Жарким летом в Торонто

Оценить
Жарким летом в Торонто
Наблюдения и размышления об отношении канадцев к делу, к деньгам и – к людям

Наблюдения и размышления об отношении канадцев к делу, к деньгам и – к людям

В канадской провинции Онтарио, её главном городе Торонто и его окрестностях конец июля – начало августа обычно выдаётся жарким и влажным. Это лето не стало исключением. Жара временами не уступала ни московской, ни саратовской, а духота значительно превосходила прелести нашей погоды. Правда, такие «банные» дни чередовались с прохладными благодаря свежему ветру с Великих озёр. Но иногда казалось, что от липкого зноя некуда деться. Однако это заблуждение сдували своим прохладным дуновением вездесущие кондиционеры.

Их не было только на улицах. Но даже и там из открытых дверей магазинов и кафе тянуло заманчивым холодом: нет, казалось, в городе Торонто ни одного кафе, ни одного магазина, ни одного автобуса без искусственной прохлады.

Можно это расценить как неуместные восторги российского провинциала нормально устроенной жизнью. А можно – как естественный и искренний интерес к тому, как там, в Канаде, относятся, во-первых, к людям и, во-вторых, к своему делу. И как это в конечном итоге оказывается двумя сторонами одной и той же медали.

Как нам повезло с трамваем

Насколько серьёзно в Канаде относятся к делу, я наглядно увидел, когда однажды в Торонто мы вынуждены были трястись в автобусе по ухабам, да к тому же с черепашьей скоростью. Это почти неправдоподобно для города с отлично организованной транспортной системой и сетью прекрасных дорог. Правда, жители Торонто не склонны считать свои дороги идеальными. И в местной прессе живо обсуждается проблема ям на проезжей части. Но тот факт, что фотографии этих ям появляются на страницах газет, говорит, на мой саратовский взгляд, не столько о состоянии дорог, сколько о способностях репортёров найти редкий объект для съёмки.

Но вот и нам неожиданно «повезло». Мы сами были виноваты: захотели поехать в западную часть города не подземкой, а трамваем, чтобы из окна полюбоваться озером Онтарио. Но упустили из виду, что трамвайная линия реконструируется, точнее, укладывается заново. Вместо трамвая по маршруту пустили автобус, которым мы и ехали вдоль обновляемого трамвайного пути.

Ремонт есть ремонт, улица, и без того неширокая, стала ещё уже, не обошлось и без рытвин и куч песка и проч. Так что мы ехали очень долго и тряско, зато имели прекрасную возможность наблюдать, как на учебном пособии, весь процесс ремонта: в одной стороне трамвайного маршрута он был в самом начале, в другом – близок к завершению.

Трамвайные линии в Торонто прокладывают так.

Сначала роют траншею по ширине будущего полотна – глубиной сантиметров 80, а то и метр. Насыпают на дно её слой песка и гравия, тщательно выравнивают и трамбуют. Поверх укладывают слой бетона и опять же тщательно выравнивают. На затвердевшую бетонную подушку кладут поперечные стальные балки-двутавры в качестве шпал, на них уже укладывают рельсы – строго вровень с дорожным полотном проезжей части улицы. Пространство под рельсами заливают какой-то массой наподобие битума или асфальта (прошу прощения у профессионалов, если в чём-то ошибусь: я рассказываю только о том, что увидел на ходу из окна автобуса). И, наконец, поверх этого слоя пространство между рельсами заливают снова бетоном, который старательно выравнивают – опять же строго вровень с дорожным покрытием улицы.

Наверно, это дорогая технология, трудоёмкая и не слишком быстрая. Зато работает такое рельсовое полотно долго и качественно. Трамвай – один из основных видов городского транспорта в Торонто.

Стирка – дело вечернее (или воскресное)

Насколько серьёзно относятся в Канаде к деньгам – как своим, так и чужим, – я имел возможность убедиться неоднократно.

Местный журнал посвящает несколько страниц подробнейшим советам: как экономить деньги. Есть советы сами собою разумеющиеся: не покупайте книги, берите их в библиотеке; или: чем меньше ваш автомобиль, тем меньше он потребляет горючего. Но, между прочим, этот совет в Канаде принимают к сведению, не то что у нас. Правда, малолитражек, в отличие от европейских стран, немного, но немного и тяжеленных джипов. В основном – машины среднего класса.

Есть в журнале и более тонкие советы. Например: не покупайте в супермаркетах то, что лежит на полках на уровне ваших глаз. Оказывается, производители специально доплачивают торговым сетям за то, чтобы их продукцию положили именно там, где её лучше всего видно. А если нагнуться или встать на цыпочки, можно найти товар качеством не хуже, а ценой – подешевле.

Тут же подробная таблица, в какие месяцы какие товары выгоднее всего покупать – с учётом всевозможных сезонных колебаний спроса и предложения, а значит, и цен.

Вообще распродажи со скидками очень распространены и популярны. Это вовсе не значит, что в Канаде живёт какой-то скупой, прижимистый народ. Просто они хорошо знают цену деньгам – это во-первых. А во-вторых, у них есть вполне реальные возможности для того, чтобы экономить. Их даже подталкивают к тому, чтобы экономить.

Скажем, бережливые хозяйки предпочитают пользоваться своими стиральными машинами и машинами для сушки белья горячим воздухом вечерами или по выходным. Почему? Потому что после 10 часов вечера и в нерабочие дни, когда потребление электроэнергии в сетях резко падает, падает и цена на электричество. А счётчики, стоящие в домах, учитывают не только количество потреблённой энергии, но и часы, когда вы её потребляете. Такой российский термин, как «корректировка», в Канаде, боюсь, не поймут.

О засохших саженцах и излишках пива

Едва ли не каждый день из нашего городка Аврора мы ездили в Торонто экспресс-автобусом. За пятьдесят минут быстрой езды нужно было отдавать около шести долларов – почти 180 рублей по нашим деньгам. Но есть льготные билеты, на 10 поездок, тогда один рейс обходится дешевле. В этом нет ничего оригинального, и у нас такое есть. Но в Канаде не выбрасывают использованные билеты. Почему? Потому что потом, в конце года, их можно будет сдать и получить часть денег назад. С какой стати? Таким образом власти поощряют граждан меньше ездить на личных автомобилях, меньше загружать дороги и меньше загрязнять выхлопом воздух.

Кстати, о возврате. Представьте себе, что вы купили в магазине, специализирующемся на садово-огородной рассаде и тому подобном, саженец груши. Посадили вы его у себя в садике, поливали, ухаживали… Не прижился саженец, засох. Что вы будете делать? Выдернете, выбросите и пойдёте покупать новый? Неправильно. То есть по канадским правилам это неправильно. Там нужно вернуть засохший саженец в магазин, и вы получите деньги назад: товар ведь оказался некачественным! Продавец возмещает ваши убытки.

Вообще очень многие купленные товары вы можете вернуть назад даже не потому, что они оказались некачественными. Просто они вам разонравились. Вы передумали! Вот и причина – вполне уважительная и достаточная.

Если же товар не подлежит возврату (что бывает редко), вас предупредят об этом при покупке. При этом, вполне вероятно, оговорятся: возврата нет, но есть обмен – на другой товар на ту же сумму.

В конце концов, вы, скажем, не выпили все пять ящиков пива, которые закупили для себя – на слишком жаркий уик-энд. Оставшиеся два ящика (точнее, картонные коробки) вы можете вернуть в магазин. Понятно, что это уж совсем не по-российски, но вот у них так принято.

Кстати, вообще торговля пивом и другими, более крепкими, напитками в Канаде организована совсем не по-российски. Излишне говорить, что ларьков, как у нас, там и в помине нет. И в обычных продовольственных супермаркетах алкоголь тоже редко можно найти. В провинции Онтарио им торгуют в основном магазины государственной компании LCBO. И торгуют далеко не круглосуточно.

Доллар до следующего раза

В заключение придётся мне покаяться. Как ни старался я соответствовать канадскому уровню товарно-денежных отношений, однажды всё-таки опростоволосился. Но канадская сторона, к чести её будь сказано, проявила себя наилучшим образом.

Дело было в том самом автобусе Аврора – Торонто. Сели мы в него на перекрёстке, и тут возникла коллизия. У нас не было в тот раз вышеупомянутых многократных билетов, а у водителя не нашлось сдачи с нашей 50-долларовой купюры. Они, видимо, просто и не возят много денег, большинство пассажиров к этому готовы, а мы были застигнуты врасплох.

Вытряхнув из портмоне все мелкие деньги, я с трудом наскрёб 12 долларов с копейками (виноват, с центами). А надо было за двоих – 13 с копейками. Пожилой седоволосый водитель сердился: я, судорожно звеня своими монетами, задерживал отправку автобуса, срывал график. Он допрашивал: есть ли у меня ещё доллар, он советовал: спросите, может быть, у вашей жены есть доллар.

Услышав очередное «нет», он вдруг поинтересовался моим возрастом. Я растерянно переспросил: «Вы спрашиваете, сколько мне лет?» «Да», – уже совсем нервно бросил он. Я назвал свой возраст. Ответ его не удовлетворил.

Я и теперь только предполагаю, только надеюсь, что он не имел в виду признаки старческого слабоумия у этого (как он, конечно, сразу понял) бестолкового иностранца, затесавшегося в его хороший, дисциплинированный автобус. Льщу себя надеждой, что он хотел предоставить мне скидку как пенсионеру. Но возраст мой, видимо, ещё не тянул на эту льготу.

Тогда он махнул рукой, сердито что-то буркнул и нажал кнопку закрывания двери. Автобус тронулся.

На конечной остановке Юнион в Торонто я, проходя мимо него, с чувством воскликнул: «I am so sorry!» Он, уже несколько успокоившись, показал мне на пальцах единичку – один доллар! – и строго сказал: «До следующего раза!»

Все последующие дни я ждал этого следующего раза, заветный доллар лежал у меня в отдельном карманчике, но с сердитым водителем я так и не встретился.

Доллар я на всякий случай держу в надёжном месте: будем надеяться, не в последний раз ехали этим маршрутом. Ещё пригодится.

Продолжение темы – в следующем номере