Новая игра уважаемого министра: зачем комитету по имуществу потребовалось продать одну акцию Саратовского железнодорожного предприятия

Оценить
Новая игра уважаемого министра: зачем комитету по имуществу потребовалось продать одну акцию Саратовского железнодорожного предприятия
Три дня на минувшей неделе комитет по управлению имуществом Саратовской области (КУИ) пытался продать одну акцию ОАО «Саратовское железнодорожное предприятие». Торги начались в прошлый вторник, 30 ноября, а закончились в четверг, 2 декабря.

Три дня на минувшей неделе комитет по управлению имуществом Саратовской области (КУИ) пытался продать одну акцию ОАО «Саратовское железнодорожное предприятие». Торги начались в прошлый вторник, 30 ноября, а закончились в четверг, 2 декабря.

На аукцион, где была выставлена одна акция ОАО «Саратовское железнодорожное предприятие», пришли три участника. Стартовая цена акции составила 786 рублей. Был объявлен шаг аукциона – 39 рублей (пять процентов от стартовой цены).

Борьба за акцию была ожесточённой. Во вторник торги длились семь часов. В среду – пять часов. В четверг аукцион завершили за три минуты. Победителем был признан участник, предложивший за одну акцию ОАО «Саратовское железнодорожное предприятие» 173 тысячи рублей. Таким образом, КУИ удалось поднять цену одной акции почти в 200 раз. Кому и для чего это было нужно? Юристы, опрошенные редакцией, высказали подозрение о сходстве применённой схемы продажи предприятия с классической рейдерской схемой захвата актива путём аукционных торгов.

Напомним, 100-процентный пакет акций (139376 штук) предприятия, находящийся в собственности государства, КУИ безуспешно выставлял на торги шесть раз. В итоге в ведомстве приняли решение разбить пакет на две части, выделив из него одну акцию. Какой в этом смысл, однозначно сказать трудно. Но поразмыслив, кое-какие предположения относительно планов комитета на Саратовское железнодорожное предприятие сделать всё же можно.

Все способы непродажи хороши, кроме продажного

Прежде всего, необходимо вспомнить всю предыдущую историю продаж акций СЖП. Аукционы, проводимые ранее, оставили стойкое впечатление: областной комитет по имуществу вовсе не хочет продавать СЖП. Или по крайней мере не планирует выпускать его из своих рук целиком.

Конечно, в данной ситуации нельзя ничего утверждать, ведь КУИ, пытаясь продать предприятие или только лишь делая вид, что намерен его продать, не нарушает закона. И разве сложно такому профессионалу, как нынешний председатель комитета, придумать способ сохранения контроля над нужным ему объектом в законных рамках? Всего-то и нужно, что уметь договариваться с правильными людьми.

Вспомним самый первый аукцион, когда 100-процентный пакет акций СЖП стоил всего 60 с небольшим миллионов рублей. Победителем тогда была признана строительная компания «Кронверк» (ООО), находящаяся на хорошем счету у областного правительства. Компания легко заявила о готовности отдать за предприятие практически двойную цену (106 миллионов), выбив тем самым из борьбы своих конкурентов. Но по какой-то неизвестной причине Кронверк, получив статус победителя торгов и право выкупа акций, на этом и остановился. СЖП вдруг перестало быть ему нужным. Предприятие осталось в государственном кармане.

Первый аукцион выявил очень важный для КУИ момент: цена акций свыше 100 миллионов рублей не устраивает никого из действительно желающих его приобрести. Это раз за разом подтвердили и все последующие попытки организовать торги.

На втором аукционе стартовая цена лота была установлена на уровне 120 миллионов рублей. Желающих принять в участие в конкурсе не нашлось. Далее начальная стоимость пакета акций менялась ещё пару раз и наконец была скорректирована. С конца прошлого года стартовая стоимость 100-процентного пакета акций СЖП стабильна – 109 миллионов рублей. Все изменения цены и комитет по имуществу, и министерство по экономике области объясняли тем, что такие результаты дают вычисления «по определённой методике, исходя из рыночной конъюнктуры».

Однако удерживать ситуацию в приятном для них равновесии бесконечно комитет по имуществу не смог. К деятельности КУИ не очень ровно дышат депутаты Саратовской областной думы. Не раз в адрес комитета и его руководителя Александра Бовтунова сыпались обвинения, мягко говоря, в непрозрачности деятельности. При этом заступничество минэконома и губернатора только сильнее раздражало парламентариев.

На ноябрьском заседании Саратовской областной думы, когда Бовтунов отчитывался о работе своего ведомства, ему буквально пришлось отбиваться от нападок депутатов. В частности, народные избранники пытались выяснить у Александра Викторовича причины провалов в деле продажи госпредприятий, в том числе и СЖП. Дело в том, что, оглашая каждый год план приватизации государственного имущества, КУИ всегда обещает конкретные суммы доходов от продажи активов, которые должны поступить в областной бюджет. И всякий раз обещания ведомства расходятся с реальным результатом.

Однако сбить Бовтунова с однажды выбранного пути депутатам не удалось. В своих ответах он был, как и всегда, лаконичен. Сказал, что действует в рамках законодательства, а желающих приобретать предприятия просто нет.

Предположительные схемы предположительных родителей

Торги, где продавалась одна акция СЖП, мы наблюдали лично. Первое впечатление, которое произвёл процесс: заведомая бесконечность. Три участника аукциона машинально поднимали карточки, пытаясь перебить цену соперников своим очередным шагом в 40 рублей. До каких сумм готовы торговаться участники аукциона, совершенно нельзя было предугадать. В конце концов у меня и вовсе возник вопрос: а за что именно они борются? За своё право приобрести акцию или за то, чтобы не позволить соперникам войти в предприятие?

Два из трёх участников вовсе не походили на представителей соперничающих организаций. Они держались друг друга: сидели рядом, на перерыв выходили вместе, возвращались тоже едва ли не под руку. По третьему участнику можно было предположить, что он зашёл на аукцион на всякий случай. Не случайно, а именно на всякий случай – дабы не дать кому-то другому купить акцию СЖП. Именно третьему участнику и удалось получить право приобрести эту акцию. Причём получилось это довольно резко.

В среду вечером в аукционе объявили перерыв до утра четверга, остановившись на предложении одного из «друзей»-соперников. А в четверг утром, дождавшись предложения третьего участника, того, что держался особняком, торги прекратились. После объявления им цены в 173 тысячи рублей других предложений не последовало.

На следующем аукционе, который назначен на 22 декабря текущего года, КУИ будет продавать оставшиеся акции (139375 штук) одним лотом. Стартовая цена на них установлена в размере 109 миллионов. Можно смело сказать, что торги не состоятся.

Дальнейшие события с продажей СЖП могут развиваться по нескольким сценариям. Для их понимания уместно ответить на вопросы. На что рассчитывал комитет по имуществу, выставляя на торги одну акцию открытого акционерного общества? Кому она вообще может быть интересна? Ведь наличие одной акции практически ничего не даёт её владельцу. Имея на руках всего лишь одну акцию ОАО, нельзя даже попытаться повлиять на принятие каких-то решений в данном обществе. Не говоря уже о том, чтобы полноценно участвовать в управлении его делами. Она не даёт прав быть в курсе состояния дел ОАО, так как истребовать бухгалтерскую отчётность с одной акцией в кармане невозможно.

Есть предположение, что с помощью одной акции в КУИ могла быть разыграна классическая рейдерская схема. Вычленяя одну акцию, собственник полного пакета продаёт её своему человеку (то есть подставному лицу). Сделать это можно совершенно спокойно и на законных основаниях. Правда, при условии, что кроме подставного лица (точнее, пары подставных лиц для создания видимости торгов) никто на одну акцию претендовать не будет.

В таком случае следующим шагом в рейдерской схеме должен стать аукцион, на котором будет продаваться 50-процентный пакет акций. То есть если единым лотом 139375 акций комитету продать не удастся, то у него появятся веские причины ещё раз раздробить свой пакет.

В этом случае снизится и цена лота до вполне разумных пределов. Поэтому желающих участвовать в торгах может появиться множество. И вот теперь воплощению рейдерской схемы в жизнь уже ничего угрожать не будет. Даже если одну половину оставшихся акций СЖП приобретёт неугодный нынешнему собственнику предприятия участник, то вторую половину может купить угодный. И имея на руках ранее приобретённую одну акцию, он получит численное превосходство (50 процентов плюс одна акция), а значит, и контроль над предприятием.

Если предположение верно и КУИ придерживался именно этой схемы, то появление третьего участника на аукционе (того, что «зашёл на всякий случай») просто спутало все карты. Об этом говорит и тот факт, что при такой напряжённой борьбе за акцию этому участнику довольно легко удалось стать победителем. Было впечатление, что ему просто позволили это сделать. Кстати, до сих пор неизвестно, выкупил ли этот участник акцию за 173 тысячи рублей или нет.

Если не выкупил и акция осталась в собственности государства, то её, возможно, ещё раз выставят на торги, чтобы попытаться довести схему до конца.

Если всё же выкупил, то КУИ придётся придумывать новый план продажи акций нужным людям. Мы будем следить за развитием событием.

Ситуация вокруг продажи акций СЖП становится всё более увлекательной на фоне ярко выраженного отношения президента Дмитрия Медведева к материальным активам на балансе региональных органов власти, не требующимся для исполнения госполномочий. Их требуется срочно продать. Заместитель председателя российского правительства министр финансов Алексей Кудрин выразился ещё яснее. На минувшей неделе он чётко заявил, что региональным органам власти не будет никакой помощи из федерального бюджета до тех пор, пока они не распрощаются с ненужной им собственностью. Для каких целей областному правительству нужны рельсы-паровозы-вагоны на окраине Саратова, объяснить может только председатель КУИ Александр Бовтунов. Но он давно заявил нашей редакции, что отвечать на наши «неграмотные» вопросы не будет.