Третий век первой, Александровской: страницы долгой биографии старейшей саратовской больницы

Оценить
Третий век первой, Александровской: страницы долгой биографии старейшей саратовской больницы
Старейшая больница Саратова – известная в народе как «2-я городская» – переживает третий век. Круглую дату, 200-летие, город широко отмечал шесть лет назад. Тогда все вспоминали, как в июле 1804 года в газете «Саратовские губернские ведомости» появил

Старейшая больница Саратова – известная в народе как «2-я городская» – переживает третий век. Круглую дату, 200-летие, город широко отмечал шесть лет назад. Тогда все вспоминали, как в июле 1804 года в газете «Саратовские губернские ведомости» появилась заметка о закладке первого камня в фундамент «человеколюбивого заведения, названного Александровской больницей».

Первая стационарная

В 1803 году дворянство Саратовской губернии решило учредить на добровольные пожертвования больницу и богадельню для неимущих. Идею одобрил сам император Александр I, пожертвовав на строительство 10 тысяч рублей. Ещё 32 тысячи собрали местные дворяне и купцы. Спустя два года, в 1806-м, торжественно открыли 1-й корпус Александровской губернской больницы.

В заложенный больничный комплекс входили двухэтажный главный корпус, одноэтажный флигель для кухни, пекарни, прачечной, погреба, комната доктора, мужская и женская бани. Кроме того, имелись две деревянные конюшни с сараями и сеновалом. Это было первое медицинское учреждение стационарного типа в Саратове, здесь же открыли и богадельню для неимущих на 100 человек.

Сто лет Александровская больница на 45 коек (30 мужских и 15 женских) оставалась крупнейшим лечебным заведением Саратова. Кроме неё в городе функционировали дом умалишённых и больница для рабочих речных судов. В уездных городах тогда действовало всего по одной больнице приказа общественного призрения, большинство из них было рассчитано на десяток коек.

Впрочем, состояние этих учреждений – Александровская больница не исключение – не отвечало даже самым элементарным требованиям медицинской науки. Каждый врач обслуживал в среднем в день по 60–80 больных, в терапевтических отделениях из-за нехватки места лежали сифилитики, хирургические и душевнобольные. Больницы приказа общественного призрения размещались в плохо приспособленных помещениях.

В результате население прибегало к помощи всевозможных знахарей и колдунов. Писатель-историк, чиновник Саратовского губернского правления Мордовцев во второй половине 19 века свидетельствовал:

«…народ лечился толчёным стеклом, принимаемым внутрь с крепкою водкой; ел ртуть; крестьянские бабы рожали, подвешенными к балкам в банях; представление о лекаре не отделялось от представления о человеке, исключительно поставленном затем, чтоб вместе со становым (приставом. – Прим. ред.) поднимать и потрошить мёртвые тела; больница считалась преддверием кладбища».

Санитарное неблагополучие страны являлось причиной эпидемий, особенно чумы и холеры. Одна из крупнейших эпидемий холеры в Саратовской губернии разразилась в 1830–1831 годах. И власти, и врачи оказались не подготовлены к борьбе с эпидемией такого масштаба. Холера считалась простудным инфекционным заболеванием и потому её советовали лечить сильными потогонными средствами и тёплыми ваннами. При появлении первых случаев заражения для очистки воздуха рекомендовалось сжигать кучи навоза, поскольку считалось, что болезнь передаётся воздушно-капельным путём.

По официальным данным, эпидемия унесла жизни более половины заболевших – свыше десяти тысяч человек. В 1847–1848 годах, во время ещё одной холерной эпидемии, в Саратовской губернии умерло более 45 тысяч человек – это почти половина заразившихся.

Вопреки условиям

Новую жизнь Александровская больница получила с открытием первого в Саратове университета. За два года до открытия вуза, в 1907 году, первая Александровская земская больница была передана Императорскому университету и стала его практической базой.

В тот период и кафедра общей хирургии, и лечебная клиника на 30 коек располагались в старинном корпусе больницы 1806 года постройки. Это помещениеплохо подходило для полноценного оперативного лечения: не было стерилизационных комнат, лабораторий, столовой, комнат для занятий со студентами, библиотеки, не хватало операционных инструментов. Между тем в таких условиях делались уникальные медицинские открытия и операции.

Хирургическая клиника обслуживала в основном крестьянское население, а с открытием навигации на Волге в неё стекались и пациенты издалека. Поэтому жизнь в клинике кипела круглый год – интересной практики при небольшом количестве коек хватало всем, даже студентам.

В архиве больницы отыскали так называемые скорбные листы, которые тогда часто велись на клочках бумаги. По этим разрозненным сведениям удалось выяснить такой, например, факт: за 10 лет (1920–1930 гг.) в клинике было пролечено более 12 тысяч больных и выполнено почти 10 тысяч операций. Этот период – заведования кафедрой общей хирургии и работы практикующим врачом в земской больнице профессора Василия Разумовского – считается временем расцвета саратовской хирургии.

Клиникой госпитальной хирургии заведовал профессор Спасокукоцкий, клиникой госпитальной терапии – профессор Крылов, клиникой общей хирургии – сам Разумовский. Все эти клиники располагались в больнице до 1930 года. Оттуда вышли выдающиеся деятели отечественной медицины: академик Бакулев, профессора Спиридонов, Краузе, Бржозовский, Шиловцев. Александровская больница стала основоположницей кардиохирургической школы в Саратове.

Саратовский Леонардо

С 80-х годов прошлого века 2-я городская больница носит имя Василия Ивановича Разумовского. Он был первым ректором Саратовского Императорского Николаевского университета, основателем кафедры общей хирургии. Современники сравнивали Разумовского с Леонардо да Винчи, настолько поражал круг интересов и деяний Разумовского. Оказавшись в таких руках, Александровская земская больница в Саратове была просто обречена иметь славную биографию.

Будущий врач родился в Самарской губернии в семье сельского священника. Отец приучил Васю к книгам, и поступая на медицинский факультет Казанского университета, Василий Разумовский имел за плечами богатейший запас знаний и золотую медаль за отличное окончание гимназии.

В тридцать пять лет он защитил докторскую диссертацию в Санкт-Петербурге и стал профессором. В период царизма – кавалер ордена Святой Анны третьей и второй степени и Святого Станислава второй степени. В советское время – Герой Труда, заслуженный деятель науки РСФСР.

В числе первых отечественных хирургов Василий Разумовский посетил самые знаменитейшие из клиник Германии и Австрии, о нём комплиментарно отзывался тогдашний признанный гений хирургии Склифосовский.

Многие из своих операций Разумовский выполнил первым в России и даже в мире. Так, в марте 1897 года он успешно осуществил первую в мире операцию по поводу острого гнойного медиастинита.

Коллег всегда поражало отсутствие у Василия Ивановича «хирургического амплуа». Как хороший актёр, он мог «сыграть» всё – успешно делал урологические, онкологические операции, был признанным корифеем нейрохирургии. «У Разумовского фантастические руки», – подобными восторженными фразами пестрят воспоминания многих современников.

Говорят, даже почерк у него был нетипичный для врача – каллиграфический. Буковка к буковке, бисерный почерк, не нажимы, а песня! Также говорят, у Разумовского был писательский талант – его «Хирургические воспоминания» читаются увлекательнее иной беллетристики. Его перу принадлежат биографические очерки о Ломоносове, Пирогове, Пастере; он автор таких небезынтересных даже для широкого круга любителей литературы исследований, как «Чехов как врач и больной», «Болезнь и смерть Н. Г. Чернышевского». Кстати, Чернышевский был кумиром юности хирурга и, может быть, поэтому он посчитал своим личным долгом, как врач, досконально разобраться в причинах кончины писателя-демократа?

Редкий врач умеет публично признавать свои ошибки. В работе «Ошибки хирургии» врач детально рассказывает о неудачах и погрешностях из своей хирургической практики. Разумовский – автор 160 научных работ.

Сейчас бы сказали: Разумовский сумел собрать команду и для университета, и для больницы. Дипломат он был неподражаемый, вёл несметное количество встреч-переговоров с чиновниками, меценатами, приглашал в Саратов лучших врачей своего времени.

В годы Первой мировой войны Василий Иванович сутками работал в военных госпиталях Саратова, стал впоследствии главным хирургом Кавказского фронта, а также организатором и первым ректором ещё двух университетов – в Тбилиси и Баку. Василий Разумовский умер в 1935 году, последнее «прости» выдающемуся врачу был опубликовано на страницах газеты «Правда».

От хлороформа до высоких технологий

До середины 20-х годов операции в Александровской больнице проводились почтиисключительно под общим наркозом – как правило, хлороформенным. Затем из года в год число операций, произведённых под местной анестезией, росло. А вскоре в Саратове большинство операций (включая и операции на мозге) стали проводить исключительно под местной анестезией.

Осенью 1922 года в Поволжье вспыхнула эпидемия малярии, на борьбу с которой были направлены все силы. Возглавил эту борьбу бывший ординатор Александровской больницы, приват-доцент университета Кушев. Отсутствие противомалярийных средств побуждало врачей искать их заменители. Так, доктор Окороков, выпускник Саратовского университета, предложил препарат «Пролетарин».

В 1923 году во 2-й Советской больнице произошло важное для общественности Саратова событие: приват-доцент госпитальной хирургии Иост произвёл первое в истории саратовской медицины переливание крови больному. Это было восьмое переливание крови, выполненное в СССР к тому времени.

В январе 1934 года в Саратове началась эпидемия, и в больнице развернули 1000 коек при 250 штатных имеющихся. В середине 1936 года больница имела в своём составе десять отделений, контору, аптеку, лабораторию, кухню, столовую, малярийную станцию, строительство, хозяйственный двор. Здесь же стала функционировать первая в городе станция скорой помощи.

Начало Великой Отечественной войны потребовало развёртывания дополнительно 300 коек для приёма первой партии прибывших в Саратов раненых. Коллектив больницы оказывал большую помощь городу в развёртывании госпиталей; профессора, доценты и ассистенты состояли консультантами в госпиталях города и за его пределами. На фронт ушли более 30 врачей и около 100 медсестёр, в том числе все 14 хирургов.

На клинику была возложена экспертиза больных гарнизона, подготовка «слабых хирургов» – за два месяца, а заведующих отделениями – за один год.

Наивысшего расцвета 2-я клиническая больница достигла в послевоенный период, когда наряду с восстановлением и развитием народного хозяйства страны больше внимания стало уделяться развитию здравоохранения. В 60-е годы был введён в строй отдельный корпус для терапевтической клиники, а в 70-е годы к старому основному корпусу больницы были пристроены два пятиэтажных хирургических корпуса, где разместились хирургические кафедры. Имея в наличии более 1200 коек, больница стала самой крупной в городе.

Во2-ю Советскую вместо Александровской больницу переименовали после революции 1917 года. Сейчас она называется муниципальным учреждением здравоохранения«Городская клиническая больница № 2 им. В. И. Разумовского». Она является клинической базой саратовского медицинского университета, на её площадях функционируют шесть медицинских кафедр. В прошлом году больница получила лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи населению.

Использованы материалы государственного архива Саратовской области, сайта Саратовского медицинского университета,книги К. Попова «Записки о Саратове / Саратовский край».