Евгений Мулук: ведь в Саратове столько серых стен…

Оценить
Евгений Мулук: ведь в Саратове столько серых стен…
Гость нашей рубрики: граффитчик с шестилетним стажем, легально и нелегально украшающий стены Саратова своими рисунками.

Гость нашей рубрики: граффитчик с шестилетним стажем, легально и нелегально украшающий стены Саратова своими рисунками.

Граффити для меня – это средство самовыражения. Я рисую прежде всего для себя, и на стенах отражаются мои эмоции, переживания и душевное состояние. Многие считают граффити вандализмом, но я не приверженец данной точки зрения. В наше время многие из тех, кто занимается граффити, доказали, что это искусство, вышедшее из рамок молодёжной субкультуры. К сожалению, в Саратове проводится ничтожно мало мероприятий, которые могут показать искусство граффити с лучшей стороны. В Москве и Санкт-Петербурге часто проходят выставки отдельных художников и целые фестивали. В Саратове мы рисовали в горпарке ко Дню города, на стадионе «Динамо». В 2008 году на Новоастраханском шоссе был фестиваль, куда приезжали ребята из Питера и Москвы, которые показали нам высокий уровень. Граффити очень популяризируются сейчас в СМИ, в рекламе, в дизайне интерьера, одежды и так далее.

Я рисую уже шестой год. Долгое время рисовал наброски, копил деньги на баллоны с красками, так как это достаточно дорогое удовольствие. Первую серьёзную работу я сделал в 2004 году, разрисовав гараж знакомого. Это был абстрактный рисунок. Я сам из Астрахани, и когда приехал сюда в 2005 году, движение только набирало обороты. Теперь в Саратове есть некое количество ребят, которые рисуют постоянно.

Не считаю, что у меня есть свой стиль, хотя другие люди говорят иначе. В чём это выражается? Я часто рисую персонажей с определённым характером, выражающих определённые эмоции, чаще всего почему-то грустные. Наверное, это отображение моего внутреннего мира. Их можно увидеть во многих местах Саратова. Каждый человек по-своему видит мои работы. Кому-то они не нравятся, кто-то воспринимает их несерьёзно, кто-то говорит, что это уже хороший профессиональный уровень. Я не считаю себя художником, но не потому, что у меня нет образования, а потому, что я далёк от уровня, когда смогу считать себя таковым. Я не задумываюсь о своём статусе, когда рисую. Я рисую, потому что хочу рисовать.

Уже 3–4 года я выполняю коммерческие заказы, и для меня это хорошая подработка. Многие места в городе оформлялись мною. К сожалению, в Саратове не вижу возможности зарабатывать этим постоянно, здесь к искусству граффити в основном относятся несерьёзно. Многие бывшие граффитчики продолжают заниматься творчеством, но в другом направлении. Как правило, они начинают делать татуировки, уходят в дизайн или в аэрографию, то есть рисуют на автомобилях. Мне хочется связать с граффити свою жизнь, потому что творчество для меня всегда было на первом месте. Пока меня радует то, что я могу периодически зарабатывать, рисуя. Но не на всём можно заработать. Недавно мы разрисовывали детский интернат возле СГУ, и у меня даже мысли не было взять деньги за украшенные стены.

Мечтаю расширить свой кругозор настолько, чтобы выйти за рамки граффити. Я начал экспериментировать со средствами, формами, объектами, уходить от стен. Могу рисовать и акварелью, и гуашью, и маслом на холстах или акварельной бумаге. Но искусство граффити останется для меня основным, да и с помощью него можно делать не только то, к чему все привыкли. Можно рисовать и картины, и пейзажи, и фотографии. Я бы хотел выйти на новый уровень, поэтому сейчас стараюсь активно рисовать, общаться с людьми, выкладывать свои работы в Интернете, слушать грамотную критику в свой адрес. Стараюсь изучать больше литературы о классическом рисунке.

Мне бы очень хотелось, чтобы администрация Саратова поменяла свою точку зрения относительно граффитчиков. К сожалению, не выделяются стены, на которых ребята могут легально порисовать, не нанося ущерб зданию. А ведь в Саратове столько изгаженных, да и просто серых стен, которые можно сделать красивыми без ущерба архитектуре. Люди будут только рады. Я хотел бы сделать для города что-то хорошее, не рисуя по подворотням и пустырям, чтобы народ мог поменять своё отношение к граффити. В тех местах, где мы рисуем, граффити никому не мешают, поэтому никто не закрашивает рисунки. Другое дело в том, что ребята, которые только начинают, могут испортить работы.

Первые мои работы были экспромтами без наброска. Я приходил, выбирал понравившуюся мне стену и начинал рисовать, не зная, что получится в итоге. Сейчас я заранее ищу стенку, фотографирую её, подбираю тематику и цвета рисунка под атмосферу места. Если творчество легально, то рисую днём. Есть и ночное рисование, «запретный плод», когда я могу выразить себя там, где нельзя. Но я постепенно отхожу от нелегального рисования, так называемого бомбинга. Некоторые рисуют и на поездах, и на общественном транспорте, и на зданиях. Ночью совсем другая атмосфера, это адреналин, игра, протест против того, что тебя не устраивает.