Согласование пафоса

Оценить
Согласование пафоса
На НТВ пригласили Сергея Доренко. Чтобы он, понятное дело, поговорил о московском мэре. Вообще складывается такое впечатление, что мэрскую историю столь активно раскручивают, чтобы отвлечь народонаселение от каких-то очень важных вещей.

На НТВ пригласили Сергея Доренко. Чтобы он, понятное дело, поговорил о московском мэре. Вообще складывается такое впечатление, что мэрскую историю столь активно раскручивают, чтобы отвлечь народонаселение от каких-то очень важных вещей.

Сказав всё, что он думает о московском градоначальнике, г-н Доренко решил защитить коллег с НТВ. Дескать, их сейчас обвиняют в участии в грязной информационной кампании. Но согласно Доренко всё обстоит не так. И, рассуждая на эту тему, он, сам того не желая, выдал блестящее определение гражданской позиции современного российского журналиста.

Говорил Доренко примерно следующее: журналисты НТВ давно хотели обрушиться с критикой на Лужкова, но начальство не позволяло. А тут – счастье какое! – совпало. И начальство против Лужкова, и у журналистов накипело. В сухом остатке получается: гражданская позиция журналиста – это когда его взгляды совпадают с позицией руководства.

Заодно отметим, что ещё в одном месте накипело: праведный гнев тележурналистов обрушился на белорусского президента. Представьте, в Минске разгоняют демонстрации оппозиции. Ну как тут смолчишь? Тем более что и начальство рекомендует проявить гражданскую позицию. Кстати, и в Саратовепоявилось много журналистов с ярко выраженной гражданской позицией. Прямо-таки Львы Николаевичи Толстые со знаменитой статьёй «Не могу молчать». Правда, Лев Николаевич свой гнев ни с кем не согласовывал, но времена меняются. Теперь главное – согласование позиций.

В понедельник «Российская газета» публикует постановления пленума Верховного суда «О внесении изменений в постановление пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Суть в том, что Верховный суд России выступил против назначения больших денежных штрафов журналистам, политикам, общественным деятелям и должностным лицам за причинение морального вреда. Пленум Верховного суда постановил: суммы компенсаций должны быть «разумными и справедливыми».

Саратовская политическая тусовка радостно оживилась: услышали наши мольбы и стоны. Оно понятно: саратовские суды не скупились, выписывая суммы компенсации за поруганные честь, достоинство и репутацию. Значительный моральный ущерб был нанесён в основном видным единороссам. Вячеслав Володин высудил у Валерия Рашкина миллион, Александр Ландо у Леонида Фейтлихера 400 тысяч. И так далее. Уже пошла молва, что именно саратовские страдания и побудили пленум ВС принять постановление.

Вопрос в другом: изменится ли правоприменительная практика, когда представители правящей партии в саратовских судах всегда правы? Нет, считать так – значит быть наивным мечтателем и фантазёром. И потом, может, и не в Саратовской области дело? Может, суды заранее готовятся к процессам Лужков – Батурина против телевидения?

Поиск аналогий между антилужковской войной и нашей войнушкой может привести к очень интересным сопоставлениям. Например, в нашей оппозиции, воюющей с тандемом Грищенко – Прокопенко, очень сильна строительная составляющая. Чуть ли не манифест – письмо застройщиков в столицу. Учредитель самых активных критически настроенных СМИ тоже имеет строительный бизнес.

Один из членов тандема дал понять, что вопросы выделения площадок под застройку в центре города – среди главных причин происходящего. Строители вообще очень хотят застроить центр Саратова. Один из них, самый видный и авторитетный, как-то заметил, что шестьдесят процентов исторических памятников – руины и рухлядь. Их необходимо снести, а освободившиеся площадки срочно освоить.

Проводя параллели с Москвой, надо отметить, что там как раз победила именно эта точка зрения. Здания, создававшие исторический облик Москвы, пошли под бульдозер. И сейчас уничтожение старой Москвы – одно из главных обвинений Лужкову. Такой вот круговорот.

Ну а пока всё это длится, у журналистов всегда есть шанс проявить свою гражданскую позицию. Конечно, предварительно согласованную.