Возьми свои тряпки, отдай мои куклы!

Оценить
Возьми свои тряпки, отдай мои куклы!
Настоящие игрушки должны быть произведениями искусства (куклы работы художника Ольги Пегановой)
Не все детские мечты доживают до следующего поколения

Не все детские мечты доживают до следующего поколения

Входишь в магазины игрушек – и в глазах рябит от разнообразия форм, моделей и цветов. Кажется, здесь есть всё, что хочется ребёнку, – от самых простых погремушек до игрушечного ноутбука. И ещё кажется, что так было всегда. А между тем ещё в моём недалёком детстве выбор был куда как скромнее, не говоря уже о том, во что играли наши родители и дедушки с бабушками. Я постаралась узнать, какие игрушки были в наших семьях 40–70 лет назад, во что играют современные дети и всё ли меняется к лучшему.

Игрушечная систематика

Говорят, что история игрушек настолько тесно переплетена с историей страны, что по одной можно изучать другую. Игрушки начала двадцать первого века как-то систематизировать практически невозможно. А вот в начале ХХ века особенности игрушек в Российской империи зависели от того, для какого сословия они были изготовлены. Одновременно с фанерными простенькими фигурками лошадок существовали фарфоровые куклы в дорогих нарядах, в руках у которых могли быть настоящие веера или зонтики.

В пятидесятые годы в моду вошли ватные игрушки, плюшевые медведи и картонные солдатики. Во всех домах стандартным украшением комодов и трюмо были фарфоровые статуэтки. В игрушках шестидесятых стремились отразить две темы – сельское хозяйство и космонавтику.

В 70-е – 80-е игрушечная промышленность СССР достигла своего расцвета. Плюш сменился искусственным мехом, а скромная цветовая гамма прошлых десятилетий уступила место ярким краскам. Основные образы игрушек того времени брали с персонажей мультфильмов: Винни-Пух, Котёнок Гав, Бурёнка из Маслёнкина, крокодил Гена и Чебурашка.

Девяностые можно смело называть временем зарубежных игрушек, мода на которые менялась уже чаще, чем раз в десятилетие. Тогда в магазинах появились Барби, черепашки-ниндзя, прыгуны, радуги и прочие странные забавы в компании с киндер-сюрпризами и вечно умирающим Тамагочи.

Но вернёмся к веку прошедшему. Детство моей бабушки проходило в 30-е годы. В то время дети играли в то, что можно было сделать из подручных средств. «Вы их сейчас за игрушки не считаете, а для нас прыгалки были любимым развлечением. Да и не прыгалки даже, где их тогда было купить, а просто верёвочки».

Были ещё в бабушкином детстве глиняные свистульки, тряпичные куклы, мячики из шерсти... А игрушки, купленные в магазине, были редким и потому особенно радостным событием. Бабушка вспоминает, как её отец привёз ей из соседнего города в подарок клоуна – ватного, с разрисованным красками лицом.

Куклы – от бабушки, кукольная мебель – от папы

К 60-м годам, когда росла моя мама, в нашей стране было снова налажено производство кукол, стали появляться мягкие игрушки. «В моём детстве были только плюшевые мишки, в отличие от этого разнообразия зверей», – рассказывает мне мама, стоя перед огромным плюшевым быком. Мы решили совершить с ней небольшую экскурсию, для того чтобы сравнить игрушки её детства с тем, что сейчас есть в детских магазинах.

«В раннем детстве у меня были тряпичные куклы, которые шила мне бабушка, потом она же этих кукол наряжала в самодельную одежду. Первую настоящую куклу (из прессованных опилок) мне подарили на день рождения в пять лет. Она была очень красивая, в голубом атласном сарафане и кокошнике. А ещё мы рисовали кукол и одежду для них. Первую пластмассовую куклу мне подарили в 12 лет», – вспоминает мама, стоя в отделе с куклами. Даже их виды сейчас трудно пересчитать: это и большие пупсы, и обычные куклы русского производства, и китайские красавицы, и не выходящие из моды Барби, и множество других.

«Матрёшки у меня не было, но точно знаю, что в то время уже существовали такие игрушки. А у вас маленьких они уже были. Вот точно такие же, как продают сейчас». С полок нам улыбаются круглые, голубоглазые и розовощёкие матрёшки – такой добрый привет из детского прошлого.

Рядом отдел с разнообразной кукольной мебелью. «Мебель для кукол нам делал папа. А такую вот кроватку с балдахином мы делали уже для тебя». Ну да, я тоже помню, как мама со старшим братом сделали для моих кукол шатёр: брат смастерил проволочный каркас, а мама сшила розовый атласный балдахин. И вот сейчас примерно такую же кроватку можно купить за тысячу рублей.

В ужасе мы отступаем от полки, на которой в рядок стоят головы кукол. После прочтения аннотации, сопровождающей страшноватое зрелище, выясняется, что запакованная в целлофан пластмассовая голова с приложением в виде расчёски – это «кукла-манекен для создания причёсок».

«У нас всё было проще и ценнее...»

Ещё в отделе для девочек (а мы, конечно же, задержались в нём надолго) продаётся игрушечная бытовая техника. Например, набор из пластмассовой швейной машинки и утюга. «У меня была металлическая швейная машинка. Она была как настоящая, заправлялась, шила. И утюжок тоже был металлический. Его можно было нагреть», – вспоминает мама даже с чувством какого-то внутреннего превосходства. Но справедливости ради добавляет, что «фенов и миксеров не было вовсе».

В следующем отделе мама вспоминает про пластмассового коня на колёсах брата Вани. Специальных ручек у него не было – приходилось держаться за голову лошадки. «Сейчас, видишь, у таких игрушек и ручки есть, и сделаны они из мягких материалов, – удовлетворённо замечает мама. – И не только лошадки-каталки продаются, но и слоники, тигры».

В следующем разделе огромный выбор садовых принадлежностей. У мамы игрушечное ведёрко тоже было – железное, раскрашенное масляными красками. Там, где продаются игрушки для мальчиков, мама ориентируется с трудом. Говорит, что у Вани тоже было очень много настольных игр: хоккей, морской бой, бильярд и ещё разное оружие. А в мамином детстве игрушечного оружия вообще не было, но мальчишки очень любили играть «в войну» и сами делали себе деревянные ружья. А вот мяч был один на весь двор – им играли и в футбол, и в лапту. «У нас всё было как-то проще, понятнее и ценнее», – добавляет она уже на выходе из магазина.

«Народ сейчас помешан на российских игрушках!»

Когда находишься в магазине игрушек, возникает такое чувство, что поменялся не только ассортимент, но и покупатели. Они стали разборчивыми, многие интересуются, где произведён товар и есть ли на него сертификат. Да и дети уже реже дёргают мам за юбки и монотонно-надоедливо кричат «Мам, купи! Мам, купи!». Современные дети смело пускают в ход тонкие психологические приёмы. При мне маленькая девочка подвела свою маму к полке с пластмассовыми роликами и мечтательно сказала: «Мам, правда, хорошие коньки? Мне бы хотелось, чтобы у меня были такие». А маленький мальчик серьёзно и последовательно объяснял отцу преимущества какого-то робота.

Про предпочтения детей мне рассказали продавцы-консультанты. Выяснилось, что для малышей обоих полов, как и раньше, покупают пупсов (хотя они и дороговаты, как отмечают сами продавцы), неваляшек, погремушки, пирамидки, деревянные кубики и мягкие игрушки. Получалось, что в этой возрастной категории со времён моего детства мало что изменилось.

А вот у детей постарше уже совершенно другие пристрастия. Современные мальчишки предпочитают игрушки с пультом управления – машины и особенно вертолёты. Хотя конструкторы и настольные хоккей, футбол, бильярд у них по-прежнему пользуются популярностью.

Современные девочки, так же как их мамы и бабушки в детстве, любят музыкальные инструменты и кукол. Но теперь немаловажную роль играет «известность» куклы. Игрушка будет пользоваться большей популярностью, если она «из мультика». В настоящее время очень хорошо распродаются куклы Винкс. Но при этом неизменно популярными остаются Барби и Русалочки.

Девочкам часто покупают игрушечную посуду, поясняет мне консультант и рассказывает о разнице в цене на товары российского и китайского производства: посуда, произведённая в России, стоит 490 рублей, а китайские аналоги – от 150 рублей.

Очень хорошо продаются российские мячи. Я интересуюсь, почему именно российские. Потому что, в один голос говорят консультанты, «народ сейчас просто помешан на отечественных игрушках». Несмотря на более высокую цену, в большинстве случаев они выигрывают конкуренцию с китайскими. А если не оказывается российского аналога необходимой игрушки, покупатели спрашивают сертификат на китайский товар.

***

Сам когда-то хотел в это поиграть…

Какие игрушки у вас были в детстве?

Если вам не покупали игрушки, то по каким причинам: из-за плохого ассортимента или из-за недостатка денег у родителей?

Какую игрушку, о которой мечтали сами, вы потом купили своему ребёнку?

Что для вас важнее всего в детских игрушках: цена, качество или развивающая составляющая?

Виктор Сафьянов, депутат городской думы (КПРФ):

В ОСНОВНОМ Я ДЕЛАЛ СЕБЕ ИГРУШКИ САМ: КОРАБЛИ, ПИСТОЛЕТЫ, АВТОМАТЫ

– Купленных игрушек было мало. Сейчас даже не вспомню. Хотя точно были железные машины. Конечно, и ассортимент был беднее, и, скорее всего, просто не хватало на это денег. Вообще мы тогда рано начинали привыкать к работе. Увлечение игрушками заканчивалось к семи годам. После больше занимались спортом: гоняли в футбол во дворе, играли в лапту. О какой игрушке я мечтал, не помню.

Но своим детям (старшему сейчас 35 лет) делал игрушечные лодки, самолёты. Внучке сейчас покупаем развивающие игры. Вот недавно купили электронную азбуку. Ну и конечно, обычные куклы тоже покупаем. В наше детство, после войны, родители ничего не жалели для нас. И мы так же. Не забывая, конечно, что игрушка должна быть прежде всего развивающей и безопасной.

Григорий Аредаков, художественный руководитель Саратовского академического театра драмы имени Слонова:

КОГДА Я УЧИЛСЯ В ПЕРВОМ ИЛИ ВТОРОМ КЛАССЕ, В ПРОДАЖЕ ПОЯВИЛИСЬ ИГРУШЕЧНЫЕ ЖЕСТЯНЫЕ ПИСТОЛЕТИКИ

– Я тогда пригласил весь класс на свой день рождения. Так вот, каждый подарил мне по такой игрушке. В этот день у меня было 20 или 30 одинаковых пистолетиков. Поначалу я радовался, а потом... Это было для меня большим разочарованием.

А когда уже у меня появились детишки, выбор был побольше. Я дарил им все игрушки, кроме милитаристских: машинки, зайчиков – в общем, добрые игрушки. А главным критерием выбора для меня было то, хотел ли я сам когда-то в это поиграть. Когда Фёдору и Кириллу было по 5–6 лет, я увидел в «Детском мире» (он тогда был возле вокзала) педальную машину. Мы с другом её тащили до набережной, где я тогда жил, и радовались. А у детей она особого восторга не вызвала... Вот так мои мечты не совпали с мечтами моих детишек.