Портрет на фоне

Оценить
Портрет на фоне
В классическом университете обсуждали проект закона «О полиции». Наверное, мероприятие запоздало: приём исправлений и дополнений к тому времени был закончен. Да это и не важно. Подобный опыт нужен: впереди обсуждение проекта закона «Об образовании».

В классическом университете обсуждали проект закона «О полиции». Наверное, мероприятие запоздало: приём исправлений и дополнений к тому времени был закончен. Да это и не важно. Подобный опыт нужен: впереди обсуждение проекта закона «Об образовании».

И ещё вот что подумал: сами выступления pro & contra во многом говорят не о самом законопроекте, но о личности говорящего, его взглядах и мировоззрении. Почему бы на основе этого собрания не попытаться составить портрет современного российского интеллигента? Конечно, сознавая, что не портрет получится на самом деле, но моментальная фотография. Что тоже интересно.

Сомневаться в интеллигентности приглашённых не было никаких оснований: преподаватели сразу двух факультетов, кандидаты и доктора наук, аспиранты, студенты старших курсов. А можно ли сомневаться в интеллигентности правозащитника Григория Ахтырко? Вопросы могли возникнуть только по поводу опера из ОБЭП да автора этих строк, тоже в прошлом сотрудника. Так ведь не мы задавали тон. Ах да, ещё один студент, начиная своё выступление, подчеркнул, что он член «Единой России». Присутствовавшие эту самоиндефикацию не аплодисментами встретили, а смехом. Но чувствовалось, что смехом добродушным и ироническим. Молодо-зелено, не знает ещё, чем нужно гордиться. Отметками отличными – вот чем.

Итак, каков же наш интеллигент? Он законопослушен. Сказали, что будет новый закон, значит, так тому и быть. Хотя, к примеру, Московская городская дума, видимо, ошалев от происходящих в столице перемен, вообще выступила против законопроекта. Наш же человек, дотошно находящий ляпы и противоречия чуть ли не в каждой статье закона, тем не менее согласен, что закон должен быть принят. Более того, преисполнен безосновательным оптимизмом: «после всех изменений это будет не закон, а конфетка!» Один вопрос хочется задать в таком случае: с чем конфетка-то будет?

Вдруг оказалось, что наш интеллигент полон надежд на будущее: это-де только первый шаг. Нетерпелив: закон нужно принять в этом году. Не чужд фатализма: всё равно примут, а там жизнь покажет, что получится. И конечно, ему присуща такая исконно русская черта, как маниловщина: хорошо бы президент предъявил народу стратегический план всех реформ, в какой очерёдности они пойдут, чем обусловлены и что принесут народу.

Но не думайте, что российский интеллигент такой белый и пушистый. Он, например, злопамятен: при обсуждении закона о полиции грядущих веков не раз вспомнили НКВД. Он настроен скептически: «это всего лишь ребрендинг, который ничего по сути не изменит». И вообще он любит выражаться непонятно – «двухпудовые чугунные слова», как писал Саша Чёрный. Он полон подозрений и во всём видит второй скрытый смысл: цель законопроекта не реформа правоохранительных органов, а изменение имиджа страны в международном масштабе.

Во всех своих доводах pro & contra российский интеллигент ссылается на поддержку народа: народ поддерживает, это точно известно. Это вообще вековая традиция – ссылаться на народ. Правда, сейчас – в отсутствие прямых контактов: «в народ-то никто не ходит» в том смысле, как это понимали в девятнадцатом веке. Потому ссылаются на телевидение. Может ли наше телевидение быть источником достоверной объективной информации, об этом не говорили.

Разошлись довольные друг другом. На законопроект повлиять не успели – это плохо, но своё мнение высказали – это уже хорошо. И никому ничего за вольности речей не будет – это вовсе замечательно. В аудитории шёл такой разговор или, как прежде, на кухне – дело десятое. Сказать и быть услышанным – это хорошо. Изменится ли от этого мир вокруг – не столь важно. Типично интеллигентская позиция.