Стандартизация демократии: президент предъявил обществу своё видение условий для развития демократии

Оценить
Стандартизация демократии: президент предъявил обществу своё видение условий для развития демократии
Практически каждый политик старался демократию, нет, не ограничить, хотя и таких было немало. Но сейчас о другом – практически каждый политик старался о демократии сказать нечто новое и афористичное. Типа слов Уинстона Черчилля: «…но ничего лучшего ч

Практически каждый политик старался демократию, нет, не ограничить, хотя и таких было немало. Но сейчас о другом – практически каждый политик старался о демократии сказать нечто новое и афористичное. Типа слов Уинстона Черчилля: «…но ничего лучшего человечество не придумало».

Автор: Дмитрий Козенко

В нашей стране не так давно развлекались с термином «суверенная демократия». Что сие есть, никто толком не понимал. Ясно было, что это что-то такое своеобычное. Третий путь в Третий Рим. Кстати, нынешний президент России к этому термину относился с некоторым подозрением. Ещё в 2006 году он сказал: «Если же к слову «демократия» приставляются какие-то определения, это создаёт странный привкус. Это наводит на мысль, что всё-таки речь идёт о какой-то иной, нетрадиционной демократии».

На исходе жаркого лета десятого года Дмитрий Медведев обнародовал своё видение демократии. Произошло это на ярославском форуме. И на первом этапе вызвало большой интерес политбомонда и политически озабоченных граждан. Стали говорить о возврате к идеям подзабытой уже статьи «Россия, вперёд!» Но тут началась антилужсковская война, и теория демократии отошла на второй план. Хотя Лужковы приходят и уходят, а стремление к свободе остаётся.

Дмитрий Медведев предъявил обществу своё видение условий развития демократии. Они, эти условия, заключены в пяти стандартах.

Правда, свои стандарты Дмитрий Медведев сопроводил многочисленными оговорками. И о том, что не надо спешить, иначе на крутом повороте можно вылететь из седла. И о том, что мы живём в переходный период, у нас переходная экономика, и общественные институты, соответственно, тоже далеки от совершенства. И ещё часто употребляемый президентом тезис: наша демократия ещё дитя, ей всего двадцать лет, и надо подождать, пока ребёнок подрастёт.

Вот его слова, сказанные, правда, не в Ярославле, но от этого не меняющие своей сути: «Наша демократия совсем молода, потому что ей буквально два десятилетия. Так произошло, что до этого в России просто не было демократии. И мы должны это учитывать в нашей ежедневной демократической практике». Всё это, конечно, так, только и ФРГ, и Италия, и Япония в 1965 году были вполне демократическими государствами, хотя со времени падения там диктаторских режимов прошли те же самые двадцать лет. Ну, в Италии – на год больше.

Вот пять стандартов. Пять чеканных формулировок. В какой мере они осуществляются в России? Требования этих стандартов уже воплощаются в реальность, как об этом говорят придворные оптимисты? Или они остаются недостижимыми вершинами, которые манят уставших путников и до которых всю жизнь идти не дойдёшь? Насколько всё это возможно в нашей жизни? На этот вопрос мы попросили ответить известных саратовских политиков и общественных деятелей. И заодно поделиться собственным видением.

Первый стандарт: правовое воплощение гуманистических ценностей и идеалов, придание этим ценностям практической силы закона.

Вопросы возникают сразу. Сейчас при посильном участии нашего издания идёт обсуждение проекта закона «О полиции». Сам факт обсуждения можно посчитать свидетельством демократии, хотя обсуждение грешно считать общенародным. Но вот законопроект… Ну никак не назовёшь его «правовым воплощением гуманистических ценностей и идеалов». Тут, скорее, больше из того анекдота. Пункт 1-й: полицейский всегда прав; если он не прав, см. пункт 1.

Второй стандарт: способность государства обеспечивать и поддерживать высокий уровень технологического развития.

Ну конечно, модернизация, инновации, Сколково... Хотя сама организация сколковской зоны парадоксальна: она подчёркивает то, что во всей остальной России заниматься передовой наукой, высокими технологиями и так далее как минимум проблематично. Всё остальное технологическое развитие пока заключается в увеличении числа труб, по которым на Восток и на Запад идут наши нефть и газ.

Стандарт № 3: способность государства защищать своих граждан от посягательств со стороны преступных сообществ.

Вопрос в том, что считать преступным сообществом. От мелкого жулья мы сами худо-бедно отобьёмся. А вот армия коррумпированных чиновников, с ней что делать? Коррумпированные правоохранительные органы. Кто будет защищать от них? Тем более что продажные чиновники, менты и прочая уверены как раз, что государство – это они. В такой ситуации впору самому государству уцелеть, не быть разворованным, растащенным своими же верными слугами.

Четвёртый стандарт: высокий уровень культуры, образования, средств коммуникации и обмена информацией в стране.

Да, тут есть о чём порассуждать. Высокий уровень культуры и массового образования надо бы отнести к идеалам, в ближайшем времени трудно достижимым. Из процесса обмена информацией нужно вычесть государственные СМИ, которые к информации не имеют никакого отношения.

Но вот средства коммуникации – к ним, полагаю, можно отнести Интернет – развиваются очень быстро. И даже начинают замещать государство в некоторых его функциях. Через Сеть собирались добровольцы на тушение пожаров. Дальневосточные блогеры вычислили преступника и передали информацию милиции. Именно в Сети родилось и окрепло движение синих ведёрок. Интернет становится площадкой для дискуссий по всем значимым поводам. У этой ситуации только один минус: жизнь реальна, гражданское интернет-соообщество виртуально. И примеры выхода в реальность, приведённые выше, не так многочисленны.

И наконец, пятый тезис – о нас самих. Убеждённость граждан в том, что они живут в демократическом государстве.

Показалось, что в Ярославле именно этот тезис больше других волновал президента. Медведев несколько раз возвращался к теме, говорил о том, насколько опасно равнодушие, чем чревата позиция, по которой от человека ничего не зависит.

Живём ли мы в демократическом государстве? Попробуйте задать этот вопрос другим людям. Наши выборы (их отсутствие), наши СМИ, наша полуторапартийная система – вот аргументы отрицательных ответов. С другой стороны, сейчас не тридцать седьмой год и даже не восьмидесятый. Не видишь разницы – значит, у тебя, согласно словам Медведева, «хреновая память». Видишь разницу, но не доволен, сравниваешь нашу Думу с разными там сенатами и рейхстагами – осознай, ты живёшь в переходный период. Как долго он продлится, бог весть. Зато впереди – пять сияющих высот – стандарт номер раз, стандарт номер два… Наверное, дойдём. И дальше – Некрасов: «Жаль только жить в эту пору прекрасную…» Заметили, эти слова сейчас цитируют всё чаще и чаще.

____________________________

Что вы думаете о каждом из стандартов? Возможно ли их осуществление в России?

Михаил Наместников, председатель саратовского городского отделения «Яблока»:

ПОСЫЛ В ПОЛЬЗУ БЕДНЫХ…

–Я пока и не понял ещё: эти стандарты в понимании президента есть что-то, чего мы уже достигли, или то, к чему следует стремиться? Он заявил, что сам чувствует себя свободным. Чувствует, что он уже живёт в демократической стране. А мы с вами где живём?

Или же речь о перспективах либо лишь об условиях обеспечения финансовых поступлений от федерального центра на те самые цели? И ведь пока нам не удалось чётко определиться даже и с какими-то иными стандартами, будь то в образовании и здравоохранении. А беда уже подступает. На носу процесс реализации закона «о монетизации бюджетных организаций», создании автономных учреждений, закон о полиции.

Что касается гуманистических идеалов и ценностей, это посыл уж совсем в пользу бедных… В том смысле что он и благодушный, и философский. С воплощением оных благ пока дела, как мне кажется, обстоят очень неважно. Каждый день мы находим информацию о разного рода злоупотреблениях во власти на всех уровнях, о коррупции чиновников, их аффилированности с бизнесом, о нарушениях всяческих прав граждан, ангажированности судов, милицейском произволе. А реакция на них пока очень слаба. Народ безмолвствует.

Но президент так уверенно говорит, может быть, он нас пожалеет, снизойдёт, почувствует реальные людские чаяния? Приезжал же, и цены снизились. Хорошо бы и не уезжал!

Второй тезис, очевидно, правилен в теории. Нас так долго учили, что экономический прогресс во всех случаях возможен только при авторитарном режиме, что мы почти в это поверили. И ждём. А прогресса нет. ГЛОНАСС, ракета, которая не взлетает, вся промышленность страны, летящая низенько, коллапс в медицине, стагнация в науке, 70 процентов наших сограждан, мечтающих уехать жить в другие страны, бегство «умов и капитала». И бизнес тут работать не хочет. Нет демократии, нет и защиты от произвола, нет внятных гарантий бизнесу. И инвестиций нет. Не может их быть. Не в шарашках же «нано» клепать. Так что с технологическим развитием пока не складывается.

С умением государства обеспечить нам безопасность тоже не всё гладко. Ответственность всех его органов и служб прозрачна и неотвратима, деятельность эффективна именно в демократическом государстве. Иначе есть вероятность перерождения и их самих в преступные сообщества. Разве мало таких примеров сегодня? Разве чувствуем мы себя в безопасности на улице, на рынке, в метро, в бизнесе? Настолько ли доверяем родной милиции, судам? Увы! Вот вам и ответ.

С четвёртым пунктом я согласен лишь отчасти. Уровень образования и культуры непосредственно не пристёгнут к институтам демократии. Часто, напротив, именно с появлением больших степеней свободы он заметно снижается. Нонсенс такой. Да и такие потенциальные возможности, как развитие информационных технологий, очевидно же, не всегда напрямую соответствуют демократическим процедурам.

Что до свободы обмена информацией – да, конечно! Развивается она исключительно в условиях гражданского общества. И это самое общество ещё и развивает, взаимообразно. Именно этот посыл и формирует мировоззрение граждан, их уверенность или сомнения, живут ли они сами в демократическом обществе, нуждаются ли в правах, в их гарантированном обеспечении.

Всё очень взаимосвязано, но бедность людей лишь частично определяет их мировоззрение. Скорее же, на него влияет именно доступность информации.

Помните, в «Покровских воротах» куплеты: «За гуманизм и дело мира…» Наверное, сегодня у нас это есть всё, что может быть реализовано из принципов, обозначенных президентом. Но сам он, кажется, склонен с демократией и не торопиться.

Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»:

БЕДНОСТЬ – ГЛАВНАЯ УГРОЗА ДЕМОКРАТИИ

–Если каждый стандарт будет основным, то люди будут убеждены, что они действительно живут в демократическом обществе и что они защищены (в том числе этим обществом), тогда, может быть, остальные стандарты даже и не потребуются.

Абсолютно согласен с президентом, что бедность является одной из угроз демократии. Я бы сказал даже самой главной угрозой, потому что расслоение общества на данный день достигло запредельного разрыва между 10 процентами богатых и 10 процентами бедных: в 90-е годы порогом социального взрыва считался 14-кратный разрыв между доходами богатых и бедных. У нас, по-моему, сейчас не 14, а все 140.

Я считаю, что в России вполне возможно осуществление всех этих стандартов. Абсолютно поддерживаю президента .

____________________________

Насколько наша реальность совпадает с этими стандартами?

Ольга Алимова, депутат Саратовской областной думы, КПРФ:

НИ О КАКОЙ ВЛАСТИ НАРОДА РЕЧИ НЕТ

–Начнём с последнего постулата об убеждённости людей в том, что они живут в демократическом обществе. Демократия – прежде всего власть народа, а не разнузданность и вседозволенность, как думают многие. Но наше телевидение как раз подтверждает второе мнение: можно творить что хочешь и тебе за это ничего не будет. Герои нашего времени – те, кто убивает и грабит.

Первое же понятие давно уже выхолостили в нашей стране. Ни о какой власти народа речи нет и, думаю, в ближайшее время не будет. Правящую верхушку совершенно не устраивает идея проведения настоящих демократических выборов. Из системы голосования убрали графу «против всех». А человек имеет право высказаться как «за» так и «против». Порог прохождения в думы сделали слишком высоким, и не все партии могут туда попасть. И так далее.

Чиновники, которые получают зарплату из средств налогоплательщиков, не спешат работать на этих самых налогоплательщиков, то есть обычных граждан.

О каком высоком уровне культуры можно говорить, если финансирование этой сферы составляет менее одного процента бюджета? Её можно почтить только минутой молчания. У нас в основном низкопробная попса, телевидение заполнили «собчачьи» передачи, низкокачественные американские фильмы, не поддерживается национальная культура, обычаи, традиции. Я рада, что у нас хотя бы есть канал «Культура».

Про образование вообще не говорю. Потому что его у нас нет. ЕГЭ и всё остальное приводят к всеобщей дебилизации страны. Никто не ставит целью воспитать высокообразованного культурного патриота.

Если у нас вся страна и всё руководство ОПГ – общество партийных группировок, – то, конечно, никто никого защищать не будет. В коррупции погрязли все, кто обязан обеспечивать соблюдение законности: прокуратура, милиция, суды.

На примере Саратова можно убедиться, что все высокотехнологичные производства уничтожены под корень. Тем заводам, которые остались, просто не дают госзаказы, и они не в состоянии работать.

Что касается правового воплощения гуманистических ценностей, то наши законы не позволяют человеку ощущать себя в правовом поле. Людей гоняют из угла в угол, а защитить не могут. Очередным доказательством беспомощности нашего государства стал Лесной кодекс. Раньше, когда склады обворовывали, их поджигали, чтобы следы замести. Так и сейчас – страну всю обворовали, теперь решили сжечь.

Теоретически президент всё правильно сказал, хотя не в полном объёме. Чувствуется, что ему хочется внести какие-то изменения. Но практически воплотить его тезисы, скорее всего, не удастся никому, пока единороссы у власти. Мысли у президента хорошие, но, увы, выполнимые только в его грёзах.

Виктор Марков, депутат Саратовской городской думы:

В ПЛАНЕ ДЕМОКРАТИИ МЫ ПРОСТО ЕЩЁ НЕДОРАЗВИТЫЕ

–Нам сначала надо первый класс начальной школы демократии пройти, а потом говорить о высшем образовании. Тезисы Медведева – из области эстетики и тонких материй. А в России нет даже понятия об элементарных общепризнанных демократических ценностях.

Первая основа – выборность и сменяемость органов власти демократическим путём, то есть путём голосования настоящего большинства. У нас с этим проблемы. Выборов губернаторов не стало, поэтому губернаторы ориентированы на того, кто их назначает. Выдвинуть кандидатов в депутаты может только партия, поэтому те, кто хочет выдвинуться, будут ориентироваться на партию, а не на население.

Разделение властей – базовый принцип демократии. Но кто скажет, что они у нас равны, что нет между ними телефонного права? У нас над всеми остальными довлеет исполнительная власть. Законодательная власть, которая по идее должна быть свободной, в большинстве своём находится в подчинении. Мы, наверное, исключение – в области довольно сильный законодательный орган, он не всегда подчиняется указаниям губернатора.

О независимости судов разговор отдельный. Помню, как Путин, будучи президентом, сказал, что не стали у нас ещё суды скорыми, правыми и справедливыми. Думаю, с тех пор мало что изменилось. Суд почти всегда принимает сторону государства. Оправдательных приговоров у нас очень мало. У развитых европейских стран эта цифра в несколько раз больше. Там судья действительно независим ни от кого. У нас, например, мировые судьи назначаются областной думой. Значит, они на думу должны с придыханием смотреть, потому что в следующий раз могут не назначить. А в развитых демократических странах судьи избираются. С милицией так же. Классический пример – американский шериф. Его избирает население. Этот шериф должен быть справедливым и пользоваться уважением, иначе в следующий раз выберут другого.

В России милиция ориентируется не на население, а на начальство. Приезжает к нам принц Кентский, перекрывают всё – проехать невозможно. На кого, братцы, работаем-то? На наше население или на принца Кентского?

Следующий принцип демократии – свобода СМИ. Я бы тоже не сказал, что у нас всё с этим благополучно.

Мне кажется, что в плане демократии мы просто ещё недоразвитые. И самое главное, что недоразвита не власть, не те, кто принимают решения, а население. В основном наше население пассивно. В России много людей, которые не имеют гражданской позиции. И гражданами-то по большому счёту не являются, потому что не чувствуют за собой ответственности за страну.

Я не говорю о том, чтобы на улицу с плакатом выйти, наши люди будут до последнего терпеть, если им что-то не нравится, я говорю про элементарную вещь – пойти на выборы и выразить свою точку зрения. Но граждане не ходят голосовать, потому что считают, что их голоса ничего не решат. Один современник сказал, что плохую власть избирают хорошие люди, которые не ходят на выборы.

____________________________

Какой из стандартов легче всего реализовать в России и в Саратовской области?

Председатель СООУ «Щит потребителя» Александр Журбин:

БЕЗ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА МОДЕРНИЗАЦИЯ НЕВОЗМОЖНА

–Наиболее важным для решения стоящих перед нами проблем является формирование правового государства. Когда все соблюдают закон одинаково, когда уважается каждый человек, его честь, собственность и право выбора. В противном случае невозможно говорить ни о какой демократии и модернизации в России.

Не могу согласиться с предложенной постановкой вопроса, поскольку формирование правового государства – это результат системной и многогранной деятельности власти и общества, а не самостоятельная цель.

Председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин в выступлении на том же ярославском форуме назвал основные шаги, которые должна предпринять власть с целью проведения курса реальной модернизации России.

1. Укреплять права собственности, сделать частную собственность неприкосновенной, одновременно постепенно, но неуклонно правовыми методами диверсифицируя структуру собственности, уменьшая её концентрацию. Вести дело к перераспределению контроля за национальными ресурсами от олигархии к массовым слоям собственников – средних и мелких. Вместо олигархического создавать народный капитализм.

2. Отделять власть от бизнеса всеми способами, известными современному миру. Ослабленные таким образом олигархические кланы оттеснять от управления государством и экономикой законодательными, политическими и аппаратными методами.

3. Упорно и системно закреплять за средним классом все возможные виды имущества, вырывая их из-под контроля и притязаний чиновников и олигархов. Раздавать землю бесплатно с целевым назначением – строительство жилья. Это будет серьёзным прибавлением ресурсной базы среднего класса. Условием большевистской модернизации был ликбез, а сейчас таковым должен стать «ликбес» – ликвидация бесправия мелкого и среднего собственника.

4. Системное противодействие коррупции, включая антикоррупционное исправление законодательства

5. Политику доходов развернуть от олигархов к гражданам, а также среднему и малому бизнесу. Важнейший элемент здесь – повышение МРОТ и тем самым вывод зарплат из тени. Введение прогрессивного налога на недвижимость. Задачей теперь является не обеспечение накопления крупными собственниками (для чего и была введена плоская шкала и низкая ставка подоходного налога), а поощрение накопления средним и малым бизнесом. Для этого рассмотреть введение двухступенчатой прогрессивной шкалы подоходного налога.

6. Постепенно расширять сегменты «игры по единым для всех правилам», которые ни под кого не меняются. От выборов здесь никуда не уйти. Детализировать уголовное наказание за фальсификации. Вернуть на выборы международных наблюдателей и даже стимулировать их присутствие.

7. Расширить участие России в международных организациях и конвенциях, чьи нормативы и стандарты полезны для развития страны.

8. Ротация элит. Постепенно, но настойчиво наращивать сегмент «элиты развития», призванный вытеснять «элиту стагнации», выращивая новую генерацию чиновников, проводя антикоррупционную чистку госаппарата.

9. Десталинизация и десоветизация. Вместе с разоблачением преступлений тоталитарного прошлого вычищать из общественного сознания порабощающие комплексы, привычки и стереотипы.

10. Раскрепощение гражданского общества, устранение всех препятствий его развития, установленных в последнее время.

(Опросы подготовила Люся Шлёпкина)