Вопросы памяти и забывчивости

Оценить
Вопросы памяти и забывчивости
«Совок», то есть худшее, что было в советской власти, прорастает то тут, то там, и проращивают эти ростки именно властные структуры

«Совок», то есть худшее, что было в советской власти, прорастает то тут, то там, и проращивают эти ростки именно властные структуры

На прошлой неделе в Ярославле Дмитрий Медведев предложил миру пять общих критериев для любого демократического общества.

Стандартов этих пять. Представляется, что Дмитрию Медведву особо важен пятый стандарт, который относится к гражданам. Точнее, к их убеждённости в том, что они живут в демократическом государстве. «Демократии нет или есть проблемы с демократией, если человек на личном уровне чувствует несвободу и несправедливость, – считает президент. – Правительства могут сколь угодно долго говорить своим гражданам: «Вы свободны». Но демократия начинается только в том случае, если гражданин скажет сам себе: «Я свободен».

Получается прямо оборванная цитата из песни: «Я свободен, я забыл, что значит страх».

Разворот подготовили Елена Иванова, Дмитрий Козенко, Саша Шведова

В течение форума президент несколько раз возвращался к этой теме. «Человек, который испуган, зашорен, боится государства, правоохранительных органов и конкурентов, не может заниматься модернизацией», – соединил он тему внутренней свободы со своей любимой темой модернизации. «Кому-то нравится говорить, что он не свободен и от него ничего не зависит, а это удобная позиция: если ничего не можешь, то ни за что и не отвечаешь. Это очень удобная позиция, но она опасная», – предостерёг Медведев соотечественников.

Говорил президент о тех людях, которые считают, что в России демократии нет, а есть устоявшийся авторитарный режим. «У таких людей хреновая память», – сказал Медведев с резкостью, скорее, свойственной не ему, а премьеру. И далее привёл в пример собственного сына, который не знает, что такое чёрно-белая заставка телепрограммы «Время», не видел «живого парткома». Так ведь сын президента 15-летний Илья – ещё подросток, он не может помнить того, чего не видел.

Но вот люди, помнящие то время, могут поспорить и по поводу телевидения: заставки, ясное дело, стали цветными, но изменилась ли от этого суть? Как был телевизор средством пропаганды, так и остался. Насколько действенна эта пропаганда – это уже другой вопрос. Парткомов нет, с этим не поспоришь. Есть, правда, высшие президиумы генеральных комитетов или что-то в этом роде, но все прекрасно понимают, что этой громоздкой организации правящей партии до КПСС ещё далеко. Хотя она и пытается достичь высот «руководящей и направляющей».

Да, страна иная, чем, скажем, в восьмидесятые годы. Об этом говорит хотя бы такая деталь, как возможность рассуждать о словах президента, а не единодушно одобрять их.

Но так ли неправы люди с «хреновой памятью»? Хотя, весьма может быть, память у них как раз не хреновая, а наоборот. И пусть «долгая память хуже, чем сифилис», вспомним ещё одного современного поэта, но именно долгая память твердит, что то тут, то там – в различных сферах нашей жизни – прорастает совок. Пусть не постоянно, не повсеместно, пусть это явление не носит системный характер, но отрицать его нельзя. Как нельзя отрицать и того, что проращивают эти ростки именно властные структуры. Но – это тоже надо признать – «идя навстречу многочисленным пожеланиям трудящихся».

***

Спекуляция на президиуме

Ностальгия по лозунгам ушедшей жизни (или не только по лозунгам?)

Спекуляция – от лат. speculatio– выслеживание, высматривание.

«Спекуляцией называются сделки купли-продажи, совершаемые с определённым родом товаров или ценных бумаг, в целях извлечения выгоды из различий между покупной и продажной ценой. Собственно говоря, всякая торговая сделка, каков бы ни был её объект, основана на том же стремлении получить барыш на разнице в цене, так как ни один торговец не покупает товара для собственной надобности…»

(Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона)

Спекуляция, то есть скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы, – наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до трёхсот рублей.

Спекуляция в виде промысла или в крупных размерах – наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества.

Мелкая спекуляция, совершённая повторно, – наказывается исправительными работами на срок до одного года или штрафом до двухсот рублей с конфискацией предметов спекуляции.

(УК РСФСР от 27.10.1960 г., статья 154[3])

В настоящее время спекуляция исключена из перечня уголовно наказуемых преступлений. Казалось, светлое прошлое ушло безвозвратно. Вместе с мечтой о скором коммунизме в отдельно взятой стране, всё определяющей и всё направляющей партией, общенародной собственностью и всенародно любимыми вождями.

Казалось, что нет возврата к цензуре, всевозможным административным запретам, преследованию инакомыслящих, а самое главное, к неповторимой «совковой» лексике. Основанная на безграмотности, вольных переводах иноземных слов и понятий, неиссякаемой «творческой» энергии ярых строителей новой коммунистической утопии, она поистине достойна издания специального словаря «совковой фени».

Сегодня лозунги ушедшей жизни, к примеру, о скором загнивании государственно-монополистического капитализма, звучавшие из уст руководителей самого монополистического государства в мире, вызывают лишь ностальгическую иронию. «Силиконовая долина» наконец-то стала в России, как и во всём мире, кремниевой, «барыги», «цеховики», «перекупщики» превратились в бизнесменов, «валютчики» и «мошенники» – в банкиров и олигархов. Да мало ли чего ещё….

Ан нет! Не отпускает нас светлое прошлое. Так и норовит подбросить словечко-другое забавы ради. Чтобы помнили, откуда мы все вышли, не забывали, что некоторых могут и вернуть на время обратно. Ведь и до «перевоспитания» не так уж и далеко…

Не знаю, чем объяснить, то ли аномальной жарой лета 2010 года, то ли приключившимся в Москве-матушке смогом, возникшую любовь к слову «спекуляция».

Нет чтобы подумать, проанализировать причины возникшего напряжения на рынках продовольствия. Взять да и разъяснить верноподданным причины роста цены на так жизненно необходимую каждому гречневую крупу.

Ещё лучше – оказать бюджетную поддержку этим пока ещё верноподданным, чтобы они смогли своим семейным бюджетом и прокормить себя, и, что немаловажно, обеспечить доходность всех структур продовольственного бизнеса.

Видимо, жара и дымовая завеса не позволили родиться такому пониманию. На авансцену государственной политики ворвалась хорошо знакомая россиянам СПЕКУЛЯЦИЯ. Ведь как просто и изящно. Кризис побеждён, неурожая вроде бы и нет, инфляционные ожидания не про нас. Во всём виноваты спекулянты проклятые, которые не сеют и не пашут, а наживаются на нужде нашей в гречке насущной!

Сам гарант даёт поручения. Защитить народ! Выполнять поручения следует правительству, прокуратуре, милиции, антимонопольному ведомству страны. Вот только не сказано в поручениях и на заседании президиума Государственного совета России, что иметь в виду под словом «спекуляция».

Чем руководствоваться в делах во спасение страждущих без гречки граждан? Переводом с латыни, определением, данным Брокгаузом и Ефроном, или статьёй 154-й УК РСФСР?

В связи с проведением заседания президиума Госсовета РФ в Саратове вспоминается известный анекдот времён перестройки и ускорения.

Когда Михал Сергеич, проводя пленум ЦК КПСС, предложил проголосовать «ногами» за то, как лучше жить дальше. Кто за коммунизм – идут налево, кто за капитализм – направо. Большая часть участников не двигалась ни вправо, ни влево, объясняя, что хотят жить при коммунизме, но как при капитализме. Тогда вам в президиум, гениально резюмировал Горбачёв!

Вот только хватит ли мест в таком президиуме для всех?

Задачка про незадачку

Фермер из Екатериновки весной посадил картошку на площади в пять гектаров. Элитные семена картофеля сорта «Невский» были приобретены по цене 25 рублей за килограмм. На необходимые 10 тонн семян было истрачено 250000 рублей, взятых в кредит под 12 процентов годовых. Производственные издержки (ГСМ, зарплата и т. д.) составили ещё 50000 рублей.

Все затраты: 250000 + 50000 + 30000(проценты по кредиту) = 330000 рублей.

Урожай собрали в объёме 1500 кг.

Вопрос: чтобы возместить все затраты и не попасть в категорию спекулянтов, т. е. реализовать картофель по себестоимости, рассчитайте цену, по которой следует продать урожай.

Ответ: 330000 рублей : на 1500 кг = 220 рублей.

Примечание: задачка взята из реальной жизни. Фамилия фермера – Иванов. Семена покупал у своего учителя из Базарно-Карабулакского района, известного теперь даже президенту РФ, Сергея Краснова. Кстати, у Краснова картинка расходов и доходов аналогична приведённой в задачке. Отличие лишь в том, что Краснов засеял 100 гектаров, т. е. в 20 раз больше Иванова.

Вопрос: почему Краснов продавал картофель на рынке «Юбилейный» по цене 15 рублей за килограмм?

P.S. Спекуляция имеет также такое толкование, как «манипулирование общественным сознанием»…

***

Машина времени

Ренессанс наглядной и прочей агитации

Совершенно случайно не переключил телевизор, когда начались новости на Первом. А потом долгое время не мог оторваться, казалось, вернулся в молодость, лет эдак на тридцать назад.

– Первый ковш выплавленной стали стал трудовым подарком коллектива сталеваров к юбилею завода, – торжественно вещал диктор.

– Заработал сборочный конвейер, – не сбавлял пафосности ведущий, – и скоро с конвейера сойдёт первый автомобиль.

Автомобили интереснее ковшей стали, и я повернулся к экрану. По сборочной ленте плыли знакомые до боли угловатые корпуса. «Да это же..!» – сверкнула догадка. И диктор тут же подтвердил мои подозрения:

– Да, это хорошо знакомая россиянам «четвёрка» – ВАЗ-2104. Несмотря на почти тридцатилетний возраст, эта модель по-прежнему востребована покупателями. Скоро начнётся сборка и других моделей «классики» – ВАЗ-2105 и ВАЗ-2107.

На самом деле никакого путешествия во времени, никакого «назад в прошлое». Просто передача о трудовых подарках сталеваров рассчитана на ту аудиторию, где «четвёрка» считается современным комфортным автомобилем. Вопрос по сути только один: желание прокатиться на машине времени – в одну сторону – это запрос аудитории или нам это желание усиленно навязывают? На мой взгляд, это движение обоюдостороннее.

В некоторой части народа живы ностальгические настроения, а политтехнологи и теледеятели эту ностальгию всячески поддерживают. Но не экскурсами в эпоху колбасы по два двадцать, а моделированием псевдосовка в современных реалиях. Ведь победный репортаж о запуске конвейера по сборке «четвёрок» – это не хроники времён становления автомобильного гиганта на Волге двадцатишестилетней давности (именно тогда в Тольятти начали выпускать «четвёрку»), а отчёт о том, что после более чем годового простоя снова заработал ижевский автозавод.

Поход навстречу пожеланиям трудящихся приводит иногда к самым неожиданным проявлениям. Так, возродился и крепнет такой реликт советской эпохи, как наглядная агитация. По своему содержанию это нечто среднее между агитацией предвыборной и гигантскими панно (сейчас – билборд) середины восьмидесятых. На таких панно, если помните, весьма серьёзный Леонид Ильич Брежнев читал газету «Правда». Или, сосредоточенно сдвинув брови, подписывал очень важный в борьбе за мир документ.

Сейчас персонажи на билбордах заметно обновились, стали гораздо моложе. Серьёзные петеушники, улыбающиеся юные спортсменки убеждают саратовцев в том, что жизнь прекрасна, а будет ещё лучше. Не забыты, конечно, и довольные всем ветераны – у них тоже всё хорошо, а будет вообще замечательно. На многих плакатах в правом верхнем углу контур медведя.

Кстати, о медведях. Если спросить какого-нибудь молодогвардейца, мгеровца или простого партийца, почему символом ЕР стал медведь, вряд ли получишь вразумительный ответ. Когда-то это не самое приятное животное было символом движения «Единство» (межрегиональное движение «Единство»). Возьмите из каждого слова по две первых буквы, и что получится? Правильно – медведь. Вернее, медвед. Мягкий знак появился чуть позже и не несёт политической нагрузки.

Ещё один символ ренессанса наглядной агитации – доски почёта лучших людей области, города или района. Кстати, портрет автора этих строк в самом начале нулевых украшал областную доску почёта, и этот факт вызвал приступ тщеславия у детей. Они водили своих друзей на Театральную площадь и показывали мой мрачный лик.

Но вот вопрос: почему в Праге на Вацлавской площади нет доски с изображением лучших пражан? Почему в Барселоне на Ла Рамбле тоже нет ничего похожего? Конечно, можно подумать, что там, в мире чистогана и наживы, не в чести моральные формы поощрения ударников капиталистического труда. И в этом есть сермяжная правда. Но не вся. Процедура отбора кандидатов на наши доски почёта удивительна недемократична. Нет, ни в коей мере не хочу поставить под сомнения заслуги помещённых лиц. Но скажите мне, кто и как определяет лучших?

Изучение персоналий подталкивает, во-первых, на мысль, что существуют некие лимиты и цензы. Ну, примерно как во время советской власти отбирали депутатов. Три рабочих, два представителя трудовой интеллигенции, один – студенческой молодёжи. В соответствии с духом времени добавляется директор ЗАО/ООО. Ясное дело, публичное обсуждение кандидатов в почётные лица – дело хлопотное. Не референдум, конечно, но всё же. И потом, в личных делах, заведённых на кандидатов в лучшие люди, наверняка имеется выписка из протокола общего собрания о выдвижении и единогласной поддержке, оказанной коллективом.

Наверное, кому-то доски почёта представляются идеальной формой работы с населением. Мне лично кажется, что это рудимент советской эпохи. Ну не хочется (или не можется?) придумать что-то новенькое. А может, лучше и не надо фантазировать. А то такого напридумывают! В плане правительства на прошедшую неделю прочитал: «Факельная эстафета «Всемирный бег гармонии», и место назначения – г. Петровск. Там никак ещё от пожаров не оправятся, а тут забег с факелами. Сильно придумано.

***

Разгул коррупции взамен идеологического прессинга

  • Что бы взяли с собой в современную жизнь из 80-х годов?

  • Чего бы не взяли ни за что?

  • Александр Пантелеев, политолог, доцент кафедры психологии Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского:

  • Взял бы заботу о человеке – пусть показную, но всё же заботу. Человек 80-х чувствовал себя защищённым. Ему было гарантировано даже не право на жизнь, а сама жизнь. Взял бы также отсутствие тотальной власти бюрократии, характерной для нашего времени. В 80-е годы был мощный идеологический прессинг, но бюрократию коммунисты старались давить. В современном обществе человек выживает один на один в условиях разгула коррупции и власти бюрократии. Современная бюрократия борется за право на жизнь любыми методами и начисто лишена даже намёков на совесть. И Путин, и Медведев бессильны перед этой бюрократической машиной.

  • Не взял бы, конечно, тотальный идеологический прессинг со стороны КПСС – одно из самых неприятных явлений того времени.

  • Дмитрий Трубецков, профессор, доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН:

    Я БЫ ОСТАВИЛ ПРЕЖНЮЮ СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ

  • Есть что взять. Я бы сохранил кое-что из системы образования тех лет. Например, не стал бы так скоропалительно переходить на двухуровневую систему образования «бакалавриат-магистратура». Этому переходу, во-первых, должна предшествовать подготовительная работа. Во-вторых, надо заниматься не сокращением преподавательского состава, что происходит у нас, а, напротив, расширением. Если посмотреть на Америку, западноевропейские страны, Японию, где студенты выбирают курсы по своему усмотрению, то там этим выбором определяется само количество курсов. Даже если какой-либо курс выбирается всего лишь одним студентом, профессор всё равно будет ему читать этот курс. Наш подход принципиально другой: для того чтобы преподаватель начал читать курс, он должен собрать не менее 25 студентов. Поэтому я бы оставил прежнюю систему образования.

  • Что ещё? Сохранил бы отраслевую науку. Пусть в те годы она работала на ВПК, но позволяла заниматься и фундаментальной наукой. Безусловно, надо возвращать развитие технических, естественно-научных направлений. Без инженеров, физиков, математиков не будет ни науки, ни страны. Сейчас деньги вкладываются совершенно не туда. Закупается, например, новое оборудование, на котором работать некому. Оставшиеся отраслевые предприятия готовы принимать на работу молодые кадры, но зарплаты настолько низкие, что молодёжь не хочет туда идти.

    Взял бы уважительное отношение к науке и образованию в целом, которое было присуще Советскому Союзу. А ещё – низкие цены на книги.

  • Не стоило брать в нашу жизнь авторитарный режим, но его-то мы как раз и взяли.

  • Александр Ландо, депутат Саратовской областной думы:

    НЕ ВЗЯЛ БЫ КПСС С ЕЁ ДРЯХЛЕЮЩИМ ГЕНСЕКОМ

  • Взял бы, конечно, свои молодые годы. А ещё те добрые, искренние, немеркантильные отношения между людьми. Сейчас люди, общаясь друг с другом, к сожалению, всё больше ищут выгоды, нежели тепла.

  • Однозначно не взял бы КПСС с её дряхлеющим генсеком во главе, после смерти которого началась череда похорон руководителей страны. Не взял бы то состояние стагнации в стране, полного застоя, которое привело к развалу великой и могучей страны под названием СССР.

  • Николай Островский, главный врач Саратовского центра термических поражений, доктор медицинских наук, профессор:

    НАУКА БЫЛА ИНТЕРЕСНА НЕ ТОЛЬКО МНЕ, НО И ОБЩЕСТВУ

  • Взял бы человеческую порядочность, деловитость, присущую людям того времени. Взял бы уважительное отношению к науке, которая в то время была интересна не только мне, но и обществу. И к врачам, медицине, которых сегодня превратили в сферу обслуживания. Мне нравилась и тогдашняя система образования. Молодые люди действительно получали полноценное образование, а не стремились с помощью Болонского процесса к неким неведомым европейским рубежам.

  • Если сейчас в медицинские вузы высокий конкурс сохраняется за счёт сокращения бюджетных мест и туда поступают не самые достойные, а сумевшие разными путями «просочиться», то 80-е в мединституты поступали действительно лучшие. Это бы я взял из того времени не только в сегодняшнюю жизнь, но и в будущее.

  • Чего не взял бы? Не стал бы брать дефицит.

  • Анатолий Ведменский, пенсионер:

    МЫ НЕ ЗАМЕТИЛИ, ЧТО ЖИЛИ ПРИ КОММУНИЗМЕ

  • Недостатки, присущие тем временам, – мизер по сравнению с сегодняшними. Поэтому я из 80-х, пожалуй, взял бы всё. Не сказать, что мы были обеспеченными, но жили хорошо. Я человек заводской, а потому, была бы возможность, и сейчас бы в свои почти 70 лет пошёл работать на завод. В наш дружный коллектив, где мы жили и работали слаженно. Мы имели возможность и расти, и развиваться. А какие уникальные специалисты работали на предприятиях – монтажники, сварщики, их десятилетиями воспитывают. Где они сейчас? Да и где те заводы? Всё разрушено. Людей сократили, производство встало. Всю страну развалили. Зачем разрушать старый дом, оставлять на его месте пустырь, когда можно и старый сохранить, и новый рядом построить? А главное, как спокойно мы жили, насколько уверенными себя чувствовали. В отпуск и на море отдыхали, и на своих заводских турбазах целыми семьями. Сейчас все турбазы находятся в частных руках, у людей нет возможности отдыхать из-за высокого уровня цен. Я уже не говорю о системе здравоохранения. Медицинская помощь в те годы была действительно бесплатной, а сейчас лучше не болеть.

  • Чего бы я не взял? Даже не знаю. Разве что хотелось бы, чтобы зарплаты тогда были повыше. Хотя я уже сказал, что и с теми зарплатами мы жили совсем неплохо. Я сейчас встречаю своих бывших коллег-заводчан, все в один голос говорят: «Мы при коммунизме жили, только не заметили этого».