Колосс московский

Оценить
Колосс московский
Был колосс Родосский, был знаменитый колосс на глиняных ногах. Это выражение часто вспоминают в связи с Гитлером, но вообще-то оно из Библии. Был ещё колосс московский, но и его теперь нет.
Отставка Юрия Лужкова показала нам, что такое вертикаль

Был колосс Родосский, был знаменитый колосс на глиняных ногах. Это выражение часто вспоминают в связи с Гитлером, но вообще-то оно из Библии. Был ещё колосс московский, но и его теперь нет.
Отставка Юрия Лужкова показала нам, что такое вертикаль власти в действии. Запрягали долго со скрипом, заглушая этот скрип различными телевизионными перформансами, а потом – раз, и нет его.

Вторник, без четырёх восемь утра – появляется знаменитый указ о недоверии. Многие до конца не верили. Особенно в партии, которую Юрий Михайлович породил. Руководители ЕР что-то такое неразборчиво говорили о том, что надо бы во всём разобраться. Борис Грызлов проявил и вовсе детскую невинность, удивляясь тому, что в наших СМИ могут быть заказные материалы. Неделю назад взаимоотношения между ЕР и одним из её отцов-основателей выглядели ну очень странно: президент Лужкову не доверяет, а партия доверяет. В середине дня на это обстоятельство недвусмысленно намекнул Владислав Сурков, ситуация сразу прояснилась: Юрий Михайлович из партии вышел. Говорят даже, что заявление было написано днём раньше. Примерно так в милиции пишут рапорты об увольнении с открытой датой.

Вообще складывается впечатление, что с партией не посоветовались. Постфактум, конечно, можно говорить о каких-то консультациях и так далее, но впечатление, что всё решалось максимум двумя людьми, остаётся.

Если бы осенью проводился чемпионат по нашему национальному виду спорта – многократному наступанию на одни и те же грабли, – то Юрий Лужков стал бы чемпионом. Сначала он создал партию, которая в трудную минуту не то что поддержала его, а, наоборот, отвернулась. Получив указание из АП, торопливо рассталась с залуженным старым партийцем. Как минимум на протяжении последних десяти лет столичный мэр как мог улучшал жизнь москвичей. Субсидии на ЖКХ, московские добавки бюджетникам, в том числе сотрудникам правоохранительных органов и судов. Ну и на кого он мог бы опереться в трудный момент? На социологические опросы? Среди его ближайших соратников единицы осмелились защищать мэра. Москвин-Тарханов, Кобзон. Авторы многочисленных петиций в защиту Лужкова, написанных до вторника, куда-то испарились. Вполне вероятно, что они могут появиться в первых рядах обличителей своего бывшего кумира.

Вечером дня отставки фрондёрствовал на канале ТВЦ спикер Мосгордумы Владимир Платонов. Дескать, неуважительно всё было сделано, надо было дать Лужкову доработать ещё два года и так далее. Смелость речей г-на Платонова говорила лишь об одном: похоже, он уже знает своё будущее. Ещё спикер обмолвился, что мэр отставлен от должности несмотря на поддержку абсолютного большинства москвичей. Тогда резонно спросить: как же проявилась эта поддержка? Жители столицы вышли на стихийные митинги с лозунгом «Верните мэра»? Или, может, кто подал заявку на проведение разрешённого митинга? Так Владимир Платонов лучше других знает, как московская власть обращается с проявлением москвичами гражданских инициатив. Сами же такой закон придумали и сами же приняли. Что толку говорить теперь о народной поддержке, если этой поддержки никак не видно?

Сейчас все интересующиеся политикой люди гадают, кто же сменит Лужкова. Кстати, называли нашего земляка – Вячеслава Володина. Правда, подтверждений такого варианта не выдвигали. Писали, что у Володина в последнее время был очень позитивный настрой. Но разве не могут быть другие причины для хорошего настроения?

Интересна и судьба самого Юрия Михайловича. Пессимисты говорят о грядущих судебных процессах. Оптимисты – о том, что на политическом небосклоне всходит новая звезда. При этом – как бы демократ. А что? Письмо Дмитрию Медведеву, опубликованное The New Times, прямо-таки образец либеральной позиции. И выборы верните, и свободу слова, и вообще 37-й год не вернуть! Сетевые острословы откликнулись анекдотом. Мол, на Триумфальную площадь на каждый митинг ходит бойкий старичок в кепке. Милиция бьёт его деликатно.