Самарская «пристрелка»: саратовский политтехнолог рассказывает, как соседи мэра избирали, и делает прогнозы на выборы в нашу городскую думу

Оценить
Самарская «пристрелка»: саратовский политтехнолог рассказывает, как соседи мэра избирали, и делает прогнозы на выборы в нашу городскую думу
В прошедший недавно единый день голосования у ближайших соседей, в Самаре, бои были нешуточные. Не обошлось без криминала. 10 октября соседи выбирали депутатов городской думы и мэра. Саратовский политтехнолог Денис Ястребов, непосредственно участвова

В прошедший недавно единый день голосования у ближайших соседей, в Самаре, бои были нешуточные. Не обошлось без криминала. 10 октября соседи выбирали депутатов городской думы и мэра. Саратовский политтехнолог Денис Ястребов, непосредственно участвовавший в организации предвыборной кампании в Самаре, рассказал о её особенностях корреспонденту «Газеты недели». Выборы в Самаре, по его словам, интересны тем, что проходят раньше саратовских и федеральных, поэтому задают определённый тон остальным.

Не понимающие своего счастья

Конкуренция на самарских выборах 10 октября была жёсткой. На пост мэра изначально претендовали человек десять. В Самаре традиционно стараются продвинуть своих кандидатов в депутаты и на пост мэра не только и не столько партии, сколько финансово-промышленные группы. Условно их можно разделить на газовиков, нефтяников и пару-тройку других. Ещё была достаточно мощная группа «СОК», но сейчас её влияние серьёзно упало.

В этот раз из десятка претендентов до финишной прямой (внесения в избирательный бюллетень) дошли четверо. Многих подвели подписные листы.

Относительно новая система выдвижения и регистрации кандидатов, действующая последние три года, создала непреодолимый барьер для ряда независимых кандидатов. Кандидаты от парламентских партий регистрируются автоматически. Остальным же надо собирать подписи. Избирком многие подписи забраковал. По мнению Ястребова, избирательная комиссия отнеслась к представленным материалам достаточно жёстко, между тем «за прошедшие 10 лет с момента введения отменённого уже избирательного залога культура сбора подписей была в значительной мере утрачена».

Прошедшими все испытания оказались министр природопользования Самарской области Дмитрий Азаров (ЕР), действующий мэр Виктор Тархов (СР), председатель регионального отделения «Патриотов России» Валерий Синцов, депутат Госдумы Юрий Коган (ЛДПР). В таком же порядке они выстроились после народного голосования.

«У действующего мэра Тархова рейтинг был катастрофически низок с самого начала и очень высокий антирейтинг – он доходил до 63–65 процентов, – комментирует Денис Ястребов. – Объяснить это можно только одним: пять лет его правления стали для Самары настоящим провалом».

Ястребов, пробывший в Самаре последние четыре месяца, рассказал, что город его неприятно удивил. Самара, которая всегда была богатой, чистой и ухоженной, стала выглядеть намного хуже Саратова.

«Фигура Тархова была сравнима с фигурой Аксёненко в конце его правления, – продолжает политтехнолог. – Поэтому почти во многом было предопределено, что победить должен новый человек. При той электоральной, федеральной и административной поддержке, которая есть у «Единой России», выиграть должен был единоросс».

Кстати, коммунисты своих кандидатов в мэры не выставляли. Они, по словам Ястребова, кто негласно, а кто публично, но приняли решение о поддержке Азарова.

И здесь без Володина никуда

Внутрипартийные праймериз в ЕР, которые в последнее время носят формальный характер, в Самаре, по словам Ястребова, приобрели необычный для России размах и частично вылились прямо на улицы:

«Праймериз между Сазоновым (это председатель Самарской областной думы) и Азаровым были очень ожесточённые. И внутрипартийные голосования проходили почти по американскому варианту. Было очень похоже на кампанию Обамы и Клинтон за номинацию от партии демократов на выборах президента. Но масштаб, конечно же, пожиже. В борьбе были задействованы практически все средства: агитация в СМИ, баннеры и даже персональная работа с членами партии при голосовании. В какой-то момент это соперничество уже стало вредить ЕР. После завершения голосования прошли определённые консультации, в том числе связанные и с ролью известного депутата Госдумы Вячеслава Володина. В итоге Сазонов свою кандидатуру снял, хотя они шли голова в голову до конца. И партия выдвинула Азарова».

В Самаре, так уж повелось с 90-х годов прошлого века, выборы мэра проходят в два тура. Таким образом дважды выигрывал мэр Георгий Лиманский. Так победил и мэр Виктор Тархов. Особенность всегда была в том, что действующий мэр, проходивший во второй тур, желая победить, вынужден был договариваться с отсеянными после первого этапа кандидатами и стоявшими за ними финансово-промышленными группами. Глава города всегда был обязан кому-то своей победой и самостоятельную политику вести не мог. В этот раз, из-за большого отсева кандидатов на начальном этапе, мэра выбрали с первого раза. В итоге победитель никому ничего не обещал, а значит, может вести дела сам.

В принципе и выбирать-то особенно было не из кого, объясняет ситуацию Ястребов: «Против нелюбимого уже населением Тархова выступал молодой, перспективный и с достаточно мощной кампанией Азаров. Тут ещё надо сказать, что Самара за последние пять лет умудрилась не поучаствовать практически ни в одном федеральном проекте. Это было связано не с тем, что кто-то блокировал участие в них города, а просто с нерасторопностью чиновничества».

Для сравнения: огромное количество ФОКов было построено за пять лет в Саратове, Пензе, Казани и Уфе. В Самаре – ни одного. Если взять финансирование программы по капремонту и переселению граждан из ветхого жилья, то меньший по размерам Тольятти получил в 10 раза больше денег, чем областной центр. «В общем, было очевидно, что между Тарховым и губернатором Самарской области Артяковым отношения не сложились. Будучи невыстроенными, они привели к провалу по всем серьёзным федеральным трансфертам и программам. Кампания Азарова как раз была построена на взаимодействии с губернатором и федеральными органами власти, поэтому во многом её исход был предопределён».

Искры высекались и на выборах депутатов. Абсолютное большинство в думе заняла ЕР. Из 35 мест ей досталось 27. Шесть кресел получили эсеры, два – самовыдвиженцы.

«Традиционно выборы в Самаре приобретают слегка криминальный оттенок, – продолжает Ястребов. – А иногда и не слегка. Эта кампания была характерна нападением на достаточно известного в Самаре и Поволжье журналиста Эрнеста Старателева. У него был опыт политтехнолога, но лет пять назад он полностью ушёл в журналистику. Старателев – редактор одной из самарских газет и ведущий передачи «Кстати». Последовательно, больше года, журналист критиковал Тархова и некоторых кандидатов в депутаты городской думы. Публикации и выступления его были достаточно острыми и критическими, а в ряде случаев затрагивали темы, которые в перспективе могли привести к уголовным делам в отношении действующих чиновников и некоторых кандидатов в депутаты. Вечером в подъезде его подстерегли двое подонков. Он получил 16 ножевых ранений. В итоге две тяжелейших операции. Две недели в реанимации. Сейчас он вроде бы пошёл на поправку. Это случилось за три недели до конца избирательной кампании».

Ястребов участвовал в кампании Азарова. Там, помимо саратовцев, как это обычно бывает, работали люди из разных регионов. Также наши политтехнологи продвигали семерых кандидатов в депутаты. Из них пятеро представляли ЕР, двое – СР. Все подопечные и саратовцев, и Ястребова в итоге победили.

Двухпартийная дума не за горами

Разговаривая с политтехнологом о выборах и избирательных кампаниях, трудно удержаться от того, чтобы не поинтересоваться прогнозами опытного человека на март 2011 года: какими видит он шансы разного рода партийцев пройти в городскую думу.

В Саратове, как известно, прямых выборов мэра нет. И выборы в муниципальный парламент проходят как по одномандатным округам, так и по партийным спискам. Поэтому предвыборная кампания, по словам Ястребова, будет иметь партийные очертания: «И в этом смысле доминирование ЕР как партии Путина будет более заметно и ощутимо, нежели в Самаре».

Кстати, в Самаре накануне выборной кампании случались прецеденты перехода кандидатов от одной партии в другую – из ЕР в СР или наоборот. Такое поведение, объясняет Ястребов, было продиктовано тем, что независимому кандидату зарегистрироваться по подписям было крайне сложно.

«В этом смысле выборы в Саратове будут похожи: избирательные комиссии могут сильно уменьшить количество независимых кандидатов», – уверен политтехнолог. А когда в округе остаются кандидаты-одномандатники от партии власти, им противостоять в силу многих причин очень сложно. «Поэтому доминирование «Единой России» будет ещё более заметным».

По партийным спискам коммунисты, конечно, пройдут, не сомневается Ястребов. «Может так статься, что у нас городская дума будет вообще двухпартийная, как в Москве. То есть пройдут ЕР и КПРФ по партспискам. Потому что и эсерам, и ЛДПР, чтобы семь процентов «перелезть», придётся сильно попотеть. Правда, у ЕР не всё здорово с рейтингом. С одной стороны, он не такой, как в 2007 году, с другой – у них нет и такого гигантского падения, как у других партий. Самое интересное будет происходить во внутрипартийных баталиях единороссов. Чьи интересы будут учтены при формировании списка».

По словам нашего собеседника, в теории шансы пройти в думу у либерал-демократов и эсеров есть. Как будет на практике – зависит от многих факторов. Для ЛДПР три составляющих удачи – это хорошие политтехнологи, оригинальные ходы, серьёзные денежные вливания. «Если будет как в прошлый раз, когда Леонид Натанович (Фейтлихер. – Прим. ред.) хорошо вложился в избирательную кампанию, тогда ЛДПР смогла бы рассчитывать на преодоление семипроцентного барьера. Если такого спонсора партия не найдёт, у них могут быть проблемы».

В деньгах, без которых идти на выборы бесполезно, нуждается и региональное отделение СР:

«У эсеров перспективы не очень весёлые. Связано это с тем, что финансовые ресурсы им привлечь будет сложно. Областные лидеры – Самсонова и Тюхтин – вряд ли будут активно участвовать в кампании, в том числе и финансово. Остаётся только один харизматик Полещиков – на остатках личной былой популярности. А она у него распределена неравномерно. В основном касается только Ленинского района. К тому же у него достаточно большой антирейтинг. Когда планировался Марков, какие-то возможности были по Волжскому и по Фрунзенскому районам. Но Марков ушёл. При удачном стечении обстоятельств эсеры могут набрать 10–12 процентов. Но если избирательная кампания у них будет вестись, как на прошлых городских выборах, то перешагнуть семипроцентный барьер будет очень сложно».

Сомневается Ястребов и в шансах «Яблока» на прохождение в думу:

«Есть 2,5–3 процента, которые они традиционно набирают. Этого крайне мало. Чтобы вытащить себя на семь процентов, им нужны очень серьёзные финансовые вложения и профессиональная команда политтехнологов. Плюс, при всём моём глубоком уважении к Диме Коннычеву, должен сказать, что кроме него в партии харизматиков-то нет. Да и он, строго говоря, фигура не слишком известная и доминирующая в городе».

***

В отличие от нас, в Самаре нет партийных списков, только одномандатные округа (их 35), а мэра избирает народ. Правда, соседский народ свою удачу не ценит. На днях общалась с одноклассником, который живёт в Самаре. Удивилась тому, что аполитичный человек ходил на выборы. Начала спрашивать о проснувшемся гражданском духе и т. д. «Что за мысли у тебя? Я ходил старую добрую школу посмотреть», – отрезал друг. Стала фантазировать, как же он кандидатов выбирал – по красивой фамилии или просто методом тыка. «Выбирая мэра, я голосовал за того, у кого вид самый деловой был, – объяснил товарищ и рассказал, как выбирал депутата: – Там на фотке мужик был в футболке и с немытой головой, а может, и мытой, но непричёсанной. В общем, такого раздолбайского вида. И я сразу понял – это мой кандидат».

***