Тамара Фокина: Мне стукнет 70, а я на стук не отзовусь

Оценить
Тамара Фокина: Мне стукнет 70, а я на стук не отзовусь
Гость нашей рубрики – Тамара Петровна Фокина, кандидат философских наук, профессор кафедры социальных коммуникаций Поволжской академии государственной службы имени П. А. Столыпина, создатель первой и единственной в России кафедры «Методологическое об

Гость нашей рубрики – Тамара Петровна Фокина, кандидат философских наук, профессор кафедры социальных коммуникаций Поволжской академии государственной службы имени П. А. Столыпина, создатель первой и единственной в России кафедры «Методологическое обеспечение управленческой деятельности», автор более 200 научных и методических работ, руководитель 16 успешно защищённых кандидатских диссертаций по социальной философии, участник, разработчик и руководитель более 100 активных семинаров, конференций и тренингов, проблемно-деловых игр, член попечительского совета благотворительного фонда «Александр Невский», член приходского совета храма Иоанна Богослова. 28 сентября Тамара Петровна отметит 70-летний юбилей.

Когда я защитила диплом, у меня было две дороги.Я окончила с отличием механический институт в Волгограде по специальности «инженер-механик», меня пригласили стать ассистентом кафедры сопромата. Но мой преподаватель философии Бениамин Теодорович Нахотович посоветовал пойти по гуманитарной линии. И я поехала в Саратов, поскольку в Волгограде не было подходящей аспирантуры. А здесь, в саратовском классическом университете, и хорошая философская традиция, и специальная кафедра. В своей диссертации я занималась философскими проблемами техники, противоречиями её развития в условиях научно-технической революции. Это позволило и использовать те знания, которые я имела, и получить новые. Пришлось непросто, ведь я привыкла быть в первых рядах. Потом ещё много училась. В киевском, ленинградском, дважды в московском университетах повышала философскую квалификацию. В учебных центрах Франции и Германии довелось изучать проблемы государственного и муниципального управления. В МГУ училась ещё и в Школе бизнеса.

Сказать, что я занимаюсь какой-то областью философии (скажем, метафизикой или гносеологией), было бы не совсем правильно.Скорее, способами организации грамотного и успешного мышления. Я методолог, а моя основная практика – это социальное проектирование. Кроме того, я консультирую организации, которые хотели бы улучшить свою работу.

Прожектами я не занимаюсь. Разница здесь огромная. Вот, к примеру, социальный проект «Образование», как и другие в этом ряду, является типичным прожектом. Это не настоящий проект, поэтому мы и не видим его результатов, а главное, не знаем, сколько и на что потрачены ресурсы, какова их эффективность. Это потому, что мы не видели документ, строго отвечающий номинации «проект». А то, чем я занимаюсь, называется проектами в строгом смысле слова. Проект – это совокупность мероприятий, с помощью которых организация переводится из одного состояния в другое при строгом соблюдении намеченных мероприятий, их сроков, запрошенных ресурсов и времени.Именно так трактуется термин «проект» в международных стандартах качества управления. Так что задачи у меня относительно небольшие, но конкретные и честные.

Для того чтобы создать проект с целью изменить что-то, нужно сначала это«что-то» подвергнуть аудиту.У нашей кафедры есть своя методика. Мы сначала обследуем организацию, находим, как врач, некие болевые точки, предлагаем несколько направлений изменений, так называемые инновации. Мы чётко выделяем цели, задачи, ресурсы, график исполнения, риски, эффекты, бюджет, исполнителей. Предварительно всё должно быть тщательно просчитано, взвешено, проанализировано, превращено в строгий документ и выполнено при соответствующих инвестициях.

Так что формула «инновации – это новации плюс инвестиции» нами придумана давно, ещё в 90-х годах.В моей грантовой истории шестнадцать успешно выполненных проектов – победителей разных конкурсов. В некоторых я была директором, но чаще всего – методологом. Сейчас мы (в благотворительном фонде группы компаний ТЕСАР «Александр Невский») осуществляем проект «Развитие молодёжных инициатив в социальной адаптации детей-инвалидов». Он профинансирован фондом Серафима Саровского как победитель конкурса «Православная инициатива». Всё, что запланировано в этом проекте, подкреплено кадрами, ресурсами и обязательно будет исполнено.

Проблемно-деловая игра раскрепощает и учит действовать творчески. В ПАГСе я читала и читаю курсы «Теория организаций» и «Организационная культура», «Организационное развитие и консультирование», «Введение в специальность». В этих курсах я использую проблемно-деловые игры. Эта технология была разработана в Саратове группой философов и методологов, в которую входила и я ещё в 80-е годы. Как вы знаете, в основе Болонского процесса лежит принцип «Знаю. Умею. Владею». А если вас учат только знать, это всего 30 процентов учебного процесса. Следовательно, не отказываясь от «Знать», от логической, когнитивной компоненты, мы должны сделать так, чтобы студенты и слушатели овладели определёнными схемами действия, определёнными практиками. И мы проводим занятия активно: в форме игры, тренинга, дискуссии, рефлексии. А вот что даёт игра? Человек никогда не бывает один, он всегда действует вместе с другими людьми, в условиях, когда ситуация всё время меняется. Реальность даёт нам сдачи, а мы делаем новый ход, мы всё время должны реагировать живо, ситуационно. Кроме того, проблемно-деловая игра раскрепощает и учит действовать творчески. Она помогает перевести учебный процесс как раз в сферу единства «знаю, умею, владею». Это более сложная форма подготовки, которая позволяет человеку активно владеть и реализовывать свои компетенции.

Я стараюсь размышлять о своей жизни, в том числе и в своих книгах. Я «меняла» профессию по крайней мере два раза. Инженер – преподаватель философии – консультант по организационному развитию. Это очень непросто. Без самоконтроля, постоянного обучения и рефлексии не обойтись. Результаты можно подытожить в книгах. Например, одна из них называется «Саратов: повторение и различие». Она издана в 2005 году с иллюстрациями саратовского художника Бориса Глубокова. Я старалась понять, что такое город, в котором я прожила почти полвека, каково его предназначение, миссия, стратегия. Город – это ведь тоже организация. В этой книге – предъявление моих уже осуществлённых исследований о Саратове и добавление новых, выстраивание конфигурации, новой перспективы, из которой можно было бы видеть, что мы, собственно, получаем в итоге. Важно было понять, как развиваются городские власти, городское население, сам город, я в этом городе – в русле какого-то тренда или как бог на душу положит. Что получилось – судить читателю.

Моя последняя книга, а это 2010 год, «Саратов – Маалот: переписка как целостный феномен» непосредственно касается моей судьбы.В ней, наряду с прочим, представлена почти годовая переписка с моим другом Вадимом Цивлиным из Израиля. Мы предложили её читающей публике полностью, без изъятий, как «кейс-стади». В книге есть и тридцать девять упражнений, которые помогают понять, как можно анализировать и эту переписку, и любой другой текст. Поэтому в издательстве нашей академии книгу опубликовали как учебное пособие. Хотя вообще-то это своеобразный, или, как выразился в своём отзыве один из читателей, постмодернистский роман – о любви, о жизни, об эмиграции. Это попытка понять, что происходит в индивидуальной истории, как общаются люди, оказавшиеся волею судьбы в разных странах, каков язык общения, как люди относятся друг к другу, как они налаживают и поддерживают коммуникацию, чтобы она не только не прервалась, а обогащалась новыми смыслами. Хотя у меня уже набралось материала на новую книгу, как бы «Саратов – Маалот – 2», но она останется сугубо личной. В ближайшем будущем я и мой научный редактор профессор Татьяна Ивановна Черняева планируем выполнить проект, в котором хотим исследовать переписку как социальный феномен, её проблемы, виды, типы, формы, в том числе такие, как блогерство.

Стихи – это не хобби, а часть моей личности.Я начала писать стихи достаточно поздно – в 94-м году, когда овдовела. Это было нелёгкое время, стихи мне очень помогали. Мои друзья не советуют мне называть это хобби. Скорее, это часть моей личности. Первая книжка – «Молитовки» – вышла в 98-м году. Практически все мои стихи опубликованы. У меня вышло пять маленьких сборников, большая книга под названием «Звезда Полынь». Многие стихи включены и в книгу о Саратове, и в книгу о переписке. Они публиковались в газетах и журналах. Всего их около тысячи. Первые стихи были очень короткими четверостишиями, как правило, саркастического или трагического содержания. Потом стали побольше…

Япока не знаю, что я ещё придумаю новенького.Но обязательно постараюсь придумать. Ведь ещё не вечер.