Хорошо, когда у чайника есть свисток: но до точки кипения молодёжь лучше всё-таки не доводить

Оценить
Хорошо, когда у чайника есть свисток: но до точки кипения молодёжь лучше всё-таки не доводить
Тему молодёжного радикализма в современном обществе обсуждали на минувшей неделе на международной научно-практической конференции в Саратове учёные и преподаватели вузов со всей России, а также из Южной Осетии, Эстонии, Белоруссии.

Тему молодёжного радикализма в современном обществе обсуждали на минувшей неделе на международной научно-практической конференции в Саратове учёные и преподаватели вузов со всей России, а также из Южной Осетии, Эстонии, Белоруссии.

Модель радикализма подобна чайнику, считает преподаватель из Тамбова Виктор Стаметов. Молодой человек может дойти до критической точки кипения на огне, поленья в который подбрасывает само государство, дискредитировавшее себя и потерявшее доверие граждан.

Молодой, полный сил и желаний человек не может устроиться на работу, заработать на достойную жизнь, он видит, что законы не исполняются и т. п. Разжечь радикализм в таких условиях проще простого. Достаточно вспомнить результаты наблюдения за обезьянами. Учёные заметили такую закономерность: если 8–12 процентов особей в группе осваивают какое-то действие, то им заражаются и все остальные приматы.

Те, кому модель чайника оказалась близка, сравнили проявление молодёжного радикализма со свистком. Как свисток предупреждает о закипании воды, так и молодёжь своей активностью даёт понять, что в обществе не всё благополучно. Радикализм не есть характеристика личности, считает Стаметов, радикализм – свойство нашего общества. В социуме наступает момент, когда общество взрывается поведенческим радикализмом и существующие институты государственной системы не справляются с социумом, который выходит на улицы.

«Сходняки, общак… В общем, довольно культурно»

Преподаватель академии госслужбы из Ульяновска Жанетта Болтачева не любит теорий, а доверяет практике. За две недели до конференции она общалась с молодёжью своего города и проводила анонимное анкетирование. В Ульяновске проблема бандитских образований стоит особенно остро, в 2006 году там случались целые войны группировок.

Вот фрагмент из письма одного члена такой группировки:

«Больше половины моих знакомых – группировщики, многие сидят, кто-то работает, кто-то уже женился. С 13 до 18 лет я сам был группировщиком. Лично я добивался авторитета. Вот вы, люди, думаете, что группировщики – это что-то плохое, что там отмороженные, беспредельщики, но это не так. Наша группа состояла из 50–60 человек. Были сходняки, был общак, мы ходили на тусовки, гнали тех, кто из другого района. В общем, вели себя довольно культурно, если не считать мата. Курение, алкоголь и особенно наркота были запрещены. Любого, кто нарушал эти правила, наказывали… После такого (наказания. – Прим. ред.) лицо становилось «мясом». Три раза в неделю занимались в спортзале, снимали спортзалы, качались… Я понял, что можно быть правым всегда, если не дать человеку показать, что ты слаб. Я получал огромное удовлетворение, когда ловил пацанов немного старше меня, а потом ловил толпы и избивал… Почему ушёл? Понял, что моя жизнь мне дороже, что группировка ничего не может мне дать. Я многому научился, но и отдал столько, сколько было надо…»

Потери невидимые и пока не осознанные

Много вопросов осталось у Жанетты Болтачевой и участников конференции после прочтения письма. Например, как формируется «общак», кто первый собрал эти 50–60 человек и т. д. А вот насчёт мотивов группировок педагоги предположили следующее.

Судя по ответам, в группировках ребята находят чувство опоры, защищённости, власть, авторитет, могут почувствовать себя «своим». В анкетах часто повторяется слово «власть». Педагоги предполагают: юное поколение считает, что стать успешным, влиятельным, авторитетным можно, только используя насилие. Преподаватель вуза из Новосибирска Диана Мищенко уверена, что молодые россияне сейчас остро нуждаются в учителях, которые могут дать духовные знания и ориентиры.

Как известно, свято место пусто не бывает, и сегодня недостаток духовных лидеров и учителей для молодёжи заполняет Интернет.

Сейчас идёт информационная война против молодого поколения, предупреждает саратовский социолог Георгий Розеватов. Например, в России легко можно найти на сайтах или купить компьютерные игры, в которых участник становится насильником, террористом, получает за это баллы и переходит на более высокие уровни.

Социолог поделился собственными наблюдениями за теми, кто посещает компьютерные клубы и салоны: ещё пятнадцать минут после окончания игры человек неадекватен – не может назвать ни своего имени, ни адреса. Известны случаи, когда дети набрасывались с кулаками на родителей, запрещающих доступ к компьютеру. «Потери в информационной войне невидимы, неосознанны и формируют стереотипы», – делает вывод учёный.

Запрещать – это слишком легко и неэффективно, рассуждали педагоги. Нужно предлагать альтернативу.

Как вербовать агентов модернизации?

«Что же со всем этим делать? Как к этому относиться?» – спрашивали друг друга участники конференции. Жанна Болтачева уверена, что нельзя радикализм в молодёжной среде красить одной только чёрной краской. В определённых дозах он даже необходим – всё дело в объёмах и способах выражения. Известна фраза, приписываемая Уинстону Черчиллю: «не бывший в молодости радикалом не имеет сердца, а не ставший в зрелые годы консерватором не имеет разума».

Государственный советник президента Южной Осетии, преподаватель Юго-Осетинского университета Коста Дзугаев считает радикализм благом для общества. «Социум содержит в себе механизм саморазвития, самореализации, который позволяет создавать ответы на вызовы окружающей действительности. Одним из таких ответов и является молодёжный радикализм, когда предлагаются новые формы поведения в социуме».

На вопрос «Что делать?» многие участники конференции пожимали плечами. А вот специалист по работе с молодёжью, доктор политических наук, преподаватель ПАГС Эдуард Чекмарев не сомневается – государству есть что предложить.Президентские гранты, президентская тысяча (как инструмент кадрового резерва), участие в выборах на муниципальном уровне с 18 лет, множество международных, всероссийских и других конференций, круглых столов, дискуссий и многое другое. И это как нельзя лучше соответствует посылу президента Медведева о том, что в процесс модернизации надо активнее вовлекать молодёжь, считает Чекмарев. «Кто должен быть агентом модернизации? Молодёжь. Задача семьи, общества и государства – объяснить, что возможности есть, просто их надо реализовать. Демократия, как процедура, даёт такие возможности».

***

Говоря научным языком, радикализм

В мае этого года матч на стадионе между саратовскими и тольяттинскими футболистами был прерван из-за драки фанатов, которых пришлось утихомиривать милиции. Причиной стал большой баннер гостей, мешавший некоторым саратовцам наблюдать за игрой.

Летом 2007 года в Заводском районе в строящемся доме произошла массовая драка между рабочими и примерно 15–20 молодыми людьми. В результате 20-летний парень погиб от травмы головы.

Одним из самых громких побоищ прославился в сентябре 2006 года город Вольск. В одном из кафе произошла массовая межнациональная драка с участием десятка нетрезвых людей. Один из участников столкновения умер от ножевых ранений.

Конечно, Саратов не Москва, там масштабы агрессии совсем другие. Этим летом столицу встряхнуло от нападения на здание администрации города Химки. Толпа из 300 антифашистов и анархистов забросала здание камнями и бутылками, обстреляла из травматических пистолетов, побила окна.

Объединяет все эти случаи молодой возраст бойцов (до 30–35 лет) и напор действий, или, говоря научным языком, радикализм.

***

Опасные 6,5 процентов

Социологи Российской академии наук опросили полторы тысячи молодых жителей Пензы, Ульяновска, Самары. Примерно шесть с половиной процентов опрашиваемых хотят иметь все блага, ничего не делая. Конечно, это меньше, чем 8–12 процентов, как в эксперименте с обезьянами, но и 6,5 вполне могут быть питательной средой для возникновения радикальных группировок. Пополнить эту среду и придать ей агрессивное начало могут также и те молодые люди, у кого проблемы с поиском работы, кто нуждается в жилье, болен наркоманией, алкоголизмом, не в ладу с законом.

Удивительно, но ни в управлении по молодёжной политике областного министерства образования, ни в городском комитете по образованию не смогли поделиться с нами «молодёжной» статистикой.

Каков размер молодёжной безработицы в Саратове, сколько молодых людей испытывают жилищные проблемы, какова доля преступников, больных наркоманией, алкоголизмом, СПИДом среди саратовской молодёжи – этими сведениями «молодёжные чиновники» не владеют. «А зачем они нам? Ведь эти сведения обычно нужны, чтобы что-то планировать, а чего планировать, если финансирование не предусмотрено?» – услышали мы от специалистов.

Оказалось, что добыть такую статистику чиновникам трудно: правоохранительные органы, Саратовстат, психоневрологические диспансеры не реагируют на запросы комитета по образованию, и данные о молодёжи попадают к чиновникам от случая к случаю.

Нашей газете удалось добыть некоторые показатели, касающиеся молодёжи Саратова.

По данным статистики на 1 января 2010 года, в Саратове проживает 199 тысяч 481 человек в возрасте от 14 до 30 лет. По словам специалиста комитета по образованию Саратова Татьяны Богдановой, последние пять лет этот показатель неуклонно сокращается. В 2008 году он составлял 212632 молодых человека (более 27 процентов от общей численности населения).

По данным министерства занятости, труда и миграции области, на конец сентября 2010 года в Саратове зарегистрировано 1962 официально безработных в возрасте от 18 до 30 лет (26,5 процентов от общего количества зарегистрированных в городской службе занятости), т. е. каждый четвёртый среди ищущих работу – из категории «молодёжь».

В 2009 году на обеспечение ведомственной целевой программы «Молодёжь Саратова» было выделено 791,3 тысячи рублей, из которых 165 тысяч направлено на выплату именных стипендий от администрации города лучшим студентам и аспирантам саратовских вузов, остальные средства – на проведение городских молодёжных мероприятий. На 2010 год на те же цели заложено 762,8 тысячи рублей.

В настоящее время на территории Саратова на диспансерном учёте с диагнозом «наркомания» состоит 1220 человек. Об этом на недавнем заседании городской антинаркотической комиссии заявил сотрудник регионального УФСКН Илья Кузнецов.

По данным общероссийской статистики, молодёжь России начинает пить в среднем в 13 лет 8 месяцев. Молодёжь потребляет различные алкогольные напитки: 75,9 процентов – пиво, 33 – водку, 8 – коньяк, 9,6 – прочие крепкие напитки (ром, виски, джин и проч.), 8,1 – самогон.Каждый третий подросток в возрасте 12 лет балуется пивом, а среди 13-летних – двое из каждых трёх. Потребление водки резко возрастает начиная с 15-летнего возраста.

По данным 2009 года, на территории Саратова действуют более 100 молодёжных общественных организаций.