«Это всё мы, затонские». Цивилизацией тут и не пахнет, а районная администрация заглядывает сюда изредка, но без особой пользы для жителей

Оценить
«Это всё мы, затонские». Цивилизацией тут и не пахнет, а районная администрация заглядывает сюда изредка, но без особой пользы для жителей
Автомобильной дороге, введённой недавно в эксплуатацию в посёлке Затон, не рады, пожалуй, только они – жители заброшенного общежития, расположенного неподалёку от обновлённого дорожного полотна. Каждый день им приходится преодолевать по крутому спуск

Автомобильной дороге, введённой недавно в эксплуатацию в посёлке Затон, не рады, пожалуй, только они – жители заброшенного общежития, расположенного неподалёку от обновлённого дорожного полотна. Каждый день им приходится преодолевать по крутому спуску немалые расстояния, чтобы набрать питьевой воды. В отсутствие тротуаров сделать это весьма проблематично.

Когда в начале осени долгожданную дорожную развязку инспектировали чиновники, жители надеялись, что, вопреки основному маршруту, заглянут и к ним. Но чуда не свершилось. И они опять остались один на один со своими проблемами.

Повисший в воздухе дом

Заброшенное общежитие в советское время принадлежало Саратовскому кирпичному заводу и предназначалось для одиноких сотрудников. К началу 90-х годов, когда завод закрылся, работники успели обзавестись семьями, но оформить право собственности на квадратные метры так и не смогли: общежитие не было передано на баланс города и в буквальном смысле повисло в воздухе.

Без хозяйской опеки двухэтажное кирпичное здание окончательно обветшало, пришло в аварийное состояние, но так и не распрощалось со своими обитателями. Сегодня здесь проживают около 25 человек, большая часть нелегально. Из-за нерешённости имущественных вопросов они не могут ни оформить в общежитии регистрацию (вместо неё имеют лишь свидетельство по месту пребывания), ни распорядиться жилыми помещениями.

Анне Степановне Барабановой 73 года. Большую часть жизни она посвятила заводу, на котором работала мастером. В общежитие заселилась в 1978 году вместе с семьёй, которая тогда уже состояла из четырёх человек. Сейчас бьётся с чиновниками, чтобы прописать к себе разведённого недавно сына, но всё без толку.

«Наверное, стоило бы обратиться в суд, но здоровье уже не то, – со слезами в голосе говорит Анна Степановна. – Не ожидала, что когда-нибудь придётся жить в таких условиях. У нас тут всё рушится, крыша течёт, рамы падают, окна не застеклены, а целлофаном заклеены. Пятьдесят лет нашей общаге, и столько времени дом ремонта не видел».

В 2007 году администрация района поставила общежитие на техобслуживание МУ ДЕЗ Волжского района. Но дальше бумаги дело так и не пошло. Снаружи, да и внутри здание представляет жалкое зрелище. Это понимает, кажется, даже местная овчарка Яшка, которая первой вышла нам навстречу и грустным взглядом проводила до подъезда.

Подниматься по лестнице опасно: велика вероятность, что прогнившие от сырости и времени перекрытия не выдержат и обрушатся. На некогда общей кухне – проваливающиеся полы, осыпающаяся штукатурка, ржавые раковины и чертополох на замызганных шкафчиках, который, видимо, отпугивает не только нечистую силу от этого общежития, но и чиновников. Как ещё иначе объяснить, что с начала 90-х годов здание находится в подвешенном состоянии?

«Был момент, когда нас хотели даже переселять. Заставили в регистрационной палате брать документы, что у нас нет жилья. Но с места так ничего и не сдвинулось, – вздыхает моя собеседница. – Сегодня мы по-прежнему живём на птичьих правах в своих «клетушках», ведь площадь наших комнат не превышает 12 квадратных метров».

«Как при царе Горохе»

Состояние своего жилья жители характеризуют именно так. В доме нет элементарных удобств. Газ был отрезан ещё в 2000 году, поэтому общежитие отапливается за счёт электричества, которое проходит немалый путь, чтобы попасть к жителям.

«Та энергия, которую мы получаем, идёт через Руснефть. СПГЭС отпускает электричество нефтяникам, они в свою очередь отпускают его станции техобслуживания «Волжская Лада», которая расположена неподалёку, те – нам, – утверждает Ольга Ванина. – Напрямую подключиться к СПГЭС мы не можем, а нефтяники говорят, что скоро отрежут нас, ведь, сами понимаете, оплаты нет».

Жильцы утверждают, что и рады платить за эту коммунальную услугу, да не знают, куда, так как лицевые счета им не выписывают. «Если отключат электричество, мы здесь просто умрём, – в один голос говорят они и боятся повторения ситуации, в которой оказались четыре года назад. В 2006 году без света и тепла общежитие осталось на четыре месяца (с 25 августа по 9 декабря). «Ситуация была критическая, особенно ближе к зиме. Думали, сойдём с ума от холода, – вспоминают жители. – Кто-то вместе с детьми уезжал к родственникам, кто-то мёрз в квартирах, кутаясь в валенки да шубы».

Случаются здесь перебои и с водоснабжением. В 2007-м его не было около восьми месяцев, жителям приходилось пользоваться водопроводом дачного кооператива, который располагается поблизости. Чиновники тогда оправдывались, что залатать дырявый трубопровод длиною в 400 метров, который не ремонтировался годами, не так-то просто. «Это требует дополнительного времени и значительных финансовых затрат», – писали они. В итоге, так и не дождавшись помощи, трубу отремонтировали за свой счёт.

Кстати, из крана здесь течёт лишь техническая вода, так как питьевой водопровод проходит в полутора километрах от дома и подвести его к дому невозможно. Выход их этой ситуации каждый нашёл свой: кто-то поставил фильтры для очистки воды, кто-то по старинке ходит к колонке, лавируя между машинами: тротуаров или пешеходных тропинок дорожники почему-то не предусмотрели. «Не представляем, что здесь будет твориться летом, когда приедут дачники, – возмущается Валентина Кабанова. – Недавно чуть соседского мальчишку «КамАЗ» не сбил. Беда, просто беда».

Главы меняются, проблемы остаются

За 20 лет после закрытия кирпичного завода вопрос о балансовой принадлежности общежития местными депутатами и чиновниками ставился неоднократно. Происходило это, как правило, после очередного обращения жителей.

В 2007 году Николай Романов, ещё будучи главой администрации Саратова, отвечая на запрос, убеждал, что работа по подготовке необходимых документов для приёмки этих бесхозных жилых домов в муниципальную собственность ведётся. Не дождавшись её окончания, жители в попытке легализовать своё право на жильё отправили письма Путину, обратились к губернатору, депутатам.

«В ответ получили очередные отписки, по-другому их не назовёшь, – вздыхают старожилы. – Один из депутатов, к примеру, рекомендовал министерству по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству провести освидетельствование общежития о его пригодности к проживанию, установить ведомственную подчинённость здания и рассмотреть вопрос об обеспечении нас питьевой водой». Но к этим рекомендациям чиновники, видимо, не прислушались, поэтому сегодня, как говорится, воз и ныне там.

Волжская администрация, по словам жителей, окончательно дистанцировалась от решения их проблем. «Записаться к нашему главе просто невозможно, – утверждает Ольга Ванина. – Разговор всегда заканчивается, не успев начаться. Секретари сначала спрашивают, по какому вопросу пришли. Когда узнают, что это всё мы, затонские, успокоиться никак не можем, говорят, что наш вопрос находится на стадии решения, и на приём не записывают. Однажды с возмущением так и сказали: «Ну что вам, просто на главу посмотреть хочется?»

Жильцы всерьёз обеспокоены ситуацией, считают, что тишина будет длиться до первого чрезвычайного происшествия. «Вот упадёт плита с потолка кому-нибудь на голову или стена, тогда, может, начнут шевелиться, – говорят они. Потерявшиеся во времени и пространстве семьи до сих пор ждут от чиновников хоть каких-то мер.

«Газета недели» обратилась в администрацию Волжского района с просьбой прокомментировать ситуацию, но вразумительного ответа от чиновников так и не получила.