Закрытая открытая деятельность

Оценить
Закрытая открытая деятельность
Чиновники! Будьте же людьми: поворачивайтесь к прессе лицом!
Пресс-служащие, пресс-службисты и прочие пресс-служебные положения: попытка сравнительного анализа

Пресс-служащие, пресс-службисты и прочие пресс-служебные положения: попытка сравнительного анализа

Недавно на одном блоге прочитала забавный пост. Автор блога, Мишука Налымов (www.nalymov.livejournal.com), веселился по поводу присланного пресс-релиза: «Выход наших чиновников в Интернет не может не сопровождаться накладками. Не успевает министерство разослать журналистам информационное сообщение, как тут же вдогонку предупреждает: это было «для служебного пользования», просим не публиковать».

Наши пресс-службы таких ляпов не допускают – присылают только пригодные для публикации информации. Иногда, конечно, вслед за одним письмом приходит другое, исправленное и дополненное. Но такое случается не часто. А вот получение необходимой для работы информации сопряжено с изрядными трудностями. И больше всего проблем бывает при работе с администрацией города Саратова. И это несмотря на то, что городские власти позиционируют себя открытыми и доступными.

Лучшее лакомство для журналиста

В жизни случается всякое. В моей, например, был трёхмесячный эпизод, когда мне пришлось трудиться в пресс-службе администрации Саратова. Было это очень давно, в 1998 году, в бытность мэром приснопамятного Юрия Николаевича Аксёненко. Оставим за скобками итоги работы этого градоначальника, поговорим о деятельности пресс-службы.

Управление (или комитет, этого я уже не помню), ведавшее оповещением населения о деятельности властей, возглавлял тогда Геннадий Геймор. И пусть на него вешают всех известных и неизвестных собак, но политтехнологом он всегда был отменным. Руководил аппаратом администрации Константин Бандорин – тоже разбиравшийся в вопросах пиара изрядно.

Кто из них кого тогда убедил или эти люди были в вопросах пиара единомышленниками изначально, но у пресс-службы никогда не было проблем с получением информации от подразделений города. Более того, есть у меня подозрение, что при наших обращениях за теми или иными данными чиновники бросали всё и занимались нашими запросами. И это при том, что с Интернетом тогда было не очень, журналисты звонили по телефону и приходили лично. Сотрудники пресс-службы тоже общались посредством телефона и факса. Но ответы на запросы, как правило, готовились мгновенно.

Нет, были всякие разные тонкости, когда журналисты требовали не сильно желаемые для обнародования данные. Тогда срочно вспоминался закон о СМИ и 10-дневный срок ответа на редакционный запрос. Но эти случаи были исключением, потому журналисты хоть и понимали суть проволочки, сильно на пресс-службу не обижались.

Этот участок работ пресс-службы был отлажен до мелочей и работал как часы. Потому что в администрации существовала твёрдая установка: с журналистами надо дружить, их надо ублажать всеми известными и неизвестными способами. А лучшее лакомство для журналиста – это быстро полученная информация. Это понимал руководитель информационного комитета, который сумел объединиться с руководителем аппарата. Вместе они убедили нелёгкого на новации Юрия Аксёненко, который дал соответствующие распоряжения. А Аксёненко в администрации слушались беспрекословно. Как минимум в подобных вопросах.

Мэрия в то время была единственной властной структурой, куда сотрудников СМИ охрана на Первомайской, 42, пускала без аккредитации, по редакционному удостоверению. Вопросов – куда, зачем, вас нет в списках – не возникало.

Отсутствие аккредитации и поныне отличает городскую администрацию от областных органов власти. Но…

«У нас такие правила»

Сегодня аккредитации в мэрии по-прежнему нет. Но это становится, скорее, преградой для журналистов, чем подспорьем. Поскольку охрана пускает сотрудников СМИ после согласования с пресс-службой. А в помещении администрации города проходят не только мэрские, но и думские мероприятия. А думские сотрудники не могут пропускать в здание мэрии кого-либо. Что по большому счёту разумно.

Но допуск или недопуск в стены мэрии не самая большая проблема общения прессы и городских чиновников. Сегодня, чтобы получить информацию по практически любому вопросу, надо написать запрос. Так трактует закон о СМИ, который писался задолго до того, как появился Интернет.

В законе написано, что ответ на запрос чиновники обязаны предоставлять в десятидневный срок. А как быть, например, информационным агентствам, которые работают в онлайн-режиме? И комментарии или уточняющие данные им нужны не через 10 дней и даже не через день, а сегодня и только сегодня, потому что завтра информация протухнет. Даже еженедельным газетам данные нужны не позже чем через четыре дня с момента подачи запроса, потому что через неделю газету уже напишут, сверстают, напечатают и продадут.

А если не все, то подавляющее большинство структурных подразделений администрации города, даже если до них дозвониться, требуют присылать через пресс-службу запрос, потому что «у нас такие правила». Вопрос – кто эти правила устанавливал?

Сегодня в пресс-службе администрации работают очень профессиональные люди – Ольга Синева, Алексей Калямин. И они прекрасно понимают проблемы журналистов. И чем могут, помогают. Но они, увы, чиновники и против установок начальства идти не могут. Да и если бы могли – то как они могут заставить своих коллег по чиновному корпусу ускорить процесс ответа на запрос, если начальство эти сроки не волнуют? Никак. На это нужны воля и распоряжение большого начальства.

Говорят, что указание охране о «непущании» журналистов дала нынешний руководитель аппарата администрации Екатерина Карлсон. Очень может быть, что Екатерина Юрьевна ничего не смыслит во взаимоотношениях прессы и чиновников и что формирование позитивного облика городской администрации вовсе не её забота.

В поисках забытого

Не так давно в администрации Вячеслава Сомова работой со СМИ ведала дивная Светлана Луконкина, запомнившаяся журналистам своим скрупулёзным знанием русской классики: «О, уже и книжку написали!» – как говорят, воскликнула она после просмотра фильма «Тарас Бульба», когда кто-то из коллег упомянул, что в фильме не всё так, как в книге.

В бытность Луконкиной взаимодействие журналистов с мэрией было парализовано. Госпожа Луконкина вычитывала тексты исключительно лично, а времени на всякую ерунду у неё катастрофически не хватало. Впрочем, мэрия на тот момент работой не злоупотребляла, и чиновники совсем не хотели, чтобы это стало достоянием гласности. Сейчас ситуация в корне изменилась.

Тот вопрос, чтобы как можно больше жителей Саратова узнали о том, что, как, сколько делают в администрации, – это забота заместителя главы администрации по социальной сфере Ольги Баталиной, в сферу деятельности которой входят и общественные отношения.

Обвинить Ольгу Юрьевну в непрофессионализме невозможно по определению. Она слишком долго работала на этой ниве, прошла суровую и очень качественную школу пресс-службы губернатора Дмитрия Аяцкова и была одним из лучших пресс-секретарей, когда ведала общественными отношениями в ГУ Центробанка по Саратовской области. С тех пор что-то изменилось?

Есть несколько ответов на этот вопрос. Первый: мнение изменилось, и Ольга Баталина считает, что работа с журналистами – дело десятое. И что формировать позитивный облик городской администрации вовсе ни к чему.

Это как-то странно на фоне объявленного Алексеем Прокопенко курса на полную открытость городских властей. Или Прокопенко говорит одно, а Баталина думает иначе? Не верится.

Вариант второй: Ольга Юрьевна понимает всю значимость добрых отношений со СМИ, но не может донести свою точку зрения до начальства, то есть Прокопенко. И убедить Алексея Львовича простроить своих подчинённых в нужном направлении. Тогда, может быть, стоит найти нового человека, который бы взялся за это не очень сложное дело?

Ещё один вариант: Ольга Юрьевна – засланный казачок и сознательно саботирует закреплённый за ней фронт работ. Но это вообще бред!

Самый правдоподобный вариант ответа на вопрос: заместитель мэра Баталина так увлеклась освоением новых для себя премудростей социальной работы, что напрочь упустила из виду то, что давно знает и умеет. А именно – общение со СМИ. Точнее, организацию этого процесса.

Алексею Прокопенко, лично

Уважаемый Алексей Львович! Заинтересованные наблюдатели давно поняли, что в вашем тандеме роль главного ньюсмейкера отведена Олегу Грищенко. И что вы, и. о. главы администрации, делаете всё возможное и невозможное, чтобы деятельность Олега Васильевича на благо города была как минимум видна, а как максимум приносила ощутимую пользу саратовцам.

Журналисты, со своей стороны, тоже хотят показать работу администрации. Пусть не всегда плодотворную. Но ни вы, ни Олег Грищенко не можете объять необъятное и увидеть-узнать все проблемы областного центра. А мы готовы вам эти проблемы показать. Или, наоборот, рассказать о вашей плодотворной совместной деятельности. Но у нас не всегда это получается. И часто – из-за странного отношения к нам, журналистам, ваших подчинённых, которые считают нашу деятельность по освещению их работы делом десятым.

Хотя, смею напомнить, и вы, и ваши подчинённые получаете зарплату из городского бюджета, который в свою очередь формируется за счёт налогов. Получается, что чиновники должны быть подотчётны перед населением города. Не правда ли? Журналисты рассказывают людям о работе администрации – это наша работа. Чиновники должны выполнять свою и не стесняться её, работу, показывать. Может, вы стимульнёте ваших подчинённых добрым словом, дабы и они делами демонстрировали свою открытость и доступность.