Жара и партия отдельны

Оценить
Жара и партия отдельны
Чтение пресс-релизов не такое занудное дело, как некоторые считают. Среди релизов попадаются истинные бриллианты. Вот ЕР сообщает, что красноярский горком КПРФ исключил из партии депутата Госдумы и экс-главу красноярского краевого комитета КПРФ Влади

Чтение пресс-релизов не такое занудное дело, как некоторые считают. Среди релизов попадаются истинные бриллианты. Вот ЕР сообщает, что красноярский горком КПРФ исключил из партии депутата Госдумы и экс-главу красноярского краевого комитета КПРФ Владислава Юрчика. И тут же помещает комментарий секретаря политсовета саратовского регионального отделения партии «Единая Россия» Валерия Радаева.

Вас Гондурас не беспокоит?

«Скандалы для партии КПРФ в последнее время не редкость. В СМИ периодически появляется информация о, мягко говоря, сомнительной репутации отдельных её представителей. А это говорит о том, что исключение из партии очередного её члена за несоответствующую деятельность могло быть. В любом случае, туманные объяснения наших оппонентов наводят на мысль, что КПРФ просто пытаетсясделать хорошую мину при плохой игре. Впереди выборы, и партия, которая не была замечена за работой, пытается набрать себе политические очки, причём, видимо, совершенно не задумываясь об избирателях».

Нет, я всё понимаю, скоро выборы, и надо по возможности скомпрометировать КПРФ в глазах потенциальных избирателей. Вопрос в ином: неужто в нашей области не осталось ничего такого, что можно было бы прокомментировать? Понятно, ситуация с достройкой ТЮЗа потихоньку исчезает в череде дней и событий. Трагедию в лагере «Чистые ключи» обыграли как могли, вплоть до федеральных телеканалов. Итальянскую историю с человеком, похожим на губернатора, статусным людям комментировать не к лицу – уж больно всё неясно, а остальные, кого ноблесс не оближ, уже сказали всё что могли.

В результате ведущие пиар-головы местного отделения главной нашей партии ищут информационные поводы за пределами области. Ситуация постепенно приближается к известному анекдоту, первую часть которого даже уместно привести в газете.

Муж после лекции о международном положении долго не может уснуть.

Жена взволнованно спрашивает:

– Что тебя тревожит, Ваня?

– Да вот, Гондурас беспокоит.

Ну, и жена даёт мужу совет, что делать с Гондурасом.

Молчание партийных златоустов

Тема для проявления медийной и не только активности, конечно же, есть. Это страшная засуха, погубившая практически весь урожай и поставившая сельское хозяйство области на грань разорения. Более того, есть вполне реальные перспективы продовольственного кризиса, роста цен на продукты питания, и, следовательно, вполне вероятен становится рост социальной напряжённости. Но партия об этом – «ни полслова, ни гу-гу». Хотя тут необходимо сделать одну оговорку. Гуру местных единороссов Вячеслав Володин в ходе своей пресс-конференции пусть и скупо, но несколько слов о засухе сказал. Почему же однопартийцы не поддержали его? Не было указаний? Или что-то другое послужило причиной?

Попытаемся самостоятельно найти объяснения этого странного молчания.

Предположение первое. В партии нет людей, способных дать квалифицированную оценку ситуации и предложить действительно эффективные меры. Предположение это неверное. Во-первых, наши видные партийцы – специалисты всех наук, во время тюзовской эпопеи лихо рассуждали о качестве отделочных материалов и их стоимости. Можно было подумать – профессиональные плиточники. Во-вторых, специалисты-аграрии действительно есть. Валерий Радаев долгое время руководил районом, Николай Кузнецов – ректор аграрного вуза. Не понаслышке знакомы с сельскохозяйственным производством Владимир Капкаев, Леонид Мажаров, Владимир Соловьёв; родом из села Василий Синичкин, да и Наталья Линдигрин свои лучшие годы провела в степном Заволжье. Однако все они – и те, кто готов высказываться по любому поводу, и обычно скупые на слова – сейчас молчат.

Правда, в конце прошлой недели одно мероприятие в областной думе всё-таки состоялось. Комитет по регламенту решил провести депутатские слушания на тему «О чрезвычайной ситуации на территории Саратовской области, вызванной засухой, и мерах, предпринимаемых правительством Саратовской области по её преодолению». Это так называемый комитет Ландо. К Александру Соломоновичу можно относиться по-разному, можно даже с любовью, но вот назвать его специалистом-аграрием не решится даже самый преданный поклонник его многочисленных талантов.

Можно с большой долей уверенности предсказать (материал готовился ещё до слушаний. –Д. Б.), что повторится ситуация с антикризисной программой правительства и депутатами. Если кто подзабыл, то напомним: эту программу депутаты встретили в штыки, долгое время оттачивали на ней свои сарказм, полемические навыки и остроумие. И только успели признать программу никуда не годной, как увидела свет федеральная. Практически по всем пунктам она совпадала с областной программой. Фонтан депутатского остроумия тут же иссяк. Вот и в этот раз можно предсказать, что речь пойдёт не о самой засухе, а о «мерах, предпринимаемых». Эти меры будут признаны недостаточно проработанными, неэффективными и так далее. Словом, в обычном контексте отношений Московской и Радищева. Однако, готовясь к пламенным речам, г-ну Ландо и другим ораторам следует помнить оценку, которую дал местной исполнительной власти Вячеслав Володин во время своей онлайн-пресс-конференции. Похоже, придётся сдерживать критический запал. Оценку Вячеслава Володина цитируем в точности:

«Вопрос: в прошлом году, когда была засуха, вы приезжали, ЕР всех наказывала, а в этом году тех шагов, которые предпринимали в прошлом, ни вы, ни ЕР не делают. Почему?

Володин: Потому что в этом году видны конкретные шаги представителей власти: поездки в районы, в федеральный центр, обещания решить вопросы. В прошлом году этого не было... Поэтому и вынуждены были вмешаться».

«Всё о народе думаете, Юрий Венедиктович»

В прохладе думских кондиционеров думать об африканской нашей жаре не хочется. Понятно, что областной парламент, как и любое другое бюрократическое заведение, неповоротлив. Вот и на последнем заседании засухи коснулись лишь однажды. Когда вносили изменения в областной бюджет на 2010 год. Решили направить на возмещение затрат пострадавшим от засухи 200 миллионов рублей. Для сравнения: в тот же день ассигнования на содержание подведомственных учреждений и органов государственной власти были увеличены на 215,9 миллиона рублей.

Вообще-то, сельскохозяйственную тему депутаты не обошли. Но поговорили как-то без привязки ко времени. На правительственном часе заслушали доклад министра Игонькина с громоздким названием «О ходе выполнения целевой программы «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния Саратовской области на 2006–2010 годы и на период до 2012 года». Агроландшафт как национальное достояние – это, конечно, хорошо, это правильно. Но вот что делать, если нечего убирать, да и сеять тоже?

Понятно, и на эти замечания можно найти контраргументы. Дескать, мы власть законодательная, а они – исполнительная, вот мы и смотрим, что они исполняют. Но ведь наша законодательная власть ещё и представляет партию, которая за всё в ответе. Как тут быть?

Вариант есть. В программе из трёх пунктов, которую представили сначала вице-премьер Виктор Зубков, а затем и премьер-министр, не учтено ни одно из предложений саратовских аграриев. Вот они: снижение цен на дизельное топливо, пролонгация кредитов, отсрочка лизинговых платежей, мораторий на банкротство сельхозяйств. Если партия так могущественна, как об этом нам постоянно говорят, почему бы ей не пролоббировать эти предложения, не провести их через Государственную думу? Кстати, один из лидеров ЕР Вячеслав Володин на вопрос, что партияпланирует сделать для пострадавших в результате засухи хозяйств области, ответил: «Выделить средства из федерального и регионального бюджетов, оказать помощь в пролонгации кредитов и лизинговых платежей». Как видим, правительство не во всём прислушивается к мнению своей правящей партии. По крайней мере пункты о пролонгации кредитов и лизинговых платежей в планах кабинета министров отсутствуют.

Наверное, партии проще будет взять один из пунктов, названных Зубковым, например, прямую финансовую поддержку из федерального бюджета хозяйствам, где подтвердилась полная гибель посевов. Назвать это партийным проектом, а себя провозгласить спасителями села. Но даже это пока не делается.

И так проголосуют

Почему? Выскажем ещё одно предположение. Во всём мире конечная цель любой партии – приход к власти путём получения большинства голосов в ходе честных выборов. Мы, понятно, идём своим путём, наши выборы назвать честными может только очень наивный человек, да и конечной целью своей деятельности российские политики видят максимизацию своих же доходов. Однако кое-какие ритуальные танцы перед избирателями исполнять всё-таки приходится. Но не в этом случае. Здесь нам видится некая дилемма.

С одной стороны, сельский электорат всегда был послушен и управляем. Это подтверждают результаты практически всех выборов, итоги которых стремительно приближаются к результатам нерушимого блока коммунистов и беспартийных, то есть к 99,98 процента. С другой стороны, выходить сейчас к избирателям не с чем. Спрашивать: «Что, мужики, тяжело? Крепитесь, мужики. Нам тоже нелегко, не во всех кабинетах кондиционеры есть». Зачем будить лихо? Ведь пословица о долгом запрягании и быстрой езде придумана крестьянами. Вдруг да понесут по кочкам? Никаких голосов тогда не соберёшь. Городской избиратель – тот более привередлив, его приходится уговаривать, рассказывать о прекрасном будущем, стращать развалом конкурирующих партий, убеждать, что обычная работа по благоустройству города есть не что иное, как очередные проекты партии. А село сейчас лучше просто не трогать. Особенно если предложить нечего. Себе дороже выйдет.

Возможно, это не единственное объяснение молчания единороссов. Может, есть версии и проще. Может, просто жарко. Может, партийных ораторов, что называется, прорвёт со дня на день. Но пока тишина. Засуха отдельно, партия отдельно.