Ничего, кроме гордости

Оценить
Ничего, кроме гордости
Совершенно не разделяю позицию той части российского общества, которая получение нашей страной права на проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году восприняла как личное поражение. Есть в этой позиции нечто большевистское, так большевики мечтал

Совершенно не разделяю позицию той части российского общества, которая получение нашей страной права на проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году восприняла как личное поражение. Есть в этой позиции нечто большевистское, так большевики мечтали о поражении Российской империи в Первой мировой войне, с тем чтобы на обломках царской империи построить свою. Но чувства восторга тоже не испытываю.

Пока ещё никто не может сказать точно, во сколько обойдётся нам проведение первенства мира. Финансовых ориентиров названо два: 10 миллиардов долларов и «Абрамович поможет». Абрамович, конечно, поможет и не останется после этого бедным человеком. Что же касается прикидочных 10 миллиардов, то, судя по состоянию наших стадионов, дорог, гостиниц и прочей инфраструктуры, боюсь, эту цифру придётся умножать на два. И ещё – на коэффициент коррупции. Есть ли в стране другие сферы, куда можно было потратить эти деньги с большей пользой для россиян, пусть и с некоторым ущербом для великоросской гордости? Есть подозрение, что на перечисление этих сфер не хватит и газетной полосы. Дорожное строительство, жилищное, жилищно-коммунальное хозяйство, образование, здравоохранение, наконец. А то после послания президента журналисты спрашивают министра финансов Алексея Кудрина, откуда он возьмёт средства на детскую медицину – а увеличение финансирования в послании было определено.

«Перебросим с других статей», – хладнокровно отвечал Кудрин.

Но, в конце концов, деньги найдутся, да и Абрамович поможет. Есть и ещё один момент. Наши чиновники, пока только спортивные, заранее стали говорить о том, что в 2018 году нам представится уникальный шанс впервые за всю историю советского/российского футбола стать первыми на планете. Лично я не вижу никаких оснований для подобного оптимизма.

Из нынешней сборной – весьма средней по европейским и мировым меркам – до чемпионата-2018 доживёт (естественно, как игрок) только Алан Дзагоев, ему будет двадцать восемь. Наверняка продержится нынешний вратарь сборной Игорь Акинфеев – ему к турниру будет тридцать два. За ними – практически никого. Есть несколько молодых игроков, пробивающихся в состав своих клубов исключительно для того, чтобы соблюсти лимит на легионеров. Есть несколько вроде бы талантливых ребят в молодёжных командах.

Будущих звёзд, таких, о которых уже в их восемнадцать говорили как о больших игроках; таких как Стрельцов, Блохин, Черенков, нет. Широкой публике этот факт вряд ли известен, но настоящие болельщики знают, что кадровый провал российского футбола ещё впереди. И есть основания считать, что он придётся как раз на вторую половину десятых годов, когда сойдут Аршавин, Павлюченко, Жирков.

Но эти и другие проблемы в дни эйфории не видны совершенно, никто и не хочет, похоже, думать о них. Саратовские активисты правящей партии разразились целой серией победных релизов. Торжествующий тон был такой, что временами казалось, что именно саратовское отделение сыграло решающую роль в цюрихском голосовании. Вспомнили все свои заслуги, как то: строительство ФОКов, открытие после реконструкции стадиона «Локомотив». Но предпочли не говорить о том, что областная команда «Сокол» обретается в середняках третьего дивизиона и в этом году умудрилась потерпеть самое крупное поражение за свою историю. И уже сейчас ясно: если нам и удастся собрать хорошую команду на чемпионат мира, то вряд ли будут в ней воспитанники саратовского футбола.

Может, я пессимист, может, мрачной погодой навеяло, но нам, кроме обязательных восторгов, стоит подумать: почему Ярославль, Нижний Новгород, Казань, Самара и даже Саранск числятся среди претендентов на проведение групповых турниров, а Саратов – нет? Конечно, объяснить, почему нас забыли, должна исполнительная власть. Но и партия, как известно, в ответе за всё, а не только за восторги и одобрение мудрых решений.

А теперь прикиньте действия среднего саратовского болельщика в дни проведения чемпионата. Ехать ли ему в Самару, чтобы смотреть, предположим, матч Камеруна с Новой Зеландией, только потому, что это – чемпионат мира? Влезть в долги и отправиться в Москву или Питер на полуфиналы и финал? Или поуютнее устроиться на диване и радоваться, что трансляции начинаются в удобное время? Что-то мне подсказывает, что рядовой провинциальный, точнее, саратовский болельщик ничего от виктории в Цюрихе не выигрывает. Или так: ничего, кроме гордости.