Феликс Маляренко: Любое детское стихотворение должно быть взрослым

Оценить
Феликс Маляренко: Любое детское стихотворение должно быть взрослым
Гость нашей рубрики – подполковник запаса и участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, а главное, детский писатель Феликс Маляренко, издавший много книг для детей и подростков.

Гость нашей рубрики – подполковник запаса и участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, а главное, детский писатель Феликс Маляренко, издавший много книг для детей и подростков.

Главное отличие детского стихотворения от взрослого: оно написано не только для детей, тогда как взрослое – только для взрослых. Понимаете? В нём должны сочетаться простота формы и внутренняя глубокая философия. Я недавно написал стихотворение про гуся:

Грустно гусю, одиноко,

Рыбу пошёл он ловить,

Чтобы хоть с кем-то о чём-то

Чуточку поговорить.

Он просидел весь день, но так никого и не поймал. Под вечер из воды вынырнул сом и поблагодарил гуся от всех рыб за то, что он их опять не поймал. А гусь идёт домой и думает: «надо же, наговорился», – и ему хорошо от этого. Я наделил гуся и грустью одиночества, и способностью переживать. Это для взрослых. А ребёнку будет весело от несоответствий с жизнью – и рыбы не разговаривают, и гуся они с удочкой никогда не видели. В принципе любое детское стихотворении должно быть взрослым:

Сердит осьминог, у него все враги,

Встаёт каждым утром он с левой ноги.

«Вставайте вы с правой», – мы вежливо просим.

А он: «Нету правых, а левых – все восемь».

Дети увидят здесь сердитого осьминога, а взрослые – свои проблемы, на которые можно посмотреть с иного ракурса. Стихотворение должно быть, с одной стороны, ярким, красочным, выпуклым и зримым, а с другой стороны – содержать в себе некую философию.

И что замечательно в детском творчестве, все герои – дети. Они мыслят по-детски, образами, ярко и ясно. Даже взрослые и, конечно, все звери – дети. Чтобы стихотворение легко воспринималось, я должен использовать метафоры.

Но не надо нарочно писать как ребёнок.Я просто использую образы детей. Когда я общался с редакторами книг, они мне часто задавали один и тот же вопрос: а вы любите детей? Я считаю его глупым. Я просто владею такими приёмами, которые могут воспринимать как взрослые, так и дети. Нужно передавать детские мысли, но опускаться до уровня ребёнка нет никакого смысла.

Я не нуждаюсь в общении с детьми, чтобы придумать стихотворение.Дело в восприятии мира. Иногда образы мне дарит сама жизнь. Недавно я ехал на машине и увидел своё будущее стихотворение. Идут пешеходы по зебре у 75-й школы, и среди них женщина ведёт лошадь с жеребёнком, а на лошади сидит девочка. «Мама с дочкой едут на маме, и рядом дочка с нею идёт». Возникла идея: написать стихотворение о правилах дорожного движения. У меня в голове появляется образ зебры – и пошло-поехало: днём зебра лежит на дороге и служит пешеходам, а по ночам убегает в саванну.

Как я выбираю себе героев? Первоначально я сочиняю сюжеты на основе рисунков художницы Ирины Бордей. Вместе с ней мы создали серию книг «Разноцветные кошки», в которую вошли такие книжки, как «Гламурные кошки», «Розовые кошки», «Хитрые кошки» и т. д.

Я писатель-самоучка, но, когда начинал, мне говорили, что в будущем я могу стать неплохим детским писателем.Я писал с юмором, наподобие «Денискиных рассказов» Драгунского. Я начал сочинять истории, которые потом вошли в книжку рассказов «Вовка Булкин из шестого «Б». Эта книга вышла в 1986 году в Приволжском книжном издательстве после 2-го Всероссийского семинара детских и юношеских писателей, который проходил в Пицунде.

В те времена очень демократично относились к молодым литераторам и собирали их на семинары не только из центра, но и из маленьких городов и деревень. Принцип назывался «по географии». Там я пообщался с молодыми писателями и увидел, как они работают. После я начал изучать творчество детских писателей – современных и 50-х – 60-х годов, типа Носова, Драгунского, Льва Кассиля. Один из них, Юрий Коваль, говорил, что всё его творчество вышло из произведений Николая Васильевича Гоголя. Я обратился к Гоголю, начал его досконально изучать и понял, что все приёмы детской литературы заложены именно там. Говорят, что проза пошла от Гоголя, а я хочу добавить, что от него же пошла и детская литература. После этого я начал совсем по-другому писать.

Во времена Советского Союза у меня вышли в свет две книги – детектив и сборник рассказов. А когда я начал печатать собственные книги в издательстве «Задира», их число дошло до ста. Это книжки-малышки, книжки на брюшке, книжки-трансформеры. Сейчас приходится брать формой, поскольку в основном покупают игры. Например, книжки-раскраски со стихами. Вместе с композитором Сергеем Панкратовым собираемся выпустить три музыкальных сборника с песнями на мои стихи под названием «Прикольные песни кота Задиры».