А в ответ – тишина

Оценить
А в ответ – тишина
– Привет! Что, опять со слухами тишина?

– Привет! Что, опять со слухами тишина?

– Не сказала бы. Движуха пошла. Но всё очень абстрактное.

– Неважно. Давай абстрактное.

– Говорят, что после первого заседания Госдумы с руководителями фракций встречался президент. И на этой встрече (не путай с выступлением на заседании Госдумы, это тоже было, но речь не о том) Зюганов сильно наехал на Володина. Дескать, по утере кормильцев мы даём по 100 тысяч рублей, а Вячеслав Викторович выигрывает в судах по миллиону. Это какие же он моральные страдания должен испытывать? Ну и всё в этом духе. Зюганова активно поддержал Жириновский и чуть ли не Миронов что-то молвил невнятное. Что характерно, Грызлов за товарища не заступился.

– И что? Обычная партийная грызня.

– Ничего, за исключением того, что, как говорят, Медведев дал поручение Верховному суду обобщить судебные практики по этой теме.

– Самое забавное, что результат проявился так быстро.

– Согласна. Ещё ходят какие-то невнятные слухи, что единороссы собираются вырабатывать единую стратегию по конструктивной критике действующего губернатора. Даже вроде как аппарату думы дано задание обобщить региональный опыт нескольких других регионов, дабы наглядно показать, что у нас дела идут не блестяще.

– И отдел под это в думе создали?

– Нет, отдел создан под Шинчука, который будет заниматься общественными отношениями. Подозреваю, там займутся Общественной палатой, или что-нибудь в этом духе.

– А что, такая большая проблема – найти нужную аналитику?

– Тут никакой аналитики не надо. Просто стоит посмотреть наш бюджет.

– И что там?

– Я не сильно в этом разбираюсь. Но, как рассказывали знающие люди, у нас объём внешних заимствований сравнялся с объёмом собственных доходов. А это означает либо введение в области внешнего управления, либо сокращение дефицита бюджета. Причём на 8 миллиардов. И всё это притом, что на первоочередные расходы до конца этого года не хватает 4 миллиардов.

– Ого! Суммы солидные.

– Не то слово. А если учесть, что в следующем году надо повышать зарплату бюджетникам и ТЭР вырастут в цене, то задачку решить предстоит непростую. Но, знаешь, самое забавное не это.

– А что?

– То, что губернатор не слишком в курсе существующей ситуации.

– Понятное дело – когда ему? Мне кажется, что он в области нечасто бывает.

– Кстати, о губернаторе. Говорят, что 2-го сентября, когда сам президент работал у него водителем, Павел Леонидович вроде как изъявил желание нас покинуть.

– Ну-ну. И что?

– Опять же по слухам, президент сказал, что задачка эта решаемая, но надо сначала присмотреть достойную должность и, что самое главное, чтобы Ипатов сначала провёл выборы.

– Которые?

– Президента, естественно.

– Ага, значит, нескоро всё у нас изменится. Если, конечно, изменится. Ещё что?

– Давай я тебе совсем смешную историю расскажу. Оказывается, по факту публикации по Суровову была проведена некая негласная проверка на предмет выявления заказчика.

– И что, выявили?

– Подозреваю, что нет. Но крайним решили назначить Наумова.

– Слушай, но это же бред. Преданность Сергея Юрьевича делу партии, лично Вячеславу Викторовичу и всем его проектам известна и даже не обсуждается.

– Согласна, ахинея полная. Но крайнего назначить-то надо.

– Крайне неубедительная кандидатура.

– Ну и напоследок. Говорят, наверху сильно не понравился комментарий Ипатова по Лужкову. Стали искать нашего губернатора, а его нет нигде. Нашли Лысова, приказали всеми правдами и неправдами найти начальника.

– Нашёл?

– Об этом история умалчивает.

– И это все твои новости?

– Нет, ещё пара слухов напоследок. Во-первых, говорят, что Коргунову не велено думать о депутатстве в Саратове. Рекомендовано либо тихонько сидеть в банке, либо двигаться в Балашов, где его помнят и любят. Это раз. Два: Фейтлихер делает интернет-программу. Думаю, что для просвещённых и искушённых в политике.

– Второй слух мне нравится, интересно будет посмотреть.