорский Николаевский университет, городская дума «в заседаниях 13 декабря 1906 г. и 25 июля 1907 г. определила последовательность строительных работ, причём первенство отдавалось не главным заведениям, а учебно-вспомогательным объектам, в том числе ботаническому саду с теплицами». Вскоре было принято решение о начале его строительства в 1911 году: на площади в две десятины планировались теплицы, дом с водяным отоплением для служащих. На эти цели было ассигновано 48555 рублей. Ответственным назначили заведующего кафедрой ботаники профессора Андрея Гордягина.

С самого начала Саратовскому ботаническому саду, как корням сквозь каменистую почву, пришлось пробиваться через исторические сдвиги, потрясавшие страну. Первая мировая война, революция 1917 года, голод в Поволжье, Великая Отечественная война, тяжёлое послевоенное время – всем было явно не до «цветочков».

Тем не менее проект не был заброшен, его бережно передавали из рук в руки. Андрей Гордягин был первым, кто начал выписывать и привозить в Саратов образцы редких экзотических растений. В 1912 году в Саратове (в квадрате современных улиц Университетской, Степана Разина, Нижней и Челюскинцев) построили небольшую оранжерею. Гордягин договорился с Санкт-Петербургским ботаническим садом, и саратовцам прислали 195 живых растений. (Оранжерея до наших дней не сохранилась, сейчас на её месте жилые дома.)

Гордягин же начал приобретать оборудование и книги для ботанического кабинета, а также нашёл преемника – пригласил из Казани своего ученика Дмитрия Янишевского, который в 1916 году возглавил кафедру морфологии и систематики растений университета. Именно Янишевский и принял на себя заботы об устройстве сада в послевоенные годы, а потом эту эстафету перехватил геоботаник Александр Фурсаев.

Долго подбирали территорию для сада. Рассматривался городской сад «Собачьи липки», но в 1920-х годах там всё перекопали и дело заглохло. Была идея расположиться на склонах Лысой горы, там даже отвели участок в 50 гектаров. Но в итоге место признали неудобным: за городом, подъездных путей нет, да и жить специалистам зимой там негде.

Ещё раз вернулись к этому вопросу уже после Великой Отечественной войны. Тогда и всплыла территория южных склонов Глебучева оврага, на ней и остановились.

Пора цветения

В череде этих дат и событий самым главным коллектив ботанического сада считает 1956 год – начало процесса отвода земли. Под сад выделили 30 гектаров, правда, со временем часть территорий «съели» теплосети (трубы и бойлерная). Сегодня за ботаническим садом Саратова закреплено 19 гектаров.

Пришли 70-е годы, и в России началось стремительное развитие сети ботанических садов. Координирует эту работу Академия наук СССР. В 1972 году Саратовский ботанический вошёл в совет садов Урала и Поволжья.

Порой буйного цветения для нашего сада стали времена, когда его возглавляла Инна Миловидова (1970–1982 годы). Именно в «миловидовский» период был составлен генеральный план территории, её обнесли сетчатым ограждением, для сотрудников построили два небольших домика (они есть и сейчас), был окончательно утверждён штат, и началось собрание коллекций растений. В эти же годы саратовский коллектив отметили дипломом знаменитой ВДНХ за выращенные хризантемы.

Под руководством Инны Миловидовой проводились весьма любопытные исследования. Так, ботаники выявляли в Саратове и области места, где в старину располагались усадебные парки и скверы. Обычно семена и саженцы для посадок хозяева привозили из других земель. Эти старые и заброшенные парки можно было бы восстановить и изучать, как адаптировалась чужеземная флора.

Кстати, пример одного из таких старинных очагов привезённых растений – городской парк Саратова с его двухвековыми дубами. Растительную экзотику можно встретить в самом неожиданном месте. На улице Московской (ближе к Чапаева), у магазина «Маугли» растёт сумах уксусный, или уксусное дерево (назван так, оттого что плоды кисловатого вкуса). С двух сторон от входа в магазин – тонкие гладкие стволы, крона «шапочкой», узкие листики (осенью становятся ярко-красными). Сумах родом из Северной Америки, хорошо переносит городские условия и морозы.

Учёные говорят, что карты и записи тех «миловидовских» экспедиций сохранились, при желании их можно поднять и возродить экзотические посадки.

«Мы вышли победителями…»

Сейчас на дворе декабрь, и посетителей ботанического сада могут порадовать разве только оранжереи, где круглый год растут и цветут теплолюбивые тропические экзоты. А вот дендрарий просыпается весной, и в саду начинается непрерывное цветение.

Сразу после таяния снега вылезают прострелы, потом эстафету перенимают крокусы, пушкиния, нарциссы. Гордится сад богатой коллекцией тюльпанов, ирисов (около 100 сортов), розарием из 85 сортов (от миниатюрных цветочков до полуметровых кустарников разных окрасок), пионами, лилейниками, георгинами, огородом лекарственных растений. Есть среди прочих малораспространённая (например, альпийская) флора, очень много теневыносливых насаждений. Учёные изучают, как эти чужеземцы ведут себя в условиях жаркого солнца, суховеев и т. д.

Настоящим испытанием для Саратовского ботанического сада стали прошедшие зима и лето. В трескучие морозы работники согревали нежные цветы и кустарники – насыпали холмы опилок, укутывали неткаными материалами. И аномальную жару здесь запомнят надолго.

Заведующая одного из отделов Ольга Егорова рассказывает, как, забыв про себя, спасали сотрудники коллекционный фонд. Днём саду не хватало воды для полива, её разбирали жильцы окружающих домов. Поэтому на утренний полив работники приходили к пяти-шести утра, оставались на вечерний после десяти вечера. Как могли «гасили» зной, укрывали растения от палящего солнца. Когда температура в теплице поднималась до плюс 60 градусов, держали открытыми все фрамуги и форточки.

«Мы вышли победителями из этой борьбы, – радуется Ольга Алексеевна, – благодаря слаженным действиям всех сотрудников сохранили почти всё. Наш ботанический сад – один из старейших садов в Нижнем Поволжье! Столько лет люди старались всё это собрать и сохранить, мы просто не имеем права относиться к нашему делу спустя рукава».

Сегодня в структуре сада пять отделов – дендрологии, флоры и растительности, интродукции цветочно-декоративных культур, генетики и репродуктивной биологии растений, биологии и экологии растений. Здесь собраны 33 коллекции, а это около 4,5 тысяч сорто-образцов (деревья, травянистые, оранжерейные, цветочные растения).

Ухаживать за территорией силами одних лишь сотрудников – а это примерно 50 человек – затруднительно. Например, в штате отдела интродукции цветочно-декоративных культур девять человек, за ними закреплены пять-семь гектаров. Большая подмога – студенты. Они помогают в пересадке, прополке, опиловке, обрезке, поливе. В свою очередь сад предоставляет учебную базу для студентов геологического факультета, медицинского колледжа.

Индивидуальный подход и массовый вход

Был в истории ботанического сада чёрный период – десятилетие 90-х годов. Сотрудники вспоминают про массовые увольнения, перебои с финансированием, резкое сокращение объёма исследовательских работ.

Сегодня ботанический сад считается учётно-научным центром СГУ, и сотрудники говорят, что наблюдается явное «потепление климата»: кабинеты компьютеризировали, оснастили передовыми микроскопами с веб-камерами, в теплице заменили стеллажи, в лаборатории поменяли старую текущую крышу, отремонтировали отрубы системы полива. СГУ выиграл несколько грантов на программы, в которых участвует и ботанический сад. Есть перспектива серьёзной работы по программе «Национальный исследовательский университет (НИУ)».

Во времена губернатора Дмитрия Аяцкова (говорят, по его личному распоряжению) ботанический сад обнесли высоким бетонным забором. Мера необходимая, так как сторожа не могли уследить за огромной территорией и горожанами, которые совершали набеги и выкапывали редкие растения и цветы.

Сейчас эта территория закрыта для свободного и массового посещения. В отличие от садов в Сочи, Сухуми и других, сюда нельзя просто прийти и погулять. Во-первых, потому, что Саратовский ботанический сад считается природным памятником регионального масштаба, во-вторых, нужны соответствующие условия: необходимо проложить дорожки, огородить экспозиционные участки, установить лавочки, организовать постоянные экскурсии. Впрочем, здесь уверяют, что планы сделать ботанический сад более открытым для горожан существуют, от них не отказались. Правда, чтобы это стало явью, нужна и инициатива со стороны властей.

И всё же, несмотря на забор, попасть в ботанический сад и увидеть его коллекции можно. Сюда часто приходят с экскурсиями школьники (особенно из окрестных школ), студенты. А если заранее позвонить, то сад покажут и небольшой компании частных лиц – гостям города, местным жителям. Билеты недороги. Не откажут и одинокому посетителю, дадут куратора. Так сказать, работают с населением в индивидуальном порядке.