Мы живём для того, чтобы есть

Оценить
Мы живём для того, чтобы есть
Уровень счастливой жизни в Саратовской области радует только государственных людей

Уровень счастливой жизни в Саратовской области радует только государственных людей

В минувшую пятницу в Сочи премьер-министр Владимир Путин сказал, что, по его мнению, россияне стали счастливее за последние десять лет. Уточняя картину народного «счастья», председатель правительства назвал греющие его душу цифры: число россиян, живущих за чертой бедности, сократилось на 57 процентов, реальные доходы работающего населения выросли более чем вдвое, а доходы пенсионеров – более чем в три раза. Надо понимать, что бодрые эти слова Владимир Владимирович придумал не сам. Всё-таки у него в распоряжении находится любой фактический материал из министерств и ведомств. Но то ли с материалом что-то не то, то ли представления о счастье у нас с премьером разные.

К нам в редакцию на минувшей неделе тоже приходили статистические данные об уровне «счастливой» жизни. Судя по ним, население Саратовской области довольствуется каким-то совсем уж микроскопическим счастьем.

Восемь тысяч в месяц – это хорошо

Среднедушевые номинальные денежные доходы вычисляются делением общей суммы денежного дохода на население. При этом стоит помнить о том, что номинальные доходы – это доходы начисленные, из них ещё не взяты налоги. И вот по этим, не очищенным ещё от бюджетных податей деньгам мы почти худшие среди 14 областей Приволжского федерального округа.

На диаграмме ясно видно, что пять областей округа живут с существенным отрывом от остальных. Располагая ежемесячно 15 тысячами рублями (а тем более 19) на каждого члена семьи – от младенца до стариков-родителей, – можно себе позволить больше, чем имея 10-тысячный доход.

Учитывая, что мы живём в одной стране и цены на основные товары и услуги в Самаре и в Саратове сопоставимы, легко сделать вывод о том, что самарский люд среднестатистически счастливее саратовцев почти вдвое. А самые «несчастные» в денежном выражении жители республики Марий Эл несчастнее жителей нашей губернии всего процентов на 15.

Ещё нагляднее доходная разница видна в таблице, где собраны располагаемые ресурсы на человека в месяц. Для того чтобы их получить, статистики вычитают из номинальных доходов налоги и обязательные платежи. Так вот, располагаемые доходы, на которые человек живёт, в Саратовской области составляли в 2009 году чуть менее 8 тысяч рублей. От самых бедных регионов – Чувашии, Мордовии и Марий Эл – мы отличались на незначительные сотни рублей. От самых богатых – Самарской области, Пермского края, Башкирии – на тысячи. (Аналитики местного территориального органа Росстата, исследуя уровень жизни населения Саратовской области за 2009 год, скорее всего, ошибочно поместили в число лидеров по располагаемому доходу Кировскую область. Реальные доходы на человека в этой области указаны в размере 13778 рублей. Между тем губернатор Кировской области Никита Белых на днях радовался номинальным (не очищенным от налогов) доходам первого полугодия 2010 года в размере 11438 рублей, утверждая, что заметен их серьёзный рост по сравнению с 2009 годом.)

Ладно, бог с ними, с досадными ошибками. Гораздо больше в работе саратовских статистиков удручает отсутствие смысла. Мне не раз приходилось изучать статистические сборники времён НЭПа. Это были серьёзнейшие аналитические исследования социально-экономической ситуации в регионе, интересные и бизнесу, и власти. Эти сборники за интересующий период можно было заказывать почтой или оформлять на них подписку, они продавались на ярмарках.

В исследовании саратовских статистиков уровня жизни населения в 2009 году есть приписка о том, что «ни один раздел данного издания не может быть воспроизведён целиком или частично, в любой форме или любыми средствами, без предварительного письменного разрешения территориального органа…» Смешно и грустно. Потому что либо это исследование работники статслужбы хотели бы продать, либо просто стыдятся его. Потому что своей пустотой оно позорно проигрывает исследованиям 90-летней давности. Даже статистические сборники сталинских времён были более содержательными. Может быть, из-за того, что должны были выполнять заказ власти – доносить до партийных руководителей истинное положение дел (для массового пользования результаты, конечно, редактировали).

Разговоры о том, что российская статистика давно стала служанкой власти, идут в экспертной среде уже давно. И о том, что у статистиков в предлагаемых условиях теряются методологии и не нарабатывается профессиональный опыт, тоже говорят. Но, читая анализируемое издание, трудно отделаться от присказки, по которой «ну ладно, ну можно, ну… твою мать».

Располагаемые ресурсы статистики решили сравнить с прожиточным минимумом, определённым для каждого региона. Уточнили, что получающийся показатель «во многом характеризует уровень жизни населения». С этим можно спорить до хрипоты. Потому что прожиточный минимум на самом деле к жизни имеет весьма отдалённое отношение. Никто же не будет утверждать, что реально удовлетворить даже минимальные человеческие потребности на 4,5 тысячи рублей?

Эти цифры во многом политические. К их значению привязываются некоторые бюджетные выплаты, договорённости о минимальной белой зарплате. И гордиться тем, что реальные доходы большинства населения в два раза превышают этот самый минимум, могут только совсем отмороженные люди, делающие работу на потребу заранее известной конъюнктуре.

А конъюнктура такова: Саратовская область не может быть худшей. И поэтому цифры цифрами, а вывод обнадёживающий. Наибольший уровень соотношения располагаемых ресурсов и прожиточного минимума наблюдался в республике Башкортостан (месячные доходы практически в три раза больше прожиточного минимума), наименьший – в республике Марий Эл.

Смотрим в табличку и видим, что Саратовская область недалеко ушла от самой бедной Марий Эл. У них соотношение 173,9 процента, а у нас 174,1. Можно, конечно, привести аргументы о том, что у них там, в Марий Эл, и доходы, и прожиточный минимум меньше наших, но тогда какой смысл для статистиков считать вышеприведённое процентное соотношение? Чтобы чиновники, к которым наверняка попадёт данное исследование, сами догадались о том, что саратовская жизнь далека от эталонов российского счастья? И сделанные грустные выводы (никто же не сомневается в способности чиновников делать выводы?) поскорее затёрли среди других малозначимых для населения оптимистических цифирей.

Децильный пессимизм

Статистики отмечают положительную динамику роста доходов населения в области. И стыдливо уточняют, что на этом положительном фоне распределение располагаемых ресурсов по децильным группам остаётся неравномерным. На децильные группы (10 групп по 10 процентов населения) статистики всего мира разбивают народ с похожим уровнем доходов. Группы с 1-й по 6-ю считаются малообеспеченными, в 9-ю и 10-ю группы входят наиболее богатые люди, 7-я и 8-я группы – так называемый средний класс.

Так вот, в Саратовской области на долю 20 процентов наиболее богатых людей приходилась в 2009 году почти половина (43,3 процента) от полученных в области доходов. А на долю 60 процентов бедного населения – всего 33 процента от общих доходов. Население Саратовской области составляет 2 миллиона 625 тысяч человек. То есть в каждой децильной группе находятся по 265 тысяч человек. Будем считать, что 525 тысяч человек по саратовским меркам обеспечены, а 1,5 миллиона человек вряд ли дотягивают до среднедушевого саратовского дохода. И уж их-то точно можно назвать счастливыми лишь с большой натяжкой.

И премьер Путин, и саратовские статистики слукавили, обойдя своим вниманием такое важное соотношение доходов 10 процентов наиболее богатых людей к доходам 10 процентов самых бедных. Статистикам это ещё менее простительно, чем Владимиру Владимировичу, потому что децильные группы в основном для этого исследования и нужны. Считается, что если этот разрыв превышает 10-кратный уровень, то положение близко к критическому. Ибо расслоение общества по имущественному признаку ни к чему хорошему никогда не приводило. В России этот коэффициент уже не первый год балансирует около 15. Что в Саратовской области, неизвестно. Нам (или чиновникам) не рассекретили даже доходы каждой децильной группы.

Можно сколько угодно гордиться положительной динамикой роста доходов, но закономерность, выявленную немецким учёным Энгелем, ещё никто не отменял. Следуя ей, по мере роста благосостояния семьи удельный вес расходов на питание в общем объёме расходов снижается, доля расходов на одежду, жилище, коммунальные услуги меняется год от года незначительно, а доля трат на спорт, театры, путешествия растёт.

Удовлетворили или нет подобной информацией в масштабах страны премьера Путина, мне неизвестно. Но саратовская статистика выглядит удручающе. Доля затрат на питание в потребительских расходах населения Саратовской области составляет 41 процент. Хуже нас по этому показателю нет.

А теперь скажите, где собрания, заседания, на которых решается, как сделать жизнь в конкретной области богаче и счастливее? Где мозговые штурмы, нагоняи, новые люди с горящими сердцами и профессиональными головами? Народ терпит. Чиновники живут себе припеваючи. Может, статистики напутали не только с данными по Кировской области?

Если внимательно посмотреть структуру расходов на оплату услуг у населения Саратовской области, то очень похоже на то. Статистики исследовали домохозяйства, в которые условно помещали по 2,73 человека. И вот эти почти три человека (горожанина), по заверениям саратовских статистиков, тратили в месяц на жилищно-коммунальные платежи, билеты на транспорт, платежи за телефоны, на билеты в театры и кино всего по 1600 рублей.

Говорят, что для того, чтобы подвергнуть исследование сомнению, достаточно найти один спорный факт. Что-то уж слишком много непрофессиональных ляпов обнаруживается в недавней работе отдела статистики уровня жизни, труда и обследований населения территориального органа Росстата.