Дома как спутники времени

Оценить
Дома как спутники времени
Дом Лагутенко
За опытом к инженеру Лагутенко даже приезжали иностранные коллеги

За опытом к инженеру Лагутенко даже приезжали иностранные коллеги

Как часто нам приходится слышать от гостей и заезжих звёзд: «Ах, какие у вас чудесные старинные дома!» или «В Саратове чувствуется колорит купеческого города». Действительно, Саратов – один из немногих волжских городов, в котором есть своё старое зодчество. Отправимся на непривычную прогулку и посмотрим на Саратов глазами строителя, прислушаемся к языку бараков, особняков и новостроек. Они расскажут, как утепляли стены камышом, почему надо срочно снести дом с кариатидами на улице Советской и ещё множество секретов.

Земляной, деревянный, соломенный

Самые древние следы Саратова археологи нашли в современном Заводском районе города. В XIII–XIV веках там располагался третий по величине город Золотой Орды – Увек. Судя по раскопкам, центральный аристократический район был застроен одно- и двухэтажными жилыми зданиями, мечетями, дворцами из дерева и из обожжённого кирпича на известковом растворе. Фасады зданий украшались майоликовыми панно из сине-бирюзовых изразцов. Рисунок был геометрическим или растительным. Здесь же располагались крупные аристократические усадьбы, окружённые высокими стенами, с бассейнами-водоёмами, с богатыми домами из сырцового кирпича. В комнатах вдоль трёх стен устраивалась лежанка-софа, внутри которой от печи проходили дымоходы-каны для её обогрева. Пол в жилище был земляной и кирпичный.

Отдельные кварталы занимали большие землянки с укреплёнными сырцовым кирпичом стенами. Вдоль стен устраивались широкие лавки-софы. Обогревалось такое помещение жаровнями с горячими углями. В этих землянках обитали рабы-ремесленники.

Некоторые историки считают, что просуществовавший 150 лет Увек был разрушен оползнями берега Волги, а потом нашествием войск Тамерлана.

Собственно Саратов строился 400 лет назад как город-крепость и был призван вести наблюдение за передвижениями кочевников и уничтожать их «воровские шайки», пытающиеся пересечь юго-восточную границу Русского государства. Первая деревянная правобережная крепость сгорела в 1613 году, после чего город был отстроен на левом берегу, а в 1674 году – снова перенесён на правый указом царя Алексея Михайловича.

Рос и развивался город быстро. К середине XVIII века в нём проживало более 15 тысяч человек, основным занятием которых были рыбный промысел, добыча соли и земледелие. Более 1200 домов, 300 лавок и большое количество рыбных и соляных амбаров имелось в Саратове в то время. Усадьба рядового саратовца состояла из деревянной избы, хозяйственных построек (погреб, амбар, конюшня и помещение для скота) и бани. Изба была небольшой, с маленькими прорубленными окнами, задвигавшимися дощечкой-«волоком». Часть избы занимала печка, рядом с ней под потолком устраивали полати для отдыха и сна. Вдоль стен стояли стол, широкие лавки, сундуки для вещей – «рухляди».

Историки говорят, в тупиках в районе Сенного рынка Саратова и сейчас можно отыскатьмазанки из кизяка и соломы. Такие хижины строили, замешивая в навозе мелко рубленную солому, раствор высушивали, рубили на кирпичи. Солома выполняла роль арматуры. Пол глиняный. Утепляли стены осокой и камышом, замешивая их в жидкой глине и замазывая щели. Отлично для этих целей подходил подсолнечный жмых.

Кариатиды вместо фундамента

В 1780 году было образовано Саратовское наместничество, ставшее вскоре губернией. После сильного пожара в 1811 году, когда сгорела большая часть деревянного Саратова, был утверждён генеральный план, и в городе появились прямоугольная сетка улиц, большие новые площади и каменные дома.

На улице Первомайской, недалеко от мэрии, есть маленький розовый домик. Это дом архитектора Петрова, которому больше двух веков. Если приглядеться, то можно заметить, что, в отличие от соседних построек, этот поставлен аномально, под углом. Пожалуй, это единственный в Саратове дом, который своим местоположением напоминает о том, что по существовавшему до 1803 года плану города направление улиц было немного иное.

У историков есть своя версия, почему старинные купеческие дома в Саратове не строили выше двух этажей: чтобы они выдерживали сейсмические колебания (в истории Саратова известны землетрясения силой в 5–6 баллов). Дерево – материал упругий, гасит толчки, выполняя роль сейсмокаркаса.

Так или нет, но в Саратове действительно многодомов постройки XIXвека с двухслойными деревянно-кирпичными стенами.Эти дома сейчас рушатся, из-за того что деревянный сруб гниёт внутри кирпичной кладки. А уж если дом подтопляют грунтовые воды…

Возможно, по той же сейсмологической причине (а может, и просто не рассчитывая на долгий век) строили в Саратове дома без фундамента.Пример – знаменитый дом с кариатидами на улице Советской. Местные СМИ часто корят равнодушных чиновников этим аварийным зданием, в котором до сих пор живут люди.

В своё время это здание из группы пяти доходных домов, принадлежащих Вячеславу Яхимовичу и Льву Пташкину, было весьма передовым и продвинутым. Здесь был полный набор удобств: паровое отопление (кстати, первое в Саратове), газ, телефон, электричество, ванные. Была даже прачечная в подвальном этаже. Подняться в квартиру можно было на электрическом лифтовом подъёмнике (тоже первом в городе). Всё это в 1911–1913 годах спроектировал архитектор Зыбин. Жили здесь семьи среднего достатка – преподаватели, адвокаты, инженеры, врачи.

Сейчас комфортный некогда дом стал опасен для жизни: обвалился балкон, на стенах и потолках коммуналки трещины. Угрожая жизни жильцов, кусками отваливается штукатурка, в подвалах вода. Бывший главный архитектор Саратова Владимир Вирич считает, что этому дому помочь нельзя – в таком состоянии и без фундамента он может рухнуть в любой момент. Надо вырезать скульптуры и аккуратно «уронить» дом, предлагает архитектор.

Тем более что есть неудачный опыт со зданием на улице Ульяновской (сейчас в нём располагается строительная фирма «Лепта»). Этот двухэтажный особняк без фундамента пытались укрепить металлическим каркасом изнутри, но здание продолжает оседать, провисая на конструкции.

Свой след в саратовской архитектуре оставили немецкие колонисты после их переселения в Поволжье по указу Екатерины II. До наших дней на улице Рабочей сохранилось здание германского консульства, выстроенное в начале 1910-х годов. Архитектура здания очень рациональна, схематична. Квадраты и прямоугольники окон, простые по очертанию переплёты, решётки ограждений, гладкие стены. Выразительность дому придают столбики, ограды со стрельчатыми завершениями, люкарны (оконные проёмы в чердачной крыше или купольном покрытии), угловой шатёр. Ну и конечно, материалы – черепица и лицевой кирпич стен. Есть и флюгер-петушок – почти непременный атрибут такого рода построек.

А вот типичный для того времени русский особняк – усадьба купца Устинова (ныне областной музей краеведения). Богатый саратовский купец Устинов в 80-х годах XVIII века построил два отдельно стоящих каменных «на подвалах» дома, а в начале XIX века захотел оформить их в одно здание. Проектом занимался архитектор Иван Колодин, он и предложил надстроить третий этаж, добавить лепной орнамент и возвести портал из коринфских колонн и угловые портики.

Это здание – хрестоматийный пример архитектуры классицизма в провинции. Трёхчастная симметричная композиция фасада, три портика, колонны, бело-жёлтые стены – весь набор классических приёмов и стилей.

Лагутенко хотел как лучше

После Великой Отечественной войны в стране остро встал жилищный вопрос: люди жили в коммуналках, бараках, подвалах. В 1955 году ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли историческое постановление «О развитии жилищного строительства в СССР». С этого момента в стране началось массовое возведение хрущёвок. Дома нового типа отличались низкими потолками, были малогабаритными по площади, с совмещёнными санузлами. Лифты были признаны непозволительной роскошью, как и арки, портики и башенные надстройки. Черепичные и шиферные крыши были заменены на дешёвые, плоские битумные с низким чердачным пространством.

Для сохранения темпов массового строительства пришлось переориентировать промышленность на выпуск стандартных домостроительных конструкций – панелей. Это удешевило и ускорило производство. Строительство хрущёвок продолжалось с 1959-го по 1985 год.

С начала 70-х годов в стране начался второй этап индустриального домостроения. Панельные дома начали расти ввысь – от пятиэтажек комбинаты перешли к возведению 9-, 12-, 15-этажных домов. Эти «корабли» сегодня называют брежневками.

Первые хрущёвки были рассчитаны на 25 лет эксплуатации. Предполагалось, что к 1980 году, «когда наступит коммунизм», каждая советская семья встретит его в своей квартире.

До коммунизма дело так и не дошло, а во временных панельных домах саратовцы живут и 50 лет спустя. Живут и ругают автора методики панельного домостроения инженера Виталия Лагутенко – «дома Лагутенко» стали синонимом аварийности и ветхости. Полвека спустя как-то забылось, что этот человек придумал гениальное для тех лет решение жилищной проблемы. За опытом к Лагутенко даже приезжал знаменитый французский инженер Камю и другие иностранные коллеги.

В Саратове в первые годы XX столетия «дома Лагутенко» с истекшим сроком годности просто складывались как карточные домики. Тогда случились памятные обрушения общежитий на улицах Ламповая и Барнаульская, дома на улице Пономарёва, в ужасающее состояние пришла пятиэтажка на Осенней, 6, на улицах Антонова, Производственная и др.

Новое поколение выбирает монолит

В 80-е года, когда в Саратове в основном строили кирпичные дома, начинается история монолитного домостроения. Первый опыт – три многоэтажки на выезде из Ленинского района по Вольскому тракту, чуть позже – ещё два дома на улицах Антонова и Топольчанская.

Своеобразная эра современного монолитного домостроения в Саратове началась в 2001–2002 годах. Конструкция монолитки возводится из бетоносодержащей смеси с использованием специальных форм (опалубки), непосредственно на строительной площадке. Внутри – каркас из арматуры. Строители хвалят такие здания за отличную звуко- и теплоизоляцию, возможность свободной планировки на любой стадии строительства и эксплуатации дома, высокую сейсмоустойчивость.

Современные дома утепляют не изнутри, а снаружи – на фасад наклеивается пенопласт или минеральная плита, которая потом штукатурится и закрашивается. По необходимости эту шкурку можно сменить. Для сравнения: те же «лагутенки» утепляли изнутри, заполняя панели стекловатой, которая со временем превращалась в труху.

По словам экс-министра строительства и ЖКХ области, ныне председателя Союза застройщиков Юрия Земскова, сейчас в Саратове примерно треть строящихся домов – монолиты, треть – кирпичные и треть – усовершенствованные панельные. Кстати, утепляют последние не стекловатой, как когда-то «лагутенки», а полистиролом повышенной прочности. И рассчитаны современные «панельки» не на 25, а на 75 лет. Кирпичные здания более долговечны – 100 лет, монолиты – 150 и более.

Впрочем, Юрий Земсков считает, что главное – не то, из чего строят дом, а то, как его эксплуатируют. Если за жильём следят, не допускают протечек и ремонтируют, то оно и 200 лет простоит. И приводит в пример отличное состояние здания саратовского медицинского университета, построенное из силикатного кирпича больше ста лет назад. И это при том, что кирпич имеет весьма короткий цикл замораживания-размораживания – всего 50 раз. Поэтому текущие трубы и дырявые крыши укорачивают жизнь кирпичных домов.

Есть в Саратове два, так сказать, экспериментальных дома – они построены путём туннельной опалубки. По этой технологии одновременно заливаются и перекрытия, и внутренние стены, дом возводится вдвое быстрее обычного. Одну такую многоэтажку возвели на 1-й Дачной, вторую – «дом милиционеров» – на Соколовой горе. Строили их турецкие рабочие с участием турецких учредителей. Кстати, турецкий след есть и в других домах Саратова. Например, дома по улице Электронной рассчитывали по турецкой программе многоэтажности.

Юрий Земсков считает, что будущее строительной индустрии за ячеистым бетоном. Он экологичный, массивный, лёгкий, тёплый, прочный, несгораемый, легко и точно пилится. Стройматериалы должны быть местные и дешёвые, говорит специалист. А вот по отношению к дальнейшей популярности пластиков Земсков настроен скептически: пластиковые окна, полы, обои, потолки токсичны и неэкологичны.

Возможно, скоро изменится и сам образ дома. Наевшись всех прелестей коллективного жилья в многоэтажках, саратовцы всё чаще покупают загородные дома. Такая вот эволюция от мазанки из коровьего кизяка до коттеджа с черепичной крышей и спутниковой антенной.