Левая рука президента. Есть два варианта объяснений нового карьерного шага Вячеслава Володина. Или больше

Оценить
Левая рука президента. Есть два варианта объяснений нового карьерного шага Вячеслава Володина. Или больше
На телеэкране расстановка такая: в центре президент Медведев со своим неизменным айподом, по правую руку от него Владислав Сурков. По левую – Вячеслав Володин. Вице-премьер, руководитель аппарата правительства РФ, заместитель председателя комиссии по

На телеэкране расстановка такая: в центре президент Медведев со своим неизменным айподом, по правую руку от него Владислав Сурков. По левую – Вячеслав Володин. Вице-премьер, руководитель аппарата правительства РФ, заместитель председателя комиссии по модернизации. Председатель которой – сам президент. Буквально на глазах наш и без того знаменитый земляк сделал ещё один шаг по карьерной лестнице в высших сферах.

Новое назначение – восторги

Событие это было прокомментировано горячо, восторженно однопартийцами Вячеслава Викторовича и коммунистами – с усталым сарказмом. Единороссы радовались так горячо, что порой казалось, будто именно они и обеспечили карьерный рост своего вождя. Вице-спикер, руководитель фракции ЕР в Саратовской областной думе Марина Алёшина на радостях даже забыла упомянуть, кто, собственно, подписал указ о назначении Володина.

«…Это оказание доверия со стороны лидера партии ЕР Владимира Путина. Несомненно, Вячеслав Викторович справится со своими новыми обязанностями. Владимир Владимирович уже много раз подтверждал правильность принятия кадровых решений». Дмитрий Анатольевич получается вроде как в стороне.

Интересно, что переход Володина на работу в правительство подчеркнул несовершенство нынешней системы выборов, в создании которой наш земляк принимал активнейшее участие. Судите сами: одного из самых авторитетных депутатов, чьими лоббистскими талантами восхищались все, заменит, скорее всего, скромный замдиректора балашовского интерната Ольга Уварова.

Деятели правящей партии могут сколько угодно говорить, что теперь-то реформа образования пойдёт с новой силой. Но мы же видим явную неравноценность замены. Все знают, что может Володин, а кто знает, что может Уварова?

Чуть позже, когда прошла пора первых восторгов, наступило время первичной аналитики. Что новое назначение ВВВ значит для страны и что – для нашей области. Отметим сразу: все попытки изучить ситуацию представились нам довольно поспешными – что-то вроде необходимости среагировать на момент. Одновременно нужно подчеркнуть, что политологи – и местные, и федеральные – не пришли к какому-либо единому мнению. По каждому из ключевых моментов, как в старом анекдоте, есть два варианта.

Главный выборщик?

«Ситуация с кандидатом в президенты начинает проясняться. Если бы Владимир Путин работал в Кремле, главой его избирательного штаба стал бы глава кремлёвской администрации. А раз он работает в Белом доме, главой штаба, хочешь не хочешь, будет глава аппарата. Володин на таком посту более чем уместен». Это гипотеза комментатора «Forbes.ru».

«Коммерсантъ» сообщает: его источники во властных структурах «не исключают», что Володин «идёт заниматься предвыборной кампанией Владимира Путина».

У сторонников этой версии есть несколько доводов. Основа первого – это всеобщая столичная мания во всём видеть признаки возвращения Владимира Путина на президентский пост. Проехался на жёлтой «Калине» – начал кампанию. Тестировал китов – привлекает голоса экологов. Выехал на пожарища – старается быть ближе к народу. И так далее.

Второй довод саратовцам, знающим Вячеслава Володина, представляется по меньшей мере забавным. Вот цитата из «Газеты.Ру»: «Непохоже, что назначенный взамен Сергея Собянина главой аппарата правительства Вячеслав Володин станет подражателем своего предшественника. Главный правительственный администратор, координатор и контролёр ведомств, с головой погружённый в кропотливую бюрократическую деятельность, – это совсем не то, чем Володин был занят до сих пор».

Объяснение этому простое: журналисты столичных СМИ мало что знают о саратовском периоде Володина. Хотя именно тогда он показал, что может быть «с головой погружённым в кропотливую бюрократическую деятельность». И более того, тогда же проявил незаурядные организаторские качества.

Где-то в 1996-м или 1997 году Вячеслав Володин возглавлял штаб по сбору задолженностей и недоимок в пенсионный фонд. Тогда без исключения говорили: «недОимок». Так вот, все – и видавшие виды «красные директора», и молодые московские щёголи, невесть каким путём ставшие хозяевами крупных предприятий – ходили на эту комиссию с опаской. Они знали, что никакие отговорки не помогут, что обещание вернуть долги будет не только вырвано у них, но потом и проверено исполнение.

Единственный, кто позволял себе манкировать заседаниями комиссии, был директор Балаковской АЭС Павел Ипатов. Не тогда ли зародились своеобразные, скажем так, отношения между ним и Володиным? Всё это вспомнилось исключительно для того, чтобы заявить: полный набор организаторских (чиновничьих, бюрократических) навыков у ВВВ имеется.

Кстати, именно это имел в виду Дмитрий Медведев, когда – в нагрузку – назначил Володина ещё и заместителем председателя комиссии по модернизации. Здесь, конечно, можно иронизировать – Вячеслав Викторович не замечен в увлечении IT-технологиями. Например, в разговоре с автором этих строк он отстаивал такую точку зрения, что Интернет не может влиять на политическую жизнь. По крайней мере российскую.

Впрочем, президент и не требует от Володина быть знатоком высоких технологий. Он нагружает его по другой линии:«Вы знаете, что мы часто собираемся, принимаем важные решения (на комиссии по модернизации), которые потом исполняются правительством, регионами. Здесь нужноорганизационное начало, исходящее от правительства Российской Федерации. Вот та дополнительная нагрузка, которую я сразу хотел бы на вас повесить. Нет возражений?»

Главный чиновник?

Есть и ещё одна примета того, что Володин с головой погрузится в организацию работы правительства. Сергей Собянин, уйдя в московскую мэрию, забрал с собой первого своего заместителя Анастасию Ракову. Она теперь руководитель аппарата московского правительства. Останься Ракова в федеральном правительстве, можно было строить домыслы: она – на документах, Володин – на выборах.

Теперь же перед ВВВ воистину огромная неосвоенная дикая территория, где пропадают важные документы, где президентские указы бродят по несколько месяцев (Медведев сам говорил об этом). Эту территорию ВВВ ещё предстоит освоить и покорить. До выборов ли тут?

И главное, ещё далеко не факт, что Владимир Путин вновь решит стать президентом.

Основным оппонентом той точки зрения, что Володин обеспечивает выборы Путина, стал политолог Станислав Белковский. Оставим в стороне иронические экзерсисы Белковского, перечислим его доводы по существу.

Аппарат в нынешней структуре исполнительной власти выполняет две основные функции: организует большой документооборот Белого дома и избавляет премьер-министра Путина от управленческой рутины.

Шеф аппарата должен 14 часов в сутки сидеть в Белом доме и рулить потоком бумаг. Когда же здесь заниматься предвыборной кампанией? Если есть в правительстве место, наихудшим образом приспособленное для политтехнологического штаба, то это аппарат.

Лучший политтехнолог Путина – Владимир Чуров, председатель ЦИК.

Зато Белковский отмечает другую особенность: ключевую должность шефа аппарата – впервые с 1999 года – занял человек, исторически не близкий к Путину. Больше того, эту должность занял функционер, никогда не работавший в федеральном правительстве и не имеющий в его аппарате сколько-нибудь существенного стартового веса.

Белковский вообще делает предположение, что аппарат правительства становится зоной особого контроля со стороны администрации президента. И главным контролёром назначен наш знаменитый земляк.

И наконец, есть ведь ещё одна версия перемещения Вячеслава Володина – об этом писали некоторые федеральные издания. Что причиной послужил конфликт в руководстве ЕР. В этом случае новое назначение есть не что иное, как испытанный бюрократический приём: избавление от неугодного человека путём выдвижения его на более высокую должность. Но в другой организации.

Отец родной или наблюдатель?

Теперь самый важный для нас вопрос: сохранит ли Володин прежнее влияние на жизнь Саратовской области?

Политологи, как водится, придерживаются противоположных точек зрения. Александр Пантелеев, например, считает, что Володин сделает нашу область полигоном новых избирательных технологий. Помилуйте, г-н Пантелеев, какие новые избирательные технологии возможны в нашей стране? Всё давно апробировано и с успехом применено на практике. Единственное, что осталось: чтобы число проголосовавших «за» превысило число избирателей. Но эту методику решили испытать в Чечне, о чём чеченский спикер смело заявил в Совете Федерации.

А вот Дмитрий Олейник заявил нашей газете, что влияние ВВВ на область будет постепенно сокращаться. На наш взгляд, не всё так однозначно. Если подумать, то теперь у Вячеслава Викторовича будет больше рычагов влияния на местную исполнительную власть. Ведь по должности он возглавит ещё и комиссию по определению эффективности работы губернаторов. По иронии судьбы в эту комиссию входит и Дмитрий Аяцков.

Критериев оценки эффективности много, они меняются каждый год, расплывчаты, многие субъективны. Многие основаны на результатах соцопросов – вы же понимаете, какая у нас социология. Поставьте, например, оценку губернатору по такому критерию, как отношение к детям, оставшимся без надзора. В общем, что-то подсказывает, что губернатор Ипатов отличником не станет.

Теперь о партии, которая Вячеслава Викторовича боготворит. По крайней мере на словах. Партийцам надо бы учесть, что у них будет другой куратор. Возможно, Николай Панков, а возможно, руководство ЕР поручит контролировать дела местной партии другому независимому от Володина человеку. Особенно если принять на веру информацию о конфликте в верхушке ЕР. Но сейчас на Степана Разина ни о чём подобном думать не хотят.

Один видный единоросс сказал мне, что Володин местное отделение не оставит и на новой должности он начинает день звонком в Саратов кому-то из руководителей ЕР. Но, может, это пока дела не затянут? И потом, все заверения в личной преданности имели под собой и материальную основу. Будучи незаурядным лоббистом, Вячеслав Володин затягивал в область немалые суммы. Практически все программы, в том числе и федеральные, получали у нас в области псевдоним «проект партии «Единая Россия», реализовывались либо партийцами, либо близкими к ним людьми. Небескорыстно? Документальных подтверждений этому у нас нет. Но все знают, что благодаря Володину немалые деньги получали вузы, руководимые верными ректорами, преданные строители, благодарные дорожники. Теперь этого не будет: финансовые возможности руководителя аппарата правительства невелики. Не он сидит на финансовых потоках.

Что будут делать видные члены партии, оказавшись в такой ситуации? Сохранят верность прежнему кумиру? Будут искать новых покровителей? Наверное, кто как. А если эти новые шатания совместятся с прежними конфликтами, которые до того умело тушил Володин… Словом, можно предположить, что в скором будущем жизнь саратовского отделения ЕР будет вызывать немалый интерес.

…Депутат Госдумы от ЕР Владимир Мединский, комментируя новое назначение Володина на «Эхе Москвы», сказал: «…знают люди, которые работали с Володиным, у него совершенно уникальная память на лица и фамилии. Я не знаю, сколько десятков тысяч людей он держит в голове, но вот ему компьютер не нужен, потому что один раз он человека встречает, после этого он знает его фамилию, имя, отчество, при каких обстоятельствах, биографию, ну то есть всё. И помнит это всегда».

И кто знает, может, тысячи саратовцев, кто работал с Вячеславом Володиным, хвалил или критиковал его деятельность, и прочие, прочие, прочие так и останутся у него в памяти. Всего лишь. А впереди у него – другие сферы, другие интересы, другие люди.