«Соловые и рыжие, в век атомный нелепые…» Саратовские рысаки проигрывают рыночной экономике «заезд» за «заездом»

Оценить
«Соловые и рыжие, в век атомный нелепые…» Саратовские рысаки проигрывают рыночной экономике «заезд» за «заездом»
История саратовских конезаводов, кажется, под копирку повторяет печальную судьбу своих собратьев из других регионов страны, значительная часть которых не дожила до сегодняшнего времени. Пройдя сквозь революции и войны в веке минувшем, они так и не су

История саратовских конезаводов, кажется, под копирку повторяет печальную судьбу своих собратьев из других регионов страны, значительная часть которых не дожила до сегодняшнего времени. Пройдя сквозь революции и войны в веке минувшем, они так и не сумели выбраться из тины чиновничьего равнодушия и найти себе место в эпоху дикого российского капитализма.

От беспородных до рысистых

До революции коннозаводство было не столько предметом аристократической, барской прихоти и щегольства, сколько необходимостью. Гужевой транспорт был самым дешёвым и доступным, использовался он не только в сельском хозяйстве.

В Саратове с 1887-го вплоть до 1908 года действовала конная железная дорога. «Конский состав у обычных легковых извозчиков был пёстрым и разнообразным, от простых беспородных лошадей до нарядных и вполне приличных рысистых помесей, – рассказывают Виктор и Николай Семёновы в книге «Лошади в старом Саратове». – Все извозчики были зарегистрированы в полиции и в городской управе».

Пожарные команды, военные части, квартировавшие в Саратове, конная полиция также имели свои конюшни. Самой вместительной из них была полицейская на Константиновской (ныне Советская) улице, в которой содержалось более 30 голов лошадей. Недалеко располагалась конюшня губернской жандармерии. «Причём обе эти конюшни были не только стойловыми, но и случными, то есть являлись конными минизаводами с необходимым ветеринарным оборудованием и штатом», – утверждаютсаратовские краеведы.

Табуны лошадей выращивались и на Кумысной поляне. Здесь же работало хозяйство по производству кумыса.

Еланский и Петровский

В середине XIX века в области появляются два крупных конезавода. В 1884 году помещик Владимир Михайлович Лежнев, привлекая немалые средства, организует работу небольшого конного завода в долине реки Елани (Самойловский район). Отменные рысаки, отличающиеся особой статью, пышной мускулатурой, моментально становятся известными на всю Россию и вплоть до революции 1917 года имеют славу лучших в стране.

Сразу после революции имение Лежнева попадает под национализизацию, и на его базе возникает Еланский конный завод. В последующие годы происходит его укрупнение за счёт соседних сельскохозяйственных предприятий. Интенсивное развитие конезавода продолжается: к концу 1980-х годов общая земельная площадь завода составляла 27741 га, в том числе пашня – 20857 га, пастбища – 4407 га. На них паслись более 500 конематок и жеребцов.

Зоотехники-селекционеры, среди которых такие значимые фигуры, как Н. А. Кульков, В. Н. Самоволов, К. В. Воскресенский, за короткий срок путём скрещивания орловских и американских рысаков создали свой, еланский тип русского рысака. Крупного роста и крепкой конституции, он привлекал многих прежде всего своей высокой резвостью и дистанционностью. По признанию историков, созданию уникального еланского типа рысаков способствовали особые условия кормления и содержания. Еланский завод всегда славился степными пастбищами с богатым набором трав.

Выращенные на конезаводе лошади активно принимали участие в ипподромных состязаниях, становились победителями Большого Всесоюзного приза на Центральном московском ипподроме. Первый еланский дербист (то есть победитель главных соревнований сезона для четырёхлетних рысаков) Летучий Голландец в 1939 году выиграл Большой Всесоюзный приз. Для других конных заводов страны, разводящих лошадей русской рысистой породы, Еланский конный завод вырастил более тридцати жеребцов-производителей.

Ещё один известный за пределами нашей губернии конезавод Грязнушинский (в советское время переименованный в Петровский) также был основан в дореволюционные времена в 150 километрах от Саратова. Этот завод славился разведением лошадей орловской породы. Его питомцы трижды выигрывали на Центральном московском ипподроме приз Барса.

Граф Орлов перевернулся бы в гробу

В начале 90-х годов, когда страна со скрипом переходит на новые экономические рельсы, племенное коневодство вступает в глубочайший кризис. Не получая прежних дотаций от правительства, отрасль терпит громадные убытки.

«Государство полностью снимает с себя вопрос обеспечения племенного коневодства. Наша исконная порода «русский рысак», которая была выведена графом Орловым ещё во времена Екатерины Великой, находится в этот период на грани исчезновения, – рассказывает «Газете недели» Екатерина Соболева, директор Саратовского ипподрома. – Спустя годы только благодаря группе энтузиастов во главе с наездником международной категории, человеком-легендой Аллой Михайловной Ползуновой в Москве орловская рысистая порода была восстановлена и были возрождены традиции именно рысачьего дела».

Не выдержав новой экономической политики и попросту произвола, начинают разрушаться известные в стране саратовские конезаводы – Еланский и Петровский. Частая смена собственников Еланского завода приводит к катастрофическим последствиям. После потери государственного статуса предприятие вынуждено было отказаться от полей для выращивания корма, которыми оно славилось в советское время.

«У завода остался крошечный клочок земли, на котором невозможно произвести достаточно продукции, чтобы перекрыть убытки», – рассказывал об этом в интервью нашей газете в 2008 году начальник районного сельхозуправления Павел Павлюков.

Неприятности, возникшие в начале 90-х годов, казалось, преследуют по пятам еланских рысаков. В 2005-м крупные два пожара, возникшие на заводе, уносят жизни одной десятой части поголовья (29 лошадей) и уничтожают весь запас кормов на зиму, который хранился в недостроенном манеже. Площадь возгорания тогда составила 800 квадратных метров. Огнём была полностью уничтожена одна из конюшен.

Поголовье в этот период сократилось до трёхсот голов и вынуждено было голодать. По признанию сотрудников завода, тогда выручила короткая зима. Как только сошёл снег, лошадей выпустили пастись на поля, таким образом, часть поголовья была спасена.

В 2006 году старейший завод в области всё-таки оказывается под угрозой гибели и объявляет себя банкротом. Из-за банального отсутствия денег предприятие на 124-м году своего существования распродаёт большую часть поголовья, чтобы хоть как-то покрыть расходы и закрыть дыру в собственном кошельке. Задолженность завода перед министерством по налогам и сборам, пенсионным фондом, энергетиками, газовиками и частными кредиторами достигает 30 миллионов рублей.

Гигантизмом больше не страдаем

Судьба двухсот еланских рысаков складывается по-разному: часть их них приобретают заводчики из Саратова, Воронежа и Тамбова, часть сдаётся на мясокомбинат… И к 2008 году на заводе от былого великолепия остаётся всего 23 конематки. В таком разорённом состоянии некогда знаменитый завод попадает в руки энтузиастов во главе с Сергеем Иванкевичем, и на базе села Святославка начинает работу ООО «Еланский конезавод».

«Когда мы пришли, состояние лошадей и конюшен было, конечно, ужасное, – рассказывает корреспонденту «Газеты недели» Ольга Барашкова, главный зоотехник конезавода. – Жеребята гибли от голода, а те, что рождались, были изуродованы паразитами, так как денег не хватало даже на проведение зооведческих мероприятий. Для нас важно было сохранить не только часть поголовья, но и технику, инвентарь, всё встряхнуть и привести в приличное состояние».

Это новому руководству почти удалось. Роскошных пастбищ сегодня, конечно, нет, но лошади не голодают. В этом году припасено по четыре тонны сена на голову, овёс. И сейчас упитанные, лоснящиеся еланские рысаки мало напоминают тех одичавших, голодных своих собратьев. На заводе сегодня содержится 55 лошадей – мизерная часть былого великолепия, к 2011 году здесь планируют довести число голов до 80.

«Теперь мы твёрдо знаем, что поголовье не должно превышать ста голов, – говорит Ольга Сергеевна. – Это раньше страдали глобализмом. Теперь надо учитывать и коммерческую составляющую. Чтобы разведение лошадей приносило ещё и доход, а не только доставляло удовольствие».

Судьба Петровского конезавода сложилась печальней. Если в конце 2000 года в нём насчитывалось более 200 голов племенных лошадей, в том числе орловских рысаков 182 головы (60 маток), то сейчас на его месте лишь руины.

Одно спасение – тотализатор

Сегодня племенное коневодство в Саратовской области развивается крайне слабыми темпами, фактически его нет, несмотря на то что у нас насчитывается более 23 тысяч голов лошадей русской рысистой, орловской, торийской, русской тяжеловозной породы. Действует один племенной завод и два племенных репродуктора.

По сведениям регионального министерства сельского хозяйства, в области успешно проводится селекционная работа по совершенствованию пород лошадей племенных коневодческих хозяйств, которые якобы получают на эти цели даже поддержку из регионального и федерального бюджетов.

Между тем коннозаводчики в один голос утверждают, что отрасль до сих пор находится в кризисе и никаких мер стабилизировать ситуацию чиновники не предпринимают.

«У нас нет ни целенаправленной государственной программы, ни софинансирования, ни помощи. Не лучшие времена переживает саратовский ипподром. Ужасно, но сегодня целая отрасль держится на плечах энтузиастов, коневодов-любителей, чего быть не должно, – делится переживаниями Екатерина Соболева. – Конечно, я понимаю, что государство не должно финансировать частных коневладельцев, но в такое сложное время, может, и стоило их поддержать. Сегодня люди вкладывают деньги в развитие отрасли коневодства, но возврата не видят».

В качестве одного из источников поступления дополнительных средств Екатерина Павловна рассматривает тотализатор, напоминает, что в прошлом году президентом был подписан указ, в котором единственным видом игрового бизнеса, разрешённого на федеральных и муниципальных ипподромах, был признан тотализатор:

«Проблема в том, что до сих пор ипподромы остаются федеральными государственными учреждениями, и до сих пор не решён вопрос, как тотализатор будет проходить, не утверждён список ипподромов, на которых будет разрешена игра в тотализатор. Списки гуляют из министерства в ведомства, но результата нет никакого. Пока не будет тотализаторной отрасли, коневодство так и будет плестись».

По словам директора Саратовского ипподрома, тотализатор – единственная статья, которая может поддержать коневладельцев и помочь им, таким образом, стать конкурентоспособными со всем миром. Кстати, за рубежом доход от тотализатора составляет более 30 миллиардов долларов в год. Вряд ли стоит упоминать, что это колоссальные деньги и рабочие места, которых так не хватает сегодня.